Все новости
Редакционный материал
Менделеев, Распутин, нефть и «домосковский» Собянин.

Чем заняться в Тюмени и Тобольске

У большинства россиян при упоминании Тюмени, вероятно, всплывет в памяти пара простых образов — нефтяные вышки да заснеженная Сибирь. А москвичи к этому прибавят имя нынешнего мэра столицы. Пополнить скромный багаж знаний свежими смыслами — задача большого туристического проекта под брендом Visit Tyumen, развитием которого занялись местные власти при поддержке Ростуризма. «Сноб» отправился в два старейших города Сибири — Тюмень и Тобольск, чтобы понять, как этот регион повышает свою узнаваемость и почему именно там есть шанс создать успешный туристический продукт
28 декабря 2020 9:23
Фото: Вадим Палько

Как устроена туристическая отрасль

Туризм в азиатской части России в первую очередь ассоциируется с природными маршрутами — это Камчатка, Байкал, Алтай и другие живописные места, куда стабильно ездят люди в походных ботинках и с огромными рюкзаками. Совсем другое дело — целенаправленная поездка в сибирские и дальневосточные города. Занятие, прямо скажем, на любителя.

Оно и понятно: рядовые российские региональные центры — города плюс-минус схожих размеров, чаще всего с одинаковыми улицами имени Ленина-Дзержинского, случайной смесью дореволюционной, советской и пугающей постсоветской застройки и отсутствием запоминающихся ярких образов. Да и отечественный сервис в глубинке при непомерных ценах упорно игнорирует спрос на повышение качества. Как тут не сделать выбор в пользу изучения очередного городка Европы?

Над развитием внутреннего туризма в России на федеральном уровне работают годами. Факторами успеха называют следующие параметры: наличие ресурсов (финансирование), поддержка на местах (готовность бизнеса к переменам и энтузиазм жителей) и экспертная поддержка (сбалансированный подход к подаче туристического продукта и правильное позиционирование бренда). Если какого-то из этих элементов не хватает, проект провалится. Примеров масса: в 2016 году правительство России признало неэффективными и закрыло туристические особые экономические зоны сразу в нескольких регионах от Северного Кавказа до Алтая и Дальнего Востока. Во всех случаях государство было готово помогать организацией и ресурсами, но не везде это подхватывал местный бизнес, часто процесс ломался на уровне профессиональных решений.

Фото: Вадим Палько

Как работать с мифами о российских городах

Перед полетом в любой российский город всегда полезно проанализировать собственные нередко ошибочные ожидания — тем понятнее становится реакция на неизбежные сюрпризы по приезде. В частности, Тюмень находится к столице гораздо ближе, чем кажется. Эти три слова даже превратили в один из местных туристических слоганов. Город всего в двух с половиной часах полета из Москвы, что в целом сопоставимо по времени с рейсом в Сочи или Екатеринбург. 

Многие помнят, что на карте Тюмень расположена неподалеку от Урала. Тюменская область даже входит в Уральский, а не в Сибирский федеральный округ. В этом и проявляется особенность Тюмени — при географической близости к Европе город обладает сибирским образом и духом. Что и бросается в глаза сразу по пути из небольшого аккуратного местного аэропорта Рощино в областной центр: дорогу обступают леса, мелькают таежные пейзажи. Одним словом — Сибирь.

Вот только нефтяных вышек по всей округе не найти — за такой картинкой нужно ехать намного севернее, в сторону Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов. Это, впрочем, вряд ли можно считать большой потерей, особенно если знать, какие еще богатства хранят тюменские недра — чего стоят хотя бы местные горячие термальные источники.

«Термальные источники? В Тюмени?» — переспросили практически все москвичи из нашей группы. Так рушится очередной стереотип: природные термальные источники — это не только про Камчатку и Северный Кавказ. Естественно, что инициаторы развития туризма в регионе взяли это на вооружение: в Тюмени и ее округе уже создано больше двух десятков термальных курортов, которые отличаются по составу воды, температуре (она колеблется от +36 до +48 градусов Цельсия) и по оснащенности: от бассейнов до целых спа-комплексов с саунами. 

Один из таких курортов находится в 10 минутах езды от центра Тюмени — там построили комплекс «ЛетоЛето» с аквапарком, спа-центром и четырехзвездочной гостиницей. В ноябре состоялось первое в истории России официальное открытие термального сезона — для этого в Тюмень приехала глава Ростуризма Зарина Догузова, которая даже объявила о передаче Тюмени звания ни много ни мало столицы термальных вод.

Почему в российские города не едут туристы

Доступность — доступностью, но для кого-то и термальные источники могут быть недостаточным аргументом для путешествия в Сибирь. После десятилетий советской градостроительной унификации перед российскими городами встала необходимость нащупать свою идентичность, ощутить ту самую «особость» — чтобы и сами жители гордились, и другим было ради чего приезжать. Тут-то и бросается в глаза ключевая проблема — искаженная репрезентация.

Люди, как правило, хорошо знают достоинства своего края, но имеют довольно смутные представления о других регионах, и им сложно взглянуть на себя со стороны и верно отобрать то, что поможет не потеряться на карте России среди всего многообразия на первый взгляд похожих городов.

Все мы где-нибудь да видели эту картину: жители города N считают нескольких земляков почти мировыми знаменитостями и потому решают продвигать их в качестве своего бренда, хотя на самом деле россияне об этих людях в лучшем случае «что-то слышали». Или наоборот: представьте, допустим, уставшего жителя Петербурга, который берет отпуск на работе, куда он каждый день ездил мимо домика Петра Первого на Петровской набережной. Он уезжает за новыми впечатлениями в глубинку, где ему с упоением рассказывают… о том, как однажды к ним на целую неделю приезжал тот самый Петр Первый.

Подобный подбор достопримечательностей в глазах того же москвича или петербуржца умаляет уникальность целого города до размеров рядового «спальника» Москвы, откуда наверняка тоже вышли какие-то известные люди, где также есть несколько примечательных зданий с какими-нибудь известными визитерами. 

Привлекательность российских городов кроется в их отличиях, которые, в свою очередь, рождает собственная насыщенная история края. С ней у Тюмени как раз все хорошо.

Фото: Вадим Палько

Тюмень-пельмень, посюда-потуда

Местные жители гордятся статусом Тюмени как самого первого русского города в Сибири (основание — 1586 год). Естественно, за последние четыре с лишним столетия у горожан накопилось немало захватывающих историй, появились те самые особенности, которые отпечатались в местной архитектуре, кухне и даже в языке.

«”Я из Тюменя”, говорили раньше. Изначально Тюмень было словом мужского рода — как “пельмень”», — рассказывает наш экскурсовод, вызывая оживление в группе: кому-то это кажется забавным, кто-то даже проговаривает по-новому звучащее сочетание слов в нескольких вариантах. Такие небольшие, но цепляющие внимание и интерес детали — одна из двух составляющих успеха в глазах туриста.

Вторая — удовлетворение базового туристического запроса на местный колорит и обыгрывание стереотипов. Если приезжает кто-то, у кого Тюмень ассоциируется только с нефтью, то ему определенно приглянутся сувениры с маленькими склянками с натуральной нефтью (тюменцы, надо отдать должное, это поставили на поток).

Если кто-то приезжает за сибирским духом и культурой, то в распоряжении — все разнообразие сибирской кухни. Например, интерьер тюменского заведения под названием «Чум» оформлен в стиле сибирской избы с утварью, дичью и прочими аутентичными атрибутами. Хозяева даже именуют «Чум» рестораном-музеем и водят по нему экскурсии. «...А это — лабаз. Так в Сибири называли кладовую, где хранили варенья-соленья — все богатство, что попадает на стол», — рассказывает сотрудница ресторана-музея, указывая на приличных размеров деревянную конструкцию.

Там же гостей города могут накормить и устроить для них мастер-класс по приготовлению разных блюд сибирской кухни. И когда, сидя за столом, кто-то случайно касается темы местного говора и необычных слов, понятных только тюменцам, срабатывает связка уникальных местных смыслов и аутентичной сибирской атмосферы. Дискуссия получает новый импульс, наполняется расспросами и уточнениями: оказывается, местные говорят «посюда» и «потуда» в значении «до этого места», а еще есть, например, слова «чичереветь» (засыхать, замирать), «зыбка» (колыбель). Все-таки в истории, людях и их языке неповторимого разнообразия — целый лабаз.

Собянин и постирония

«Наш город Тюмень он превратил в сказку» — пожалуй, самое сдержанное описание деятельности Сергея Собянина, что довелось услышать от жителей Тюмени. Здесь нынешний мэр Москвы — гордость, герой; его фамилия обязательно прозвучит в первой же беседе приезжего из столицы с местным жителем — можете не сомневаться.

Более того, правление губернатора Собянина для тюменцев — особая веха. Цитата из разговора с местным жителем: «У Тюмени было, можно сказать, четыре рождения. Первое — основание первых поселений северных народностей на территории нынешнего города, второе — приход Ермака и становление русского города, третье — обнаружение нефти в 1960-х годах, когда Тюмень стала нефтяной столицей страны, ну а четвертое — руководство губернатора Сергея Семеновича Собянина». 

Фото: Вадим Палько

Где-то на этой стадии восхваления экс-губернатора перестаешь улавливать, где искреннее восхищение переходит за грань иронии. Особенно это чувство обостряется, когда замечаешь, что нынешняя «похорошевшая Москва» совсем не похожа на тюменскую «сказку». Дело в том, что «собянинская» Москва не сразу строилась — в первые годы пребывания Сергея Семеновича на посту создавать комфортный город, кажется, даже не думали — даже тротуары в центре отдали под парковку. Лишь затем что-то поменялось — то ли Собянин пересмотрел взгляды, то ли советники поменялись. Соответственно, надо понимать, что Тюмень — творение «домосковского» Собянина: это город автомобилей, парковок, развязок и вездесущих заборов. Короче говоря, кладезь для критики урбанистов.

Фото: Вадим Палько

Кстати, об урбанистах. Если спросить о главной городской достопримечательности, тюменцы с высочайшей вероятностью скажут про пятикилометровую четырехуровневую набережную реки Тура. Это большое благоустроенное пространство на крутом берегу, там все в граните и выглядит очень дорого. Но это такой же отрезок безжизненного гранита, какие обустраивают в большинстве городов России. Поэтому здесь, конечно, можно пройтись, но делать особо нечего. Получилось не место для жизни, а огромная декорация для открыточных фото. Ранее набережную раскритиковал известный журналист и архитектор Илья Варламов, вызвав лавину негодования тюменцев, бросившихся защищать главную достопримечательность.

Ленин на Царской улице

Хотите действительно изучить город — отделяйтесь от организованных групп и двигайтесь самостоятельно. Один из самых примечательных маршрутов — длинная улица Республики, которая тянется из исторического центра Тюмени до самой городской окраины. До революции она звалась Царской — из-за визита цесаревича Александра (будущего императора Александра Второго), который жил здесь в небольшом, но богато украшенном особнячке, сохранившемся на центральной улице по сей день. Примечательно, что буквально через дорогу от него находятся два знаковых советских объекта: во-первых, площадь Борцов Революции с памятником — сложно не заметить, что бронзовое ружье в руках одного из большевиков направлено на ажурный дом царственной особы; во-вторых, сразу у площади стоит здание, где спустя столетие после визита Александра Александровича тайно хранили тело Ленина, вывезенное сюда в годы Великой Отечественной для сохранности из небезопасной Москвы.

Если двигаться дальше от исторического центра, идеологические контрасты будут сменяться архитектурными: дореволюционные доходные дома оказываются в неожиданном соседстве со стройными зданиями советского модернизма и спорными яркими новостройками, а вездесущие суровые серые заборы вдоль тротуаров — с избыточно украшенными фонарными столбами. Мне рассказали, что каждый столб обошелся городу в 125 тысяч рублей. Судя по центру Тюмени, предприимчивые создатели металлических завитушек отрабатывают немало подрядов: кованые элементы бросаются в глаза на каждом шагу, появляются там, где их совершенно не ждешь, — зачем, например, огораживать дома кованым забором вплотную по периметру? Раскрыть эту тайну никто из знакомых тюменцев так и не смог.

О Тюмени обычно отзываются как об ухоженном городе — это действительно так, если судить по состоянию исторического центра; местные же уверяют, что другие районы не хуже. Еще они рассказывают, что сейчас постепенно решаются градостроительные ошибки прошлого — в советские годы Тюмень росла хаотично, и теперь несколько многоэтажных районов разделены необъятными площадями частной застройки, поэтому старинная местная поговорка «Тюмень — столица деревень» до сих пор кажется очень органичной для города. Даже с богатой тюменской набережной открывается вид как раз на такой одноэтажный «поселок», но все меняется — и сейчас эти кварталы понемногу сменяет более современная городская застройка.

Конфликт старого и нового в Тюмени хорошо заметен — это яркая реклама, огромные баннеры, часто спорная современная архитектура. Однако видно, что местные власти стараются найти в этом баланс: с визуальным мусором борятся, даже на шумной центральной улице можно отыскать уютные хорошо оформленные уголки.

Видно, что свой город здесь любят. На площади возле здания областной думы это чувство выразили буквально — там стоит конструкция «Я люблю Тюмень», где сердце «собрано» из разноцветных фрагментов, напоминающих части таблицы Менделеева. Это сделано, конечно, неспроста, ведь великий химик — уроженец этого края. Правда, родом Дмитрий Менделеев не из самой Тюмени, а из другого города — Тобольска. Именно туда мы двигаемся дальше.

«Волей или неволей»

Четыре часа на автобусе из Тюмени в небольшой 100-тысячный Тобольск на фоне двухчасовой доступности областного центра из Москвы могут показаться препятствием, однако важно знать о двух обстоятельствах: во-первых, в Тобольске уже достраивают новый собственный аэропорт (что много говорит о масштабах вложений в инфраструктуру), открыть его хотят в 2021 году, а во-вторых (и это аргумент в пользу автобусного путешествия), на полпути к Тобольску путешественника ждет, без преувеличения, один из туристических козырей тюменского региона.

Там находится село Покровское — родина Григория Распутина, а Распутин — бренд мирового масштаба, личность, с которой за рубежом многие ассоциируют и даже отождествляют Россию. Поэтому туда, в маленькую деревню с населением в полторы тысячи человек, десятилетиями приезжали и приезжают люди со всего мира.

Музей Распутина — старейший частный музей современной России, основан еще в 1990 году. Его создательница Марина Смирнова, которая по сей день остается директором и одновременно экскурсоводом, — чрезвычайно харизматичный рассказчик. Прямо у входа в музей она громко проговаривает приписываемое Распутину трагическое предсказание о царской семье Романовых, заставляя слушателей проникнуться мыслью, что эта на первый взгляд рядовая улица в обычной деревне — место историческое: «Волей или неволей они приедут в Тобольск и, прежде чем умереть, увидят мою родную деревню...» Так и случилось: прямо здесь, у дома Распутина, в 1918 году остановился экипаж отрекшегося царя Николая Второго и его семьи.

Музей Распутина Фото: Вадим Палько

За 30 лет в маленькую деревню среди прочих приезжали известные люди со всего мира, поэтому в сенях, сразу за дверью, стена полностью увешана фотографиями именитых гостей. Некоторые из них (в последнее время все чаще), рассказывает Марина Юрьевна, приезжали ради одного экспоната — старого деревянного стула из дома Распутина, сидение на котором якобы способствует стремительному карьерному росту. Наиболее известный испытатель, конечно же, Сергей Собянин, которого назначили на должность в Москве вскоре после посещения музея.

Следует заметить, что обилие высокопоставленных лиц не особенно сказывается на облике деревни — она выглядит бедно. Хозяйка музея рассказывает, что даже на месте дома, который лично построил Распутин (его позднее снесли советские власти), с большим трудом удалось добиться простого асфальтирования участка с установкой небольшого столпа-часовни. Произошло это в 2016 году, освещение приурочили к 100-летию гибели Распутина, а провел его известный путешественник, протоиерей Русской православной церкви Федор Конюхов: сначала он приезжал в музей Распутина в качестве гостя, но Марина Смирнова попросила его об услуге — местная Тобольская епархия освящать часовню в память Распутина отказывалась.

Часовня возле музея Распутина Фото: Вадим Палько

God Bless Чудо-юдо

После длительного наблюдения из окна автобуса монотонного умиротворяющего таежного пейзажа в поле зрения внезапно попадает Тобольск: над равнинами возле слияния рек Иртыш и Тобол возвышается 60-метровый Троицкий мыс, на вершине которого стоит белоснежная крепость с массивными стенами, башнями и колокольнями старинных церквей — единственный в Сибири каменный кремль.

Несмотря на то что Тобольск довольно небольшой (около 100 тысяч жителей), он выглядит гораздо лучше многих сопоставимых с ним по размеру городов. Сказывается качественное финансирование: на развитие туристической привлекательности Тобольска за 10 лет выделили 16 миллиардов рублей — это можно сравнить с годовым бюджетом среднего российского регионального центра. Поэтому кремль, прилегающая территория и близлежащие здания выглядят солидно и ухоженно, будто их перенесли в далекий таежный край из незнакомого старинного европейского города.

Тобольск младше Тюмени на один год (основан в 1587 году), тем не менее в дореволюционной период истории страны он сыграл куда более заметную роль: именно Тобольск стал столицей первой Сибирской губернии, долгое время он был важнейшим пунктом на торговом пути из Азии в европейскую часть России. Благодаря значимости города в этих краях появились первые учебные заведения, с которыми связаны имена известных тоболяков, — тот же Менделеев, художник-передвижник Перов, композитор Алябьев, писатель Петр Ершов. Кстати, по поводу последнего рассказывают, что Чудо-юдо Рыба-кит из его сказки «Конек-горбунок» был вдохновлен Троицким мысом с Тобольским кремлем:

Все бока его изрыты,

Частоколы в ребра вбиты,

На хвосте сыр-бор шумит,

На спине село стоит...

А еще, глядя на патриархально-русский пейзаж старого Тобольска, кажется удивительным, что американский композитор Ирвинг Берлин (он же — Израиль Бейлин), который в первую очередь известен как создатель неофициального гимна США God Bless America, первые годы жизни провел в Тобольске (а по одной из версий, и родился здесь). И хотя уже в пятилетнем возрасте будущий композитор покинул Россию, сложно не думать о том, мог ли далекий сибирский городок повлиять на формирование Берлина как композитора и, соответственно, на самую знаменитую патриотическую песню американцев.

Тобольск не только родина знаменитых деятелей науки и культуры. Это город с каторжной историей — в Сибирь с допетровских времен регулярно ссылали неугодных. Местные власти, стремящиеся привлечь сюда туристов, обыграли эту особенность города ироничным слоганом «В Сибирь по своей воле». Ссылке посвящены экспозиции в местных музеях, в том числе, возможно, один из самых необычных в России — бывший настоящий тюремный замок, ныне ставший Музеем каторги. Кстати, для особо заинтересовавшихся этой тематикой туристов в замке есть номера — можно провести ночь в тюремной камере. Также здесь нередко проводится квест «Побег из тюремного замка».

«Гостиница» в тюремном замке для желающих переночевать в тюрьме Фото: Вадим Палько

Для тех же, кого реальная музеефицированная история впечатлить не способна и кто ищет «живой» сибирской колорит, в 20 километрах от Тобольска есть своеобразный «сибирский Диснейленд» — туристический комплекс «Абалак», стоящий на высоком берегу Иртыша. Он представляет собой вольную реконструкцию сибирского острога времен завоевания Сибири казаками Ермака. Если хочется пострелять из лука, понаблюдать за сражениями на мечах, снять номер в сибирской избе, вам — туда.

Очень важный музей

Предположительный уроженец Тобольска Ирвинг Берлин сочинил свое самое знаменитое в Америке произведение в 1918-м. В том же самом году Тобольск имел особенное значение для всей России — тут под охраной содержалась царская семья Романовых, отправленная сюда еще Временным правительством в августе 1917 года.

Сейчас в том самом губернаторском доме, который тогда выделили пленникам, находится музей императора Николая Второго и его семьи. Здание расположено у подножия Троицкого мыса — в нижней части города, которая за прошедшее столетие заметно опустела: из-за того что железная дорога прошла мимо Тобольска (южнее — через Тюмень), развитие города замедлилось, темпы роста населения спали, часть города обезлюдела.

Видно, что музей недавно подвергался полной реставрации. Об этом рассказывает и заведующий музеем Алексей Вакулик. По его словам, за сохранение исторических деталей здания сотрудникам пришлось воевать: рабочие норовили заменить как можно больше деталей интерьеров на совершенно новые, заодно выкинув оригиналы. Но многое удалось спасти. Губернаторский дом в Тобольске — важный музей, показывающий особую страницу российской истории, которую не найти в Петербурге и в любом другом месте. Здесь можно ощутить, как постепенно все больше ограничивалась свобода семьи Романовых, побывать в комнатах, где они проводили зимние вечера — потому что дом почти не отапливался, увидеть лестницу, с которой упал цесаревич Алексей, получив тяжелую травму — с тех пор он больше не мог ходить. В апреле 1918 года Романовы под конвоем покинули губернаторский дом в Тобольске. По пути экипаж остановился в селе Покровском, Николай записал в дневнике: «Была перепряжка, долго стояли как раз против дома Григория и видели всю его семью». Конечной остановкой того путешествия был Ипатьевский дом в Екатеринбурге.

***

Тобольск на правах одного из старейших городов Зауралья уверенно рисует образ «главного исторического города Сибири». В этом ему даже помогают киноделы — в частности, сначала в кинотеатрах, а потом по телевидению (для расширенной версии) прокатили фильм «Тобол» о событиях XVIII века, в котором снимались российские актеры первой величины.

Можно вполне смотреть на проект Visit Tyumen с оптимизмом. С ресурсами проблем нет: это видно и по богато отделанному Тобольскому кремлю, и по смелой экспансии Тюмени на рынок термальных источников. С поддержкой на местах — тем более, пример столь сплоченного локального патриотизма среди горожан еще нужно поискать (и не факт, что другой такой найдется), да и бизнес явно тянется к повышению качества в сфере обслуживания. 

Наконец, экспертное сопровождение: тюменским инициаторам продвижения туристического бренда очень важна поддержка со стороны Ростуризма — взгляд со стороны необходим в первую очередь для помощи в правильной репрезентации. В целом успехи очевидны — Тюмень создала оригинальный бренд, насыщенный местными колоритом — тем, чего больше всего ждешь от этих мест (природа, кухня, история). Это, кажется, работает так складно, что, каким бы ни был суровым этот край, ему по силам подтолкнуть вас отправиться в Сибирь — по своей воле.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Анна Алексеева
«Сноб» отправился в нефтяную столицу Татарстана и узнал, как современное искусство не только изменило ее облик, но и предотвратило отток людей в города покрупнее
Марина Геворкян
Приглашение провести в Норильске последние, до наступления долгой ночи, выходные приходит внезапно. А что если и правда рвануть в Заполярье?
Дарья Андреева
Сюрпризы и открытия фестиваля, придуманного Евгением Мироновым