Все новости
Редакционный материал

Полиамория и открытые отношения

Почему общество продолжает порицать открытую форму отношений и поддерживать моногамию и о чем стоит договариваться полиаморам, разбирается секс-колумнист Ольга Нечаева
10 марта 2021 12:40
Иллюстрация: Маша Млекопитаева

В моей закрытой группе в фейсбуке Femosofia мы постоянно поднимаем тему немоногамности. От острой влюбленности во вполне удовлетворяющих отношениях до расхождения в уровне либидо, от этичности измены в браке до форм полиотношений — темы эти острые. И, возможно, чем дальше мы движемся от патриархальных ценностей в сторону гуманистических свобод и признания автономности личности, тем эти темы будут становиться острее. Собственно, если вдуматься в саму суть права человека на распоряжение собственным телом и сексуальностью, то требование моногамной верности вступает с ним в противоречие: верность можно выбрать по собственной воле, но ее нельзя требовать, так как права на владение чужим телом нет ни у кого. 

Возможно, именно эта тенденция объясняет расцвет всех возможных форм немоногамных, открытых отношений — они позволяют примирить свободы сексуального самовыражения с потребностью в доверии и близости в отношениях. Несовпадение либидо, расхождение в сексуальных предпочтениях, неприятие идеи закрытого брака — лишь часть причин, почему люди ищут альтернативы моногамии. Явление это не так уж непопулярно, как принято думать: согласно исследованиям, пятая часть пар имеет опыт открытых отношений в той или иной форме, а 40% мужчин и 25% женщин в моногамных парах предпочли бы не моногамию, если бы это было одобрено в обществе.

«Открытые отношения» — не новое явление, появившееся в поп-культуре еще в 70-х годах прошлого века и сейчас получившее более точный термин CNM, Consensual Non-Monogamy (англ. «Немоногамия по взаимному согласию»), то есть когда в паре есть договор о том, что партнеры не являются сексуально эксклюзивными друг для друга.  

Вариантом открытых отношений является полиамория. Психолог Лиз Пауэлл, автор книги Building Open Relationship (англ. «Построение открытых отношений»), определяет полиаморию как «практику или желание иметь любовные и/или интимные отношения более чем с одним человеком в один момент времени, с согласия всех сторон»). Это движение началось 15 лет назад на одной конференции, а сегодня в мире каждый год проводят более 35 ежегодных конференций и событий, посвященных полиамории как образу жизни.

Следующим уровнем в немоногамных отношениях является полигамия. Джон Уитт Дж., профессор религиоведения и юриспруденции Университета Эмори, рассуждает, что если общество двинулось вперед, разрешая заключать брак между двумя женщинами и двумя мужчинами, то, возможно, полигамный брак может стать следующим этапом эволюции. 

Одно из недавних исследований показало, что открытые отношения могут быть не менее удовлетворительными, чем моногамные. Ученые пишут: «Мы обнаружили, что люди в немоногамных отношениях испытывают тот же уровень удовлетворенности отношениями, психологического благополучия и сексуального удовлетворения, что и моногамные пары. Это разрушает общественное убеждение, что моногамия является идеальной структурой для отношений». 

В рамках другого лонгитюдного исследования ученые наблюдали за 233 парами, которые планировали открыть отношения. Исследование показало, что открытие отношений привело к значительному росту сексуальной удовлетворенности в паре и никак не повлияло на удовлетворенность отношениями или жизнью вообще. 

Возможно, стоит признать, что не моногамия является фактором, определяющим качество отношений, а доверие и согласие партнеров в том, какая именно форма отношений будет удовлетворительной для их пары. Открытые отношения могут иметь очень разные формы: это может быть разнообразие сексуальной жизни с приглашением третьего партнера, в выборе которого участвуют оба, или согласие на наличие других партнеров на стороне для одного или обоих в паре. Главной составляющей «этичной немоногамии» является согласие партнеров, а согласие подразумевает разговор и договор. 

О чем же могут договариваться такие пары? 

Формат отношений

Нас трое, четверо или мы просто имеем свободу? Открываем ли мы только секс или романтические отношения тоже? Хотим ли мы знать что-либо друг о друге? Быть знакомым? Встречаться все вместе? Жить все вместе? 

Безопасность

Fluid bonding (англ. «связь через телесные жидкости») — термин, предполагающий решение о построении связи, в которой допустим обмен жидкостями: слюной, спермой, эякулятом, кровью и так далее. Несмотря на близость к контрацепции, это решение не только и не столько о ней. Этический взгляд на границы, предлагаемый медицинским порталом Healthline, заключается в следующем: мы не можем регулировать, как наш партнер должен заниматься сексом, но мы можем обозначить, что сами не готовы на ту или иную связь с человеком, имеющим такую связь с другими. Так как защита от ЗППП является одной из важных тем обсуждения в открытых отношениях, решение не пользоваться презервативом или dental dam (англ. «дентальная защита», барьерная защитная пленка для орального секса) является одним из наиболее критичных.

Гибкость договора

Такие отношения предполагают увеличение количества вариантов «все пошло не так». Что произойдет, если один из партнеров поймет, что он больше не хочет открытых отношений? А если кто-то влюбится? А если кто-то забеременеет? Не всегда можно «договориться на берегу», просто потому, что люди меняются и не всегда точно знают, как будут чувствовать или поведут себя в реальности, но хотя бы задуматься о таких вариантах, наверное, стоит. 

Неудивительно, что успешность немоногамных отношений имеет прямую корреляцию с уровнем коммуникации и, не побоюсь этого слова, партнерства. Одно из исследований, рассматривавшее различные немоногамные пары, показало, что в устойчивых немоногамных парах, где оба партнера имеют свободу отношений с другими, наблюдается самый высокий уровень удовлетворения отношениями, наименьший уровень поиска рискованного и необычного секса, наибольший уровень сексуальной удовлетворенности и наименьший риск заболеваний ЗППП. Когда в паре не моногамен лишь один партнер, обсуждения ограничены или не открыты, а партнеры находятся в таких отношениях недавно, картина получается противоположная: выше риск заболеваний, больше поиск краткосрочных сексуальных утех и уровень неудовлетворенности отношениями достигает 60%. 

Несмотря на то что открытость немоногамных отношений имеет прямую связь с их этичностью и последствиями для пары, эта открытость пока не принимается обществом. Журнал The Cut рассказывает о реакции, которую они получили после публикации эссе под названием «Я — феминист и у меня открытый брак»: «Комментарии были в основном от глубоко оскорбленных мужчин, которые жаловались, что автор эссе занимается детьми, нарушает традиционную мужскую роль, и именно поэтому его жена хочет спать с другими».

Не только возможное изменение мужской гендерной роли объясняет страх общества перед открытыми отношениями. Социолог, автор многочисленных публикаций по полиамории Элизабет Шефф в одной из своих научных работ пишет о том, что общество считает полиаморию девиантной формой отношений, так как она разрушает устои, поддерживающие обязательную моногамию. Право заниматься сексом ради удовольствия (а не во имя исполнения долга) имеет прямое противоречие с обязательной моногамией брака. А за этим, если вглядываться глубже, стоят другие стигматизированные идеи: право женщины на удовольствие, право женщины на доступ к разным партнерам, право женщины на честность в желании этого и угрозу, которую эти права несут для нуклеарной семьи.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Ольга Овдий
От автора бестселлера «Французский этикет. Почему француженки не носят Шанель» Ссылка Что бы француженки ни делали по уходу…
Екатерина Йенсен
Мы с вами живем в очень странное время… С одной стороны, в нашем распоряжении сотни приспособлений, которые призваны…
Россия первой в мире зарегистрировала вакцину от коронавируса, но на количестве получивших прививку граждан это достижение пока никак не отразилось. По темпам вакцинации страна отстает от США и Израиля, где прививочная кампания стартовала на несколько недель позже. «Сноб» выяснил, с чем это связано и почему россияне не готовы прививаться отечественным «Спутником V»