Все новости
Редакционный материал

Лекарство от безнадежности. Новый препарат от Альцгеймера — правда или миф?

Американский регулятор впервые за 18 лет одобрил средство против болезни Альцгеймера. Несмотря на то что доказательства его эффективности как минимум сомнительны, а клинические испытания досрочно прекращены самим производителем
16 июня 2021 14:30
Фото: Anna Shvets/Pexels

Федеральное управление США по контролю за пищевыми продуктами и медикаментами (FDA) разрешило использование в клинической практике препарата адуканумаб, разработанного компанией Biogen и направленного на лечение болезни Альцгеймера. Новое средство представляет собой моноклональные антитела, атакующие амилоидные бляшки — комки из пептида (обрывка белка) бета-амилоида, образующиеся в мозговой ткани. Согласно наиболее популярной сегодня гипотезе, именно образование этих бляшек запускает цепочку биохимических событий, приводящих к нарушению функций мозговых нейронов, а затем и к их гибели. Антитела, связываясь с бета-амилоидом, переводят его в растворимую форму, тем самым обращая рост бляшек вспять.

Болезнь Альцгеймера — едва ли не самое знаменитое на сегодня нейродегенеративное заболевание. По оценкам, ею страдают около 30 миллионов человек, и это число быстро растет — в основном за счет развитых стран с их стареющим населением.

Эффективное средство от болезни Альцгеймера — хрустальная мечта фармацевтических компаний: такой препарат стал бы для них золотым дном. Не удивительно, что в «гонку за Альцгеймером» включилось множество компаний и исследовательских центров, включая таких гигантов лекарственной индустрии, как Pfizer и Johnson & Johnson.

За 20 лет (с 1998 по 2017 год) непрерывных и щедро финансируемых поисков было рассмотрено более 200 разработок. 150 из них дошло до стадии клинических испытаний, по итогам которых четыре симптоматические средства, слегка смягчающие внешние проявления болезни, были зарегистрированы. Что же касается средств, действие которых направлено против самого патологического процесса, то все они без исключения не прошли испытания: показатели пациентов, получавших перспективный препарат, не отличались от показателей тех, кто получал плацебо.

С препаратами, нацеленными на разрушение амилоидных бляшек (а такие составляли самую многочисленную группу несостоявшихся лекарств), ситуация вообще повторялась с навязчивостью «дня сурка». МРТ-сканирование исправно показывало, что зловредные бляшки реально уменьшаются, но при этом память, речь и другие психические функции даже не замедляли скорости деградации. И это повторялось из испытания в испытание — менялись только названия препаратов и компаний-разработчиков. В результате за последние 18 лет FDA не зарегистрировало ни одного средства против болезни Альцгеймера.

Сюжет с адуканумабом разворачивался по тому же сценарию. Очередной препарат на основе моноклональных антител был запущен сразу в два масштабных клинических испытания. Оба они соответствовали всем современным стандартам (рандомизированные, плацебо-контролируемые, двойные слепые, многоцентровые) и были практически одинаковы во всех деталях — критерии отбора участников, длительность, режим введения препарата, применяемые дозы и т. д. Почти одинаковым было и предполагаемое число участников — 1638 и 1647.

Курс лечения должен был составить полтора года, но для разных участников он начинался в разное время. В марте 2019-го специалисты Biogen проанализировали результаты по участникам, завершившим прием препарата до истечения предыдущего года (примерно половина в обоих исследованиях). И обнаружили, что все идет как обычно: амилоидные бляшки заметно меньше, чем в контрольной группе, а вот достоверной разницы в скорости ухудшения когнитивных функций обнаружить не удалось. Посмотрев на эту до отвращения знакомую картину, руководство Biogen сочло продолжение испытаний бессмысленным и приняло решение о его досрочном прекращении.

Фото: Matthew Bennett/Unsplash

Однако за время с начала года до прекращения исследования еще некоторое число испытуемых завершили курс лечения. Их показатели также были оценены и включены в общий массив данных. И вот при анализе этих обновленных данных исследователям удалось заметить, что если брать только тех, кто получал бо́льшую дозу адуканумаба, то в одном из исследований разница в показателях когнитивных функций между ними и контрольной группой оказывается статистически достоверной. Правда, во втором исследовании эта разница не только не достигла порога достоверности, но фактически отсутствовала вовсе — по причине чего при объединении данных обоих исследований достоверной разницы тоже не получалось. Тем не менее на основании этих данных Biogen подала-таки заявку в FDA на регистрацию препарата: мол, в одном-то исследовании лечебный эффект обнаружен!

FDA думало около года. Привлеченные им независимые эксперты подавляющим числом голосов — десять против одного — высказались против регистрации. Действительно, такие результаты сильно попахивают p-хакерством — подходом, при котором полученные данные группируют и сопоставляют так и сяк, чтобы хоть при каком-то сравнении выморщить заветную «статистическую достоверность». Тем не менее, как мы теперь знаем, FDA все же выдала адуканумабу заветное разрешение, обязав заявителя провести масштабные пострегистрационные исследования и специально оговорив право отозвать разрешение, если в этих исследованиях эффективность нового средства не подтвердится.

Решение FDA вызвало немало критики со стороны специалистов. Разумеется, высказываются мнения о том, что федеральное ведомство «прогнулось» под влиятельного заявителя. О мотивах решения сторонние наблюдатели могут только гадать, но все же я бы искал их совсем в другом направлении.

Чарлз Дарвин в своей автобиографии пересказывает одну из историй, услышанных им от отца — доктора Роберта Дарвина, слывшего в свое время одним из лучших врачей Британии. В молодости доктор Дарвин как-то разошелся со своим более опытным коллегой в оценке перспектив одного пациента: старый врач предсказывал ему неизбежную скорую смерть, молодой же доктор был уверен, что больной выздоровеет. Вскоре пациент умер, и вскрытие подтвердило полную правоту старого медика. К удивлению доктора Дарвина, вдова покойного сразу же дала отставку проницательному эскулапу (который много лет был их семейным врачом) и обратилась к услугам молодого оптимиста. Мотивы такого решения тот понял лишь много позже, когда в сходном случае другая его пациентка — по его словам, «очень здравомыслящая женщина» — сказала ему: «Позвольте дать вам совет: всегда, пока это возможно, оставляйте надежду близким родственникам, ухаживающим за больным».

Возможно, этим «правилом доктора Дарвина» и продиктовано решение FDA.

Больше текстов о науке и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно:

Поддержать лого сноб
1 комментарий
Катерина Мурашова

 Но если раз за разом качественными исследованиями не подтверждается связь этих самых амилоидных бляшек и симптомов болезни Альцгеймера (бляшки уменьшаются, симптомы прогрессируют), так тогда наверное надо обновлять саму концепцию этой болезни?

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Борис Жуков
Двое ученых заявили, что обнаружили явные свидетельства рукотворности вируса SARS-CoV-2. Их публикация заставляет задуматься о нравах современной науки
Борис Жуков
Американские инженеры создали уникальное устройство для исследования мозга. Или для управления им?
Борис Жуков
Минувший год дал почву для раздумий многочисленной армии климатологов, поскольку его итоги совсем не вписывались в признанную во всем мире классическую картину глобального потепления