Все новости
Редакционный материал

Греет, но не пригорает. Климатические парадоксы 2020 года

Минувший год дал почву для раздумий многочисленной армии климатологов, поскольку его итоги совсем не вписывались в признанную во всем мире классическую картину глобального потепления
4 мая 2021 14:00
Фото: Markus Spiske/Rawpixel

Европейская программа глобального мониторинга окружающей среды «Коперник» подвела климатические итоги 2020 года. Картина, отраженная в ее отчете, выглядит странно. Среднегодовая температура по планете оказалась на 0,5–0,6ºС выше, чем в 1981–2010 годах (т. е. в то самое тридцатилетие, когда кривая глобальной среднегодовой температуры резко рванула вверх, превратившись в знаменитую «хоккейную клюшку Манна»), повторив рекорд 2016 года. Для Европы эта разница оказалась еще больше — 1,6ºС. Но при этом за все лето не случилось сколько-нибудь масштабных и продолжительных «волн жары», да и лесных и травяных пожаров, судя по количеству дыма, было сравнительно немного.

На первый взгляд такого просто не может быть. Однако если посмотреть раскладку температурной прибавки по сезонам, то кое-что становится понятным. Основная прибавка тепла пришлась на зиму — она оказалась теплее референтного значения на целых 3,4ºС. Осенью превышение температурных норм оказалось меньше (2ºС), а весной и летом — еще меньше: 0,7–0,9ºС. Кстати, сходные данные, хотя и отнесенные к другому референтному периоду — 1961–1990 годов, приводятся и в докладе Росгидромета о климатических явлениях в России в 2020 году: в целом год был теплее «среднего года» из референтного тридцатилетия на 3,2ºС, но для зим эта разница составляла целых 5ºС. (Те, кто с недоверием относится к любым научным и/или официальным данным, могут сами вспомнить небывалую зиму 2019–2020 годов в средней полосе России — бесснежную и безморозную.) Однако это только частично объясняет щадящий режим прошлого лета: пусть летнее потепление было намного меньше зимнего, но все же это было именно потепление.

Другая причина умеренности пожаров и отсутствия экстремальной жары — то, что минувшее лето оказалось не только теплее, но и мокрее среднего. Авторы отчета «Коперника» полагают, что это не случайное совпадение, а результат работы своего рода гигантского кондиционера. Избыточное тепло усиливало испарение с поверхности океана, а преобладающие западные ветра гнали насыщенный влагой воздух на континент, где эта влага проливалась дождями, гася возникающие очаги пожаров и смягчая жару. В подтверждение своей точки зрения они приводят данные за 2016 год: он тоже был рекордно теплым, и количество осадков в летние месяцы тоже было выше нормы. Похожим оказался и результат: волн жары было меньше обычного (хотя они все-таки были), меньше оказался и суммарный объем пожаров.

Верно ли такое объяснение? Конечно, «две бубны — не одна бубна»: то, что лето двух самых теплых годов последнего времени отличалось повышенной влажностью, наводит на мысль о неслучайности этой связи. Но, с другой стороны, такое совпадение может быть и случайным. Гипотезу «естественного кондиционера» можно было бы попытаться проверить, взяв данные метеорологических наблюдений за много лет и подсчитав корреляцию между летними температурами и количеством выпавших осадков. Впрочем, даже если достоверной корреляции не получится, это еще не будет опровержением гипотезы: возможно, для того чтобы «кондиционер» заработал, температуры должны превысить некоторый порог. Пока это случается только в самые теплые годы — такие, как 2016-й и 2020-й. Но в дальнейшем, на фоне продолжающегося глобального потепления это может стать нормой. Кстати, именно такой режим предсказывают для Европы некоторые глобальные климатические модели на 2030–2040-е годы.

Идея «естественного кондиционера» уже вызвала ряд оптимистических комментариев, в которых погодный режим 2020 года называют «окном в будущее». Никто, конечно, не решается сказать, что, мол, глобальное изменение климата оказалось не таким страшным по своим последствиям, как его представляли, и что теперь можно не заботиться о сокращении выбросов парниковых газов. Но одно дело — угрозы, отдаленные во времени (как прогнозируемый к концу века подъем уровня Мирового океана) или пространстве (как гибель коралловых рифов). И совсем другое — конкретный запах гари от лесных пожаров, который в наше время регулярно приходится ощущать непосредственно жителям самых разных стран мира, в том числе и цивилизованным европейцам.

Конечно, думать, что проблема как-то решится сама собой или хотя бы станет не такой острой, всегда приятно. Тем более что больше-то надеяться пока и не на что: даже если завтра в мире начнется резкое сокращение выбросов парниковых газов (на что пока явно не похоже), климатический эффект от него вряд ли будет заметен в ближайшие пару десятилетий. Но все-таки не стоит забывать, что «естественный кондиционер» — это всего лишь гипотеза, причем пока что весьма шаткая. И что главные угрозы глобального изменения климата — не столько даже сам сдвиг среднегодовых или среднесезонных температур, сколько скорость, с которой он происходит. В столь сложной и многосвязной системе, как климатический механизм нашей планеты, подобные резкие сдвиги порождают множество колебаний, сложным образом накладывающихся друг на друга. Что внешне проявляется усилением частоты и амплитуды погодных отклонений в любую сторону (оттепелей в январе, холодов в июле, сухих октябрей и т. д.), а также учащением всякого рода бедствий, связанных с погодой — ураганов, наводнений, засух и прочих напастей. И эту сторону глобального изменения климата «естественный кондиционер» не отменяет.

Что действительно показал и нынешний отчет, и данные, полученные «Коперником» (и его предшественником — программой GMES), — так это то, что рост температур тропосферы продолжается. Оно не было выдумкой грантоедов-климатологов, как до сих пор пытаются уверить нас некоторые публицисты широкого профиля, и не остановилось с наступлением XXI века, как утверждали некоторые профессиональные климатологи в прошлом десятилетии. Можно спорить о его причинах и о способности человечества остановить его, но само потепление и его темпы — просто эмпирический факт. Как отмечается в отчете «Коперника», все данные говорят о том, что последние шесть лет были самыми теплыми шестью годами, а десятилетие, закончившееся 2020 годом, — самым теплым десятилетием за всю историю соответствующих наблюдений.

Что касается климата будущих десятилетий, то, как сказал последний начальник советской внешней разведки генерал Шебаршин, «узнать будущее проще простого: надо только подождать».

Вам может быть интересно:

Больше текстов о науке и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект «Сноб» — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Подкастинг в России продолжает активно развиваться, но, кажется, что на отечественном рынке среди огромного количества разговорных подкастов мало больших сюжетных аудиоисторий. «‎Сноб» выбрал семь самых увлекательных документальных и художественных подкаст-сериалов, выпущенных за последний год
Катерина Мурашова
Чтобы ребенок превратился в полноценного взрослого человека, родители должны прежде всего видеть его именно таким. Даже если малыш родился с особенностями развития
Журналистка Анна Титова гордо называет себя «военкором мусорной войны». В своей книге «Невыносимый мусор», которая выходит в издательстве «Альпина Паблишер», она рассказывает, чем заняты «генералы» ее «армии», какое оружие в борьбе с мусором наиболее эффективно, его второй «жизни» и компаниях-производителях, на которые стоит равняться. «Сноб» публикует главу о диоксинах — наиболее токсичных веществах, которые вырабатываются, в том числе, при сжигании мусора