Все новости
Редакционный материал

Recycle Object: Переработанный пластик — это красиво. Новая бижутерия для новых времен

Полина Череповицкая по образованию архитектор, но на протяжении нескольких лет занималась изготовлением сувениров для российских и иностранных музеев. Ее броши, серьги и другую бижутерию можно сегодня купить в ГМИИ им. Пушкина, в Государственном Эрмитаже, в музеях Роттердама и Кельна и даже в парижском кабаре «Мулен Руж». Вот уже второй год Череповицкая развивает собственный бренд Recycle Object, в котором соединились мода и экоистория — каждое из эффектных украшений марки выполнено из переработанного пластика. Полина рассказала «Снобу», как появилась идея создания своей марки и как прошел первый год жизни бренда
13 июля 2021 9:30
Полина Череповицкая Фото: Владимир Яроцкий

В конце 2019 года в нашу мастерскую обратилась крупная нефтегазохимическая компания, чтобы заказать сувениры для своего некоммерческого проекта. Обязательным условием было изготовить эти сувениры из переработанного пластика. Акрил, с которым мы на тот момент работали, перерабатывать в условиях маленькой мастерской невозможно. После нескольких проб и неудач пластик подходящего качества мы нашли в студиях, занимающихся 3D-печатью. Он был чистым, удобным в обработке и совсем мало весил. Именно из-за легкости утилизация такого пластика для студий была делом экономически невыгодным, они его попросту выкидывали. 

Фото: Пресс -служба Recycle Object

Наше предложение забрать отходы на переработку стало для них хорошим решением. Мы обзвонили всех, кого нашли в интернете, и ненужный пластик нам отдали не просто бесплатно, а еще и с благодарностью. Тогда же в качестве эксперимента из остатков материала от корпоративного заказа я сделала для себя несколько пар серег и организовала фотосессию с ними. О том, что в дальнейшем из этого может вырасти новая история и новый бренд, мы не думали. Всей команде понравился экспромт, но серьезно заниматься бижутерией никто не захотел — имеющийся бизнес приносил стабильный доход, мы собирались развивать его и дальше. 

Фото: Владимир Яроцкий

В январе 2020 года наша компания принимала участие в выставке музейных магазинов в Париже. В дополнение к традиционной продукции решили взять с собой десять пар сережек из той самой экспериментальной коллекции. Но рядом с яркими акриловыми украшениями серьги из переработанного пластика смотрелись невыигрышно, должно быть поэтому они не обратили на себя внимания. 

После выставки прямо из Парижа я улетела в Бразилию. В планах был отдых на океане, солнечные пляжи и серфинг. За этими безмятежными занятиями меня и застала мировая пандемия. Сначала закрылись иностранные музеи, которые приносили нам 30–40 процентов дохода, потом и российские. Посетители галерей переместились за экраны компьютеров. В этот момент мы и решили, что украшения актуальны, как никогда: серьги, подвески — то немногое, что видно на вас на экране во время онлайн-трансляции. 

Фото: Владимир Яроцкий

В закрытой на карантин Москве простаивало оборудование, наши сотрудники сидели по домам. Но фантастическим образом те самые десять пар сережек, которые застряли со мной в Бразилии, вдохновили нескольких потенциальных покупателей. Через инстаграм всего с сотней подписчиков мы получили заказ еще на 50 пар. И как только в Москве ввели систему пропусков, мои коллеги начали выезжать на производство.

Тогда же в апреле я закупила в только открывающемся Китае новое оборудование. Это сейчас, с опытом, многое стало понятно и очевидно, а полтора года назад пришлось погружаться в основы физики и химии, выбирать и оттачивать новые для нас технологии. 

Проблема была еще и в том, что мы не знали, как продавать свою продукцию. У нас не было даже названия собственного бренда, ведь в музейном мире нас знали по рекомендациям, клиенты передавали нас «из рук в руки». 

Фото: Владимир Яроцкий

Я сама вела соцсети, делала сайт — благо, времени на это было предостаточно. Наверное, проще и разумнее было бы нанять классных специалистов, но мы на тот момент даже не понимали, каким должен быть такой специалист. Любой бюджет на продвижение, который нам озвучивали, в условиях пандемии казался космическим, особенно когда основной бизнес и доход сошли на нет. Первую кампанию по продвижению мы тоже сделали самостоятельно, как говорится, «на коленке». По дружбе для нас написали пресс-релиз, я открыла инстаграм знакомой пиарщицы и среди трех с половиной тысяч ее подписок стала выбирать редакторов известных изданий. Писала им напрямую с просьбой прочитать релиз, сделать материал на его основе. На это у меня ушло три дня, но таким образом мы получили около 15 публикаций. 

Наша популярность стала расти, и когда в августе прошлого года я наконец-то смогла вернуться из Бразилии в Москву, штат наших сотрудников уже увеличился вдвое, а бижутерия Recycle Object продавалась в крупных универмагах и на модных площадках. Несмотря на первые успехи, мы продолжали жить довольно скромно. Я не понимала, как люди умудряются зарабатывать на собственном бренде, мы едва сводили концы с концами. Но через какое-то время начали появляться крупные корпоративные заказы, и первый такой клиент пришел со словами: «Наша сотрудница носит серьги Recycle Object, нам понравилась идея, давайте сделаем такие сувениры».

Забавно, что часто нашу бижутерию покупают просто потому, что это красиво. О том, что серьги, броши, подвески изготовлены из переработанного пластика, многие узнают только из записки, вложенной в упаковку. В той же записке мы пишем, что если украшение Recycle Object надоест или разонравится, его можно вернуть и получить 50-процентную скидку на новый заказ, а старые изделия мы вновь переработаем. Но пока случаи возвратов мне неизвестны. Если покупатель к нам возвращается, то только для того, чтобы купить что-то еще. 

Полина Череповицкая Фото: Владимир Яроцкий

Сегодня в среднем за месяц мы перерабатываем около 20 килограммов пластика. Это далеко от возможностей крупных брендов, которые могут менять историю, но мы уверены, что это очень важное движение в сторону избавления планеты от мусора. Ведь мы не только делаем модные украшения — мы делаем модным бережное отношение к миру вокруг нас. 

Подготовила Вера Степыгина

Вам может быть интересно:

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Катерина Мурашова
Маленькие дети понимают в разговорах старших гораздо больше, чем кажется самим взрослым. И эмоциональное послевкусие этих разговоров часто проносят через всю свою жизнь
«Достоевскому равный, он — прозеванный гений», — писал о Николае Лескове поэт Игорь Северянин. Именно так озаглавлена книга, написанная на стыке документальной и художественной прозы, в которой Майя Кучерская рассказывает историю выдающегося писателя, публициста и исследователя, долгое время оставшегося на обочине русской литературы. «Сноб» публикует отрывок из биографии, вышедшей в серии «ЖЗЛ» в издательстве «Молодая гвардия»
Марго — младшая дочь известной писательницы Кит Уивер — внезапно сбегает, спалив дотла мастерскую матери. Спустя годы она возвращается в родительский дом, чтобы примириться с собой и родными. Роман Ханны Ричел «Дом у реки» — проникновенная история английской семьи, выпущенная издательством NoAge. «Сноб» публикует отрывок, в котором молодая Кит и ее партнер, драматург Тед, строят семейное гнездо в тихой провинции