Все новости
Редакционный материал

Актриса Сабина Ахмедова: Чтобы происходили перемены, нужны люди

В июне на видеосервисе Start начался показ финального сезона «Содержанок» — нашумевшего сериала об изнанке столичной жизни и роскоши. В нем играет актриса Сабина Ахмедова, и не только играет. У сериала есть своя фишка: в одной из серий Сабина исполняет кавер-версию известной песни, которая переплетается с сюжетом сезона и становится его саундтреком. Спецкорреспондентка «Сноба» Саша Чернякова встретилась с актрисой, чтобы обсудить последний сезон сериала, проблемы домашнего насилия и харассмента, недопустимость ксенофобии и свободное от скреп поколение
19 июля 2021 17:28
Фото: Глеб Мартынов специально для «Сноба»

Обычно я об этом не спрашиваю, но тебя хочется спросить. Есть вопросы, на которые ты не любишь отвечать? 

Я не люблю говорить про личную жизнь. Предполагается, что если ты публичный человек, то должен все выкладывать. Почему это вообще считается нормой? Моя личная жизнь — не предмет для развлечения и вынесения суждений. Это личная территория, о таком ты можешь поговорить с близкой подругой, например. Поэтому подобные вопросы для меня неэтичны. Ты, кстати, первый человек, с которым я говорю про это так.  

Давай поговорим о творчестве. Ты приехала на интервью прямо со съемок нового проекта «Самка богомола», и название уже интригует. В твоем Instagram я прочитала, что тебе очень нравится твоя героиня, хоть играть ее и непросто. О чем проект и что у тебя за роль?

Этот сериал, на мой взгляд, о природе травмы. О том, как эта травма передается из поколения в поколение и как социум, включая родню и самых близких людей, и его намеренная жестокость создают монстров. Как мы сами проявляем невнимание, нетактичность по отношению к человеку, который отличается от нас или пугает тем, что он не такой, как все. Для меня это очень интересная тема. Я играю Валерию, это подруга главной героини. Она яркая, азартная, включенная в жизнь, и при этом верный друг. У меня еще не было таких эксцентричных ролей. 

В трейлере «Содержанок» у тебя синяк под глазом. Сейчас, когда наше общество наконец-то массово заговорило про домашнее насилие, это сразу привлекает внимание. В сериале как-то затрагивается эта проблема?

Косвенно, да. Я не могу сказать, что мы уделяем теме отдельное внимание, но персонаж Александры Ребенок говорит об этой проблеме. Мы показываем, что это может произойти даже с такой сильной женщиной, как моя героиня Карина.  

Это и правда важно — подчеркнуть, что через такой опыт проходят и очень сильные женщины. Домашнее насилие — тотальная проблема для всей России, и столкнуться с ним может каждая. 

Кроме того, отдельное место в таких ситуациях занимает чувство стыда и страха, которые вообще свойственны людям. Меня это лично не касалось, но, изучая вопрос домашнего насилия и погружаясь в него при работе с персонажами, я вижу, что стыд часто преобладает. Есть желание отодвинуть этот опыт, поверить, что это случайность и такого больше не повторится. Это же еще и ответственность, которую надо взять. И дальше что-то менять. Главное — сделать так, чтобы женщины чувствовали себя защищенными в обществе.  

Фото: Глеб Мартынов специально для «Сноба»

При этом закона, защищающего от домашнего насилия, у нас пока что нет. Но очень здорово, что эта тема наконец-то поднимается в сериалах, кино и СМИ.

Мне кажется, что это одна из основных задач искусства — говорить на такие сложные темы. 

Каждый сезон «Содержанок» связан с твоей сольной композицией. Например, во втором сезоне ты исполнила кавер на песню «Позови меня с собой». У этого видео на YouTube больше 16 миллионов просмотров. В третьем сезоне ты исполняешь песню «Как на войне». Насколько выбор композиции перекликается с событиями сезона? Зрителей ждет напряженный финал? 

Песня действительно отражает ту динамику, которая будет происходить в сезоне. Там будет много войны между персонажами, открытой и острой. Трек идеально это подчеркивает. Мы вообще стараемся быть предельно точными в выборе песни, хотя это непросто. Я должна понимать, что мои вокальные данные позволяют исполнить композицию, да и сама песня должна мне подходить. Особенно сложно с мужскими композициями, но и интереснее. Самый первый кавер «Знаешь» — мой любимый, я выбирала эту песню.

Давай поговорим про само понятие «содержанка». Это вообще современно? Если мы возьмем западное общество, то сегодня эксплуатация женщин там — это архаизм и вообще недопустимая история. А в России и конкретно в Москве? 

Не соглашусь с тем, что содержанство — это эксплуатация, обычно это происходит по обоюдному согласию. В европейском и американском обществе — это архаизм, но это сохранилось и закрепилось в Восточной Европе. Мне кажется, что у нас это сходит на нет, но такая форма отношений всегда будет для кого-то удобной. Часто девушки из неблагоприятной среды сталкиваются с проблемами, с вопросами выживания без помощи родителей, и им сложнее из этого выбраться. Хоть это и печально, но такой путь становится неким золотым ключом к хорошей жизни. Кажется, что это очень комфортно, что это такое благо. Многие девочки думают: «Вот бы добиться такого, ездить на “Бентли” и так далее». Мне кажется, что этот мир, который мы отображаем в сериале, как раз показан некрасиво и жестко. И это правильно — говорить предельно честно о таком явлении, потому что у всего есть своя цена. Что касается сериала, то, с одной стороны, мне как актрисе необходимо оправдать свою героиню, но мне не хочется делать ее человечнее, чем она есть. 

А как ты относишься к феминизму? Идем ли мы к нему в России?

Не так давно я начала пересматривать для себя это понятие. Мне не нравится его радикализм. Само движение и все перемены, которые происходят, вполне естественны и важны. Женщины веками отвоевывали свое место в мужском мире, и сейчас наконец-то происходит какой-то сдвиг. Но мне не нравится сама форма. Словно «феминизм» стал неким флагом. Появляется ощущение, как будто само понятие приравняли к ненависти к мужчинам, а это не так. Конечно, в этом движении много правильного и нужного: от труда, который надо оплачивать равноценно, до борьбы с харассментом.  

Новое поколение сейчас смотрит на мир по-другому.  Для них вещи, которые мы называем «новой этикой», — это просто норма. У них нет осуждения, нет непринятия, нет сомнений в необходимости каких-либо течений. И если мы говорим про феминизм, то для них это тоже просто и естественно. 

Да, им даже не нужно это как-то отдельно называть. Да и само понятие «другого» для них странно. Я вижу, как мои друзья на Западе воспитывают своих детей, как они и те же звезды внедряют важные ценности, покупают им куклы совершенно разной внешности и рас. И у этих детей нет понятия «другое». Вот это главное. Я уверена, что ксенофобия губительна для развития общества. Это признак агрессии и невежественности. И сейчас все больше людей, особенно среди молодого поколения, которым не нужно ничего объяснять. Они просто понимают, что все люди разные, и это нормально. Просто вот такой человек. Есть прекрасное слово «принятие». Одно из моих любимых. 

Ты упомянула ксенофобию, и я бы хотела поговорить с тобой про Манижу. Скандал вокруг ее выступления показал очень некрасивое отношение России к «чужим», условно говоря. Ее в прямом смысле начали травить. Основной посыл был в том, что «русская женщина» — она только русская. Ты когда-нибудь сталкивалась с травлей? Чувствовала себя в России чужой? 

Я с травлей не сталкивалась, но, безусловно, комментарии были. Особенно в юности, в школе. Для меня Манижа — духовный борец. Она ведет бой с драконом и очень достойно это делает. Мало комментирует, не реагирует, идет своим путем. Это единственная возможная норма — доказывать делом и стоять крепко. Иногда ты идешь впереди времени, пробиваешься через скрепы, сопротивление общества. А потом время начинает тебя догонять, и люди замечают то, что ты транслируешь. Выступление Манижи, и то, что все приняло именно такую форму, и то, что ты мне задаешь именно такой вопрос и именно с такой позиции, — все это говорит о том, что время меняется. Конечно есть и особенности менталитета, но тут дело касается не только ксенофобии, но и страха всего нового, другого. Я помню, как мой друг Дмитрий Глуховский сказал: «Ты смотри, как все меняется, и у тебя столько возможностей. Ты и Манижа попали во времена перемен». И я ему тогда ответила: «Митя, нет. Мы и есть перемены, просто потому что мы делаем что-то, каким бы сложным ни был путь». Для того, чтобы происходили перемены, нужны люди.  

Фото: Глеб Мартынов специально для «Сноба»

В контексте новой этики многие говорят про культуру отмены. После акции #metoo некоторых известных мужчин в Америке арестовали, и в обществе появилось мнение, что культура отмены — это «охота на ведьм». А как думаешь ты? 

С культурой отмены все непросто, потому что у всего может быть экстремальная форма. Например, в Америке многое завязано на деньгах, поэтому очень сложно говорить здесь о чистоте принципов. Однозначно, это отвратительно, когда человек пользуется своим положением и властью. Конечно, ему можно сказать «нет», но суть в том, что другой человек вообще не должен быть поставлен перед этим выбором. При этом мне сложно понять, как можно доказать такие вещи через 20 лет. В общем, тема харассмента очень неоднозначная. Мне очень нравится сериал The Morning show, в нем хорошо раскрывается эта тема и ее многогранность.  

Я считаю, что это один из лучших сериалов, который говорит о проблеме харассмента и насилия. Серию за серией нам показывают, как культура молчания развивалась, на чем она основана. В конце герои понимают, что причастны к насилию и харассменту по сути были все, потому что закрывали глаза на происходящее. Это пугает, но и дает надежду, потому что об этом наконец заговорили. 

На мой взгляд, это следствие так называемых размытых границ. У всего есть обратная сторона, и не всегда просто понять, где проходит грань, что является причиной, а что следствием. Одно время молчать о домогательствах действительно было принято, но культура меняется. Все всегда начинается с ответственности и смелости каждого человека. Я вообще приверженка того, что все в нас, каждый занимается своим пространством и таким образом меняет реальность, трансформирует ее. Например, если говорить про глобальные изменения, то можно вспомнить замечательных людей, которые стали заниматься благотворительностью, когда ее вообще в стране не было. Та же Чулпан Хаматова. Она — показатель того, как вопреки всему создавать свою реальность. Мне очень близка такая система существования. Мне кажется, что это единственный способ никогда не быть жертвой и не винить кого-то в своих неудачах. Когда ты берешь ответственность за свою жизнь и происходящее в ней, ты чувствуешь силу и понимаешь, что можешь очень многое изменить.

Беседовала Саша Чернякова

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно:

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Сергей Мурашов
Вряд ли многим нужно рассказывать, кто такой Нассим Талеб. Увидев его имя сегодня на РБК, я сунулся было почитать, но…
Катерина Мурашова
Одно из главных последствий пандемии — вовсе не число переболевших или ушедших от нас людей, а апатия, охватившая практически все слои населения. Катерина Мурашова предлагает обсудить три гипотезы того, что происходит, чтобы понять, есть ли выход из этой непростой ситуации
К 2030 году 5 миллиардов человек будут жить в городах. Стихийное развитие мегаполисов, переселение сельских жителей и неконтролируемая национальная миграция остро ставят вопрос формирования гетто в отдельных районах. По мнению Кирилла Манаенкова, основателя проекта «Квартирабезрисков.рф», для Москвы эта проблема становится все более актуальной — но с нюансами