Все новости

проект-храма-во-имя-Игнатия-Богоносца-на-Верейской_2.jpg

Валерий Лизунов

Катехизация дизайном. Как меняется архитектура православного храма

С тенденциями в современном дизайне все давно понятно — мы хотим, чтобы нас окружали комфортные, функциональные, экологичные и не перегруженные деталями помещения. Функциональным и минималистичным становится все: парки, квартиры, рестораны и библиотеки. Но что происходит в одном из самых консервативных институтов современной России? Следует ли церковь трендам архитектуры и дизайна? Нравится ли зумерам ходить в церковь? Об этом размышляет Валерий Лизунов, руководитель архитектурного бюро ARCHPOINT, автор проекта храма во имя Игнатия Богоносца на Верейской, лауреата международной премии религиозной архитектуры Faith & Forms
9 августа 2021 10:03

 

Валерий Лизунов Фото: архитектурное бюро ARCHPOINT

Традиции и современные тренды

В древности общество вкладывало огромные ресурсы и силы в строительство храмов. Древние русские церкви — это вершина инженерного и архитектурного прогресса того времени, воплощение общественной мысли. Первыми каменными строениями на Руси были именно церкви — Десятинная церковь в Киеве вообще считается первым местным задокументированным сооружением из камня. Для строительства церквей приглашались самые лучшие зарубежные и отечественные архитекторы, решались сложнейшие технические задачи. Например, при строительстве церкви Покрова на Нерли зодчие создали укрепленный искусственный холм высотой четыре метра, чтобы уберечь храм от затоплений.

Как только значение церкви в жизни России начало уменьшаться, храмовая архитектура превратилась в штамповку. До недавнего времени строительство новых храмов было в основном попыткой довольно поверхностного переосмысления древних и классических образцов. Часто это большое количество золота, дорогих мозаик и мрамора. Идейно это несколько устарело — современным прихожанам хочется простоты, понятности и функциональности без излишеств. 

Десятинная церковь в Киеве в 19 веке Фото: Wikimedia

В русской церкви появляется понимание, что штамповать копии больше не имеет смысла, что сам внешний вид храма может привлекать новые поколения. Например, в наше бюро обратился иеромонах Иона (Голов) с просьбой построить современный храм на Верейской улице, в котором молодому поколению будет комфортно. И эта задача вполне реализуема. Несмотря на то что православная церковь достаточно консервативна и на любую попытку отойти от традиционных форм смотрит с опаской, переосмысливать традицию в рамках современности необходимо. Минималистичность форм, использование инновационных, удобных, экологичных и износостойких материалов, добавление функциональной составляющей, облегчение декора позволяет не только не отойти от традиционного назначения церкви, но и сделать ее более удобной для прихожан. Кроме того, современные подходы решают много бытовых и эксплуатационных вопросов.

Ярко украшенный православный храм с роскошным внутренним убранством, множеством позолоты и росписи — это уже привычный для нас образ. Естественно, что минимализм не терпит такого количества деталей и декора. Поэтому возникает конфликт между современной тенденцией к минимализму и традиционной церковной роскошью. Разрешение этого конфликта лежит в том, чтобы найти грань между прошлым и будущим, не отпугнуть старшее поколение, но не потерять связь с новым поколением, которому дворцовое убранство уже не слишком понятно. Связать старшее и молодое поколение можно, совместив функциональность и изящность.

Тенденции мировой храмовой архитектуры XX и XXI веков

Мировая архитектура после эпохи модернизма стала тяготеть к простоте и функциональности — это характерно и для церковного зодчества. Например, паломническая церковь Нотр-Дам-Дю-О французского архитектора Ле Корбюзье. Эта капелла выполнена из бетона, и главным декоративным элементом внутри церкви, по сути, является свет. Ле Корбюзье заложил в архитектуру здания динамику. Стены изогнуты, испещрены множеством разноразмерных окон. Внутри — только белые стены, лавки, свечи и естественная игра света и тени. Часовня совсем маленькая, поэтому Ле Корбюзье вынес алтарь за пределы стен капеллы — под козырек изогнутой крыши. Так что службы могут проводиться прямо на улице. Между прочим, идеальное решение для пандемии. 

Капелла Нотр-Дам-дю-О в Роншане. Архитектор: Ле Корбюзье Фото: Immanuel Giel

Или работы японского архитектора Тадао Андо. Его протестантская Церковь Света — это небольшое прямоугольное здание из блоков необработанного бетона, отсутствие внутреннего декора, стоящие в несколько рядов лавки для службы. В восточной стене храма Андо разместил оконный проем в форме креста. Естественный свет, падающий на грубые стены церкви в разное время суток, создает невероятный эффект. Получается что-то очень глубокое, чувствуется связь человека с природой.

Если обратиться к православным храмам, построенным в логике функционализма, то это, например, Свято-Троицкий собор и Российский духовно-культурный православный центр во Франции — целый комплекс строений в центре Парижа. Hа территории центра есть зрительный зал, парк, школа, книжные магазины, кафе и выставочные пространства. Перед архитекторами стояла сложная задача — вписать традиционное российское храмовое зодчество в застройку современного Парижа. Архитектору Жан-Мишелю Вильмотту это удалось. Фасад церкви выложен горизонтальными блоками из бургундского известняка, что создает достаточно четкий и минималистичный образ храма. Пять куполов церкви отлиты из композитных материалов, которые обычно применяются в аэрокосмической отрасли. Благодаря таким современным материалам купола получились легкими, но прочными. 

Свято-Троицкий собор и Российский духовно-культурный православный центр в Париже. Архитектор: Жан-Мишель Вильмотт Фото: Zairon

Прекрасный образец современного дизайнерского решения, который уже можно увидеть в Москве, — трапезная при храме Священномученика Антипы Пергамского. Не удивительно, что кафе-трапезная «Антипа» — теперь излюбленное место встреч столичных фланеров и зумеров, вне зависимости от их отношения к РПЦ. И это здорово — ходит человек в кофейню, покупает модный мерч, а потом и на службу, может, заглянет. А может, и не заглянет, но будет видеть, как оттуда выходят веселые прихожане и идут пить кофе за соседним столиком.

Проект храма на Верейской улице идет по этой же дороге: мы старались ответить на запрос современности, при этом не забывая о традициях. Форма здания — центрическая крестово-купольная с одной главой — отсылает к древнейшим русским церквям: Покрову на Нерли или церкви Спаса Преображения. Однако купол очень плавно переходит в барабан, кажется, будто крыша опускается до земли. Мы решили избавить храм от лишних деталей, освободили внутреннее пространство: чистые белые стены, отсутствие опор и перегородок, свечи, убранные в стенные проемы, которые служат подсвечниками, — все это создает ощущение свободы и спокойствия. Алтарная стена будет выполнена из стекла, эта часть храма как раз выходит на лес. Низкая алтарная преграда позволит прихожанам увидеть, что происходит за ней во время богослужения. 

С помощью современных материалов можно освободить приход от лишних расходов — от ежегодного обновления фасада, кровли и стен церкви. Поэтому мы решили использовать бетон — он долговечен и его не надо обновлять. Мы также предусмотрели систему централизованной вентиляции, это поможет справиться с копотью от свечей, которая очень быстро накапливается на стенах храма. 

Большое внимание уделили комфорту людей, что не очень характерно для русских церквей. На цокольном этаже будет гардероб, чтобы прихожанам не нужно было думать, что делать с верхней одеждой. На первый и подземные этажи будут вести пандусы для людей с ограниченными возможностями. На территории храма предусмотрена парковка, а церковная лавка вынесена за пределы основного здания, чтобы не отвлекать прихожан от их главной цели посещения церкви — общения с Богом.

Храм на Верейской улице в Москве. Проект Фото: архитектурное бюро ARCHPOINT

Мне кажется, стоит помнить, что церковь — это не место для развлечений, но для внутреннего созерцания. Сюда мы приходим, чтобы выдернуть себя из жизненной суеты, остановиться, подумать о Боге, осознать себя, свою жизнь. Современные вау-эффекты в церкви совершенно не имеют смысла. И даже более того, мне кажется, что современная храмовая архитектура должна стремиться к простоте форм, отсутствию искусственного украшательства. А современные материалы должны служить комфорту прихожан, должны возносить их над всем бытовым и мирским. Церковь вряд ли превратится в место для селфи. Ведь цель посещения церкви не в том, чтобы поделиться со всеми знакомыми, что мы живем насыщенной духовной жизнью. Хочется верить, что цель посещения дома Бога намного глубже и важнее. 


Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Катерина Мурашова
Многие пенсионеры чувствуют себя оторванными от жизни: мир меняется слишком быстро, а большинство явлений теперь существуют только онлайн, а не в физическом пространстве. Что же делать, если кажется, что найти общий язык с детьми и внуками все сложнее, а успеть за повесткой сегодняшнего дня и вовсе невозможно?
‎Три года назад о журнале Lancet за пределами медицинских кругов никто не знал, утверждает главный врач больницы №40 в Коммунарке Денис Проценко. Действительно, об этом медицинском вестнике до COVID-19 из неспециалистов, кажется, мало кто слышал. Во время пандемии название старейшего профильного издания все чаще стало появляться на слуху, особенно у россиян: в Lancet последний год писали не только о коронавирусе, но и о вакцине «‎Спутник V» и об отравлении Навального. «‎Сноб» рассказывает, кто основал Lancet, зачем медицинский журнал выступал в защиту палестинцев и как он увеличил количество антипрививочников

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на [email protected].