Все новости
Редакционный материал

Обучение палочника. Пенсионеры в современном мире

Многие пенсионеры чувствуют себя оторванными от жизни: мир меняется слишком быстро, а большинство явлений теперь существуют только онлайн, а не в физическом пространстве. Что же делать, если кажется, что найти общий язык с детьми и внуками все сложнее, а успеть за повесткой сегодняшнего дня и вовсе невозможно?
9 августа 2021 11:03
Иллюстрация: Veronchikchik

Пожилая женщина, симпатичная и румяная. Пришла одна, без детей и внуков. Либо будет жаловаться на то, что невестка неправильно воспитывает внуков, либо уж что-то экзистенциальное — решила я.

— Я тут с вами посоветоваться хотела, мне когда-то дочь давала вашу статью почитать, и вот…

— Я вас внимательно слушаю, — улыбнулась я.

— Скажите сперва, а вы сама-то их всегда понимаете? — спросила женщина, назвавшаяся Надеждой Петровной.

— Их — это кого?

— Ну вот новые поколения.

— Наверное, уже не всегда, — подумав, не без грусти констатировала я. — Но я стараюсь. Что мне еще остается-то? У меня же работа такая.

— Ну да, ну да, — закивала головой Надежда Петровна. — Вам по специальности надо, и вот вы все время над этим и работаете. А я, видать, упустила в свое время и теперь уже все…

— Может быть, прежде чем делать окончательные выводы относительно «все или не все», вы расскажете мне суть проблемы? — предложила я. — С кем и по какому поводу у вас возникло непонимание?

— Конечно, конечно, простите, сейчас, сейчас все расскажу, — женщина поспешно закивала головой.

У Надежды Петровны не очень литературная речь с большим количеством «эканий» и мусорных слов, поэтому дальше я перескажу суть ее рассказа своими словами.

Надежда Петровна — вдова. Муж, старше ее на десять лет, скончался пять лет назад от второго инсульта. После первого он почти потерял способность передвигаться, сидел с поддержкой и двигалась только одна рука. Когнитивные способности остались незатронутыми. Врачи говорили о возможностях длительной и дорогой реабилитации, жена ухаживала физически и пыталась поддерживать морально, но как-то бессонной ночью мужчина сказал: «Знаешь, Наденька, я благодарен тебе за все, но как-то это все тягостно и ненужно уже. Ни мне, ни уж тебе тем паче. Поэтому я все-таки, пожалуй, уже пойду. Жизнь была хороша, были и друзья, и враги, и всем им большое спасибо. Тебе, Наденька, конечно, наособицу».

Надежда Петровна заплакала и обняла мужа, но не стала ничего говорить, ибо «кто я такая, чтоб за него решать».

Через три дня после этого разговора мужчины не стало.

Надежда Петровна опять вышла на работу и работала еще три года, ровно до шестидесяти лет. Этот юбилей показался ей самой и ее близким вполне подходящим для того, чтобы торжественно выйти на пенсию — «пора тебе, Надя, и отдохнуть». Надежда Петровна — ветеран труда, всю жизнь проработала техником, имеет грамоты и пять патентов на рационализации и изобретения. В трудовой книжке — три записи, причем ниоткуда она сама не увольнялась, первые два предприятия просто закрылись. С будущим мужем познакомилась на первом заводе, где он работал мастером.

У супругов родились две дочери. Каждая из них в свой черед вышла замуж и родила двоих детей. Сейчас у Надежды Петровны трое внуков и одна внучка. Старший внук уже заканчивает школу, младшему шесть лет, он пойдет в школу в этом году.

— Жизнь удалась, не правда ли? — спрашивает Надежда Петровна и заглядывает мне в глаза.

— Безусловно удалась! — твердо отвечаю я, не отводя взгляд.

— Но еще не кончилась? 

— Конечно не кончилась!

Потеряв мужа и выйдя на пенсию, Надежда Петровна первым делом огляделась вокруг себя. Что у нее есть? Воспитанием внуков дочери никогда мать не напрягали, ведь она работала, потом ухаживала за папой, потом опять работала… Одна дочка нанимала няню, другая почти пять лет сидела и занималась детьми сама, а потом отдала их в частный детский сад. Теперь внуки уже существенно подросли, в опеке практически не нуждались, и о чем говорить с бабушкой во время редких ритуальных встреч — не понимали решительно. А она задавала вопросы типа «А много ли у тебя уроков на завтра? А что ты сегодня в садике кушал? А с девочками ты дружишь или только с мальчиками?» — и сама отчетливо понимала их глупость. Внуки, впрочем, всегда отвечали — вежливо и равнодушно. Дочери еще во время давнего подросткового кризиса заявили родителям: вы — люди прошлого и ничего в современной жизни не понимаете! — и с тех пор своей позиции как будто не меняли. Одна из дочерей работала в банковской сфере, другая в сфере продаж, причем продавала она не капусту или станки (это Надежде Петровне было бы понятно), а какие-то программные продукты, которые должны были оптимизировать работу каких-то других то ли продаж, то ли движений на рынке чего-то уже совсем неопределимого. Надежда Петровна когда-то давно пыталась спрашивать, быстро путалась и начинала подозревать, что ее девочки занимаются чем-то уж совсем эфемерным по типу (как говаривал покойный муж) «всем пытаются втюхать что-то ненужное». Дочки от таких предположений матери закономерно отмахивались и раздражались. 

Дачи — прибежища постсоветских пенсионеров — не было, от нее супруги когда-то отказались сознательно, каждый год возили дочек на юг к морю и отправляли в летние лагеря (одна из девочек серьезно занималась спортивной гимнастикой и много лет ездила в лагерь спортивный). Не было даже кошки: покойный супруг недолюбливал животных и говорил, что от них в квартире только грязь.

Были подруги, большинство тоже на пенсии — с ними у Надежды Петровны сохранялась теплая устойчивая связь, и они регулярно встречались. Был телевизор. В нем Надежда Петровна могла пересматривать старые фильмы и смотреть спорт и новости. Новые программы как-то не ложились ей на душу, казались… нескромными? Был и интернет — с двумя подружками иногда общалась по скайпу (но личные встречи с ними же давали несравнимо больше удовлетворения) и играла в несложные головоломки. Но этого же мало?

— Я всегда на дочек обижалась, что они меня вроде как глупой считают, а сейчас вот поняла: да я ведь и вправду глупая и ничему новому обучиться не могу. Я в вашей или еще какой-то статье прочла: попробуйте заинтересоваться их интересами. И я даже пробовала, смотрела там что-то такое, читала. Не могу! Оно либо непонятно (я в дочкиной и внуков речи даже не все слова понимаю), либо глупо как-то кажется. И несмешно совсем там, где все смеются. 

— Обострение этого вашего ощущения связано с выходом на пенсию? — с сомнением спросила я (все-таки уже два года прошло, чего же сейчас-то?)

— Нет, — тут же откликнулась Надежда Петровна. — Совсем нет. Другое. Когда карантин был, дочка мне лекарство привезла и тортик, мы с ней за стол в кухне, пьем чай, и вдруг она мне и говорит: «Мама, а ты понимаешь, что это с миром такое творится?» — я чуть со стула не сверзилась от удивления. А она уточнила еще: «Ты ведь большую жизнь прожила, видела всякое, может, тебе сейчас виднее?»

И так мне стало горько: ведь вот, я мать, бабка, отца нет уже, и должна я ее и внуков, наверное, сейчас как-то поддержать, объяснить что-то, какую-то мудрость там от старших передать, как в книгах пишут, а у меня для них и нет ничего, и научиться я уже ничему новому не смогу…

— У вас есть честность перед собой, — подумав, сказала я. — Это много.

— Мне подружка давала читать — какие то там старики даже в университет поступают и художественной гимнастикой занимаются… а я…

Я злобно оскалилась, подумав про себя: «Вот он, “Фейсбук” для снижения стариковской самооценки!» — и отмахнулась вслух: 

— Не берите в голову! Это они все чисто для себя, а вы ведь для другого развиваться хотите…

— Да какое уж для меня развитие, — тяжело вздохнула Надежда Петровна.

Минуты две я думала. Надежда Петровна молчала так спокойно и естественно, как могут молчать только долго и хорошо пожившие на свете люди.

— Супруг ваш животных не любил. А вы любите?

— Да! Причем всех, с детства. Мне даже всякие букашки-таракашки нравятся — такие интересные!

— Отлично! — сказала я, мигом отбрасывая возникшую у меня минуту назад идею об анималотерапии. — Слушайте историю про букашек. У меня жили три палочника. Это такие большие, с ладонь, насекомые, похожие на палочки, отлично маскируются и потому относятся к отряду «привиденьевые». Их звали Алекс, Юстас и Каспер. Они ели листья малины и традесканции, причем только по ночам, а весь день сидели неподвижно, сложив передние ноги над головой, притворяясь палкой. Если на них подуть, они начинали качаться, как будто от ветра, если взять в руки — цепенели, как будто мертвые. Так они прожили свою странную жизнь, а потом Каспер и Алекс умерли, и остался один Юстас. Он все жил и жил, и мне стало его жалко — вдруг ему одиноко? Я попросила подругу, которая работала с детьми в экологическом центре, дать мне еще трех молодых палочников из их мини-зоопарка. Она дала, и я подселила их к Юстасу. Они стали жить все вместе. Но палочники-подростки были из детского кружка, у них была дневная активность, и они привыкли, что их берут на руки. Поэтому каждый раз когда я снимала сетку, они все трое бежали вверх, перебирая огромными ногами, ждали воды или свежих листьев и просились «на ручки». 

И однажды в один прекрасный день я вдруг увидела, что наверх бегут и шевелят ногами уже четыре палочника! Я не могла поверить своим глазам и даже спросила вслух:

— Юстас, это ты?! А ты-то куда собрался, старый перечник?!

Вы понимаете, о чем я? Старое насекомое, у которого и мозга-то в нашем понимании нет, оказалось способным научиться новой, более богатой впечатлениями стратегии поведения.

— Отличная у вас история, если не врете, очень вдохновляющая! — засмеялась Надежда Петровна. — То есть, если уж дряхлый насекомыш научился, то и я смогу…

— Именно так.

— А с чего же начать-то, как вы думаете?

— С вашей сильной стороны, конечно, — честности. Вы признаете, что не понимаете, как устроено и как этим пользоваться. Но хотите знать, чтобы перевести на этот новый язык и использовать на благо имеющиеся у вас ресурсы. Так и говорите внукам и дочкам.

— А можно я запишу, как вы это ловко сказали? — спросила Надежда Петровна.

— Гм. Ну запишите. Люди любят помогать и любят, когда их слушают без оценки. Это полезно для них самих. Вы же знаете лучший способ что-то понять самому? Научить этому другого.

— Точно. Я всегда так на заводе и делала — обучишь пару девочек и сама попутно как следует разберешься!

— Тогда приступайте.

***

— Вы в совпадения верите? Ну когда одно и другое вроде бы разное, но вдруг в одном месте встречается?

— Синхронизм по Юнгу? Ну вроде да, сама сто раз наблюдала.

— Мы с подружками часто в наш парк гулять ходим. С палками. Скандинавская ходьба называется. И тут слышу, один мужчина на скамейке другому говорит: «А вон и наши палочники пошли!» Каково, а?

Мы с Надеждой Петровной рассмеялись согласно.

— А что дочки-внуки?

— Слушаю пока. Больше всего внучка рассказывает. Такие теперь оказывается мультфильмы интересные есть! И обучающие, и философские! А дочки стали вдруг советоваться — старшая вот с мужем хочет дом строить, я ей рассказала, как мы с отцом когда-то решали и как мне теперь оно видится…

— А ко мне-то вы сейчас…?

— Да средний внук в коридоре сидит. С компанией своей в классе рассорился и подрался даже, теперь не знает, как помириться. Я уж ему и так, и так, а он все говорит: так не буду! Вот привела к вам — может, чего еще подскажете…

— Ну что ж — зовите внука, — улыбнулась я.

16 комментариев
Вячеслав Потапов

Я не пенсионер, но проблема очень знакомая. 

Я стал замечать, что я чужой в этом дивном новом мире. И что мне совершенно не хочется "учиться чему-то новому".

Катерина Мурашова
Вячеслав ПотаповНаверное, это нормально и закономерно? Я тоже уже несколько лет чувствую, что не все "догоняю". Что -то можно понять "в обход", используя синтетические возможности разнопланового опыта, а что-то так и остается подвешенным в воздухе и непонятным... Наверное - это милосердие природы, ведь было бы обидно уходить из мира в котором все понимаешь и в который вписан на сто процентов...
Вячеслав Потапов
Катерина Мурашовадело не в том, что я "не могу". Могу. Но я не хочу. И я вот думаю, переступать через это не хочу или ну его.
Катерина Мурашова
Пишет Екатерина

А рукоделием заниматься Надежда Петровна не пробовала? Нет, я не предлагаю ей носки вязать. Сейчас куча всяких вариантов есть: и свечи делать, и открытки, и посуду украшать, и композиции из скрученных полосок бумаги делать... Всех техник и направлений просто не перечислишь. А интересно и старым, и малым.

У меня бабушка сейчас этим занимается. В молодости времени не было, а теперь - твори, не хочу. И интернет ей, собственно, затем и нужен, чтобы новыми идеями вдохновляться.
P. S. Когда слышу поговорку про лучший способ чему-то научиться, всегда спрашиваю, зачем тогда вообще нужно педагогическое образование. Вразумительный ответ получила только один раз: "Чтобы большие дяди могли зарабатывать на этом большие деньги". Спросила, в какую эпоху обучение педагогов было особо доходным занятием. Ответа не дождалась: у собеседника резко пропал интерес к обучению.
Это уже другая история, да. Но почему всё-таки данная фраза вошла в обиход?
Елена Лейв
Люди любят помогать и любят, когда их слушают без оценки.

Катерина, не все люди любят помогать и не все люди любят, когда их слушают, пусть даже без оценки.

Относительно первого утверждения - если человек вырос в индивидуалистическом обществе, где идея помощи не транслируется с детства, а в центр вселенной помещен он сам, то он может даже не понимать, что это такое помощь и зачем это ему лично. Разные психологические гуру бодро транслируют, что помощь другому есть разбазаривание ресурсов, которые хищники путем манипуляций отнимают от ничего не подозревающих жертв. Очень модно еще под копирку транслировать, что все эти "вредные" идеи о помощи есть наследие совка. Служили они исключительно воспитанию удобного для строя (родителей) винтика. После такого промывания мозгов человек "прозревший" будет бодро отслеживать все покушения на его время и ресурсы и помощь другим пойдет у него со знаком минус. 

 

Относительно второго утверждения - одним нужны внимательные уши, пусть даже это будет собака, которая будет всячески показывать внимание и сочувствие, это им будет вполне достаточно. Другим нужно говорить только с теми, кто их в состоянии действительно понять на соответствующем уровне. Третьим нужно не просто понимание и выслушивание, но и конструктивная реакция. А четвертые терпеть не могут рассказывать что-либо другим людям. Наверняка есть еще и другие варианты. 

Вячеслав Потапов
Елена Лейвя полагаю, есть очень разные психологические гуру.
Здесь, нмв, очень важен контекст.
Наверно, мне бы надо наваять статью на эту тему помогать/не помогать, но не знаю, справлюсь ли. Нюансов много.
То же самое с слышать/слушать, любить/не любить слушать. Кто, кого, когда, по какому поводу и еще много обстоятельств места, времени и образа действия.
Конечно, есть некоторые люди, есть, вот прямо сейчас на Снобе 
текст Олега Батлука про бабку Гренни (не могу сделать ссылку с андроида, пардон) - но можно посмотреть окончание этой истории.
Катерина Мурашова
Елена ЛейвЕлена, мне трудно с Вами согласиться. Люди помогают всем и все время, тратя огромное количество своего времени и ресурсов - я и лично знаю множество примеров, ну и достаточно заглянуть в инет. В свое время, когда я вышла в инет и совсем плохо понимала, как оно устроено, меня именно это поразило в одну из первых очередей - огромное количество людей, которые совершенно "просто так" готовы объяснить, помочь, потратить свое время чтобы меня в том или этом сориентировать. Я уж не говорю про почти анекдотическую историю, как тогдашний инет из разных точек планеты пытался избавить меня от "психологической травмы", которая не позволяет мне играть в компьютерные игры сложнее "шариков" и "головоломок";))
Что же касается людей которые категорически не разговаривают вообще ни о чем (и слушать их соответственно не надо) - они разумеется есть, но на мой взгляд их не так много, чтобы переломить общую тенденцию - большинству людей нравится когда их внимательно и безоценочно выслушивают (читают ими написанное). Разумеется это не всегда и не сплошь, но время от времени почти любому человеку хочется быть услышанным (прочитанным).
Светлана  Горченко

У меня проблемы с адаптацией к миру были всегда, только раньше оправдания вроде как не было, а сейчас есть - что с пенсионера взять? Хороший возраст, удобный.:) И попросить помощь, и если не получается - не так неловко:)

Катерина Мурашова
Екатерина Вадимовна, добрый день!
 
Ваш последний материал  (да и не только последний) заставил меня задуматься вот о чём.
Ото всех вокруг я слышу, что мир как-то необратимо изменился в 21 веке, что современные дети уже совсем другие и тд. Меня это даже несколько тревожит, потому что сама я этого в упор не вижу! Я скорее вижу обратное: чем взрослее (старее) я становлюсь, тем менее значительными мне представляются перемены вокруг меня, тем более универсальным видится опыт предыдущих поколений.
Я сама 1974 года рождения, живу в Санкт-Петербурге, работаю менеджером в торговой компании. Помимо ровесников, у меня есть очень близкие друзья, муж и жена - 1953 года, они математики, работают в компьютерной фирме, живут в Прибалтике. Их внучка и сын моей подруги - ровесники, им по 13 лет. Конечно, между нами всеми - поколенческая разница. Она влияет на оттенки восприятия, углы зрения, но никак не препятствует нашему общению. А так - мы все принадлежим к одному социальному кругу, читаем одни и те же книжки... Включая "наших" 13-ти летних, у них сейчас Конан Дойль и Дюма...
 
Единственные глубокие изменения мира, которые случились на моей памяти - это передел политической карты после распада СССР и появление всеобщей мобильной связи. Не хочу думать о том, что потенциально способно изменить мир сопоставимым по масштабу образом - остановка Гольфстрима? полномасштабная война в Европе? Во всяком случае ни тик-ток, ни текущая пандемия ковид-19 пока на это явно не тянут, слава Б-гу! 
 
Может быть все же разрыв между поколениями происходит тогда, когда они оказываются в разных социальных слоях? Или пройдёт пара-тройка лет и в свои 15-18 "наши" подростки превратятся в неведомых инопланетных зверушек?
Катерина Мурашова
у них сейчас Конан Дойль и Дюма...
Катерина МурашоваИ больше ничего? А все современное то куда делось? Ни марвела, ни джедаев, ни даже майора грома?
А слушают наверное Сенчину и Магомаева?;))
Елена Лейв
Лев, муж Елены Лейв, отвечает Катерине Мурашовой
Я лет десять назад четыре семестра вёл вечерние группы компьютерной грамотности для пенсионеров - 15 занятий по несколько часов. Самому возрастному курсисту было 85 лет. Он получил в подарок то ли от внуков, то ли от правнуков подержанный лэптоп и хотел освоить методы коммуникации, чтобы общаться с младшими, которые разъехались по всей Германии. Дедушка был очень мотивированным и не боялся техники. Освоил Windows, Word, Excel, Skype, научился писать мейлы и даже слегка обрабатывать графику.

Как говорила секретарша Вера «Нет ничего невозможного для человека с интеллектом»:)
Катерина Мурашова
Нет ничего невозможного
Елена ЛейвРазумеется. На снобе лет десять назад с легкой руки тогдашнего главного редактора была просто супермодна тема о том, как очень возрастные люди заново осваивают (или продолжают успешно) то или это - причем почему-то (я так и не поняла почему, как ни старалась) эти их удивительные занятия (например успехи в художественной гимнастике или освоение специальности пожарника) противопоставлялись традиционному для российских пенсионеров - "возятся с огородом и внуками на шести сотках" (последнее писалось с оттенком пренебрежения). Можно делать миллион вещей и освоить что угодно, и Надежде Петровне из моего поста в общем-то есть чем заняться, и с интеллектом у человека с десятком изобретений на самом деле все совершенно в порядке. Но ведь мой материал совершенно не про это... Услышав запрос несколько растерявшейся от происходящего с миром дочери, она озаботилась вдруг многовековой культуральной нормой: "старшие передают младшим накопленную и хранимую ими мудрость" и поняла, что несмотря на наличие прямого запроса (на который она в общем-то, наблюдая окружающую ее действительность, уже и не рассчитывала), у нее есть тут некоторые трудности и непонятки... И занятиями декупажем и освоением программы физкультурного техникума после 80ти эта проблема ну никак не решается...
Вячеслав Потапов
Катерина Мурашовапро передачу хранимой мудрости в точку.
Если бы молодость знала, если бы старость могла.
Я почитываю желтую (по определению моей дочери ) AdMe и там каждый пятый материал на тему мы в свое время/наши дети сейчас, и идет противопоставление, например, мы жилье покупали (речь очевидно о взрослых постСССР)/они аредуют, мы делали уборку/они нанимают клининг, мы готовили/они заказывают доставку, мы копили/они берут кредит и т.д. и т.п. с лейтмотивом нечему у них учиться (архаика vs прогресс). То же про воспитание детей, отношению к своей и чужой внешности, образование...
С
Катерина Мурашова

Вячеслав, но ведь действительно многое изменилось и изменилось быстро... И никто никого не спросил: пока жив поневоле приходится искать себя в этих изменениях. И вот тут уже есть варианты ;)) - брюзжать, обучаться и не отставать, "передавать мудрость", если удастся отловить того кому она нужна ;))

Елена Лейв
Лев, муж Елены Лейв, отвечает Катерине Мурашовой
Я рассказал об этом дедушке с другой целью. Его задача была не в том, чтобы освоить компьютер ради компьютера. Ему тоже было чем заняться и с интеллектом было всё в порядке.
 
Он хотел общаться с младшим поколением и освоил те технические средства, с помощью которых данное поколение общается. Разговаривать по телефону они могли или хотели далеко не всегда, а на мейлы реагировали адекватно, дедушкины картинки и видео просматривали, в ответ присылали свои и, по его словам, очень радовались "продвинутости" своего деда и даже хвастались перед своим окружением.
 
Вот чего я не знаю - начал ли он передавать им "накопленную и хранимую ими мудрость" и были ли запросы с их стороны. Если да, то явно не о том, как правильно форматировать тексты в ворде:)
Катерина Мурашова
Здравствуйте, Катерина Вадимовна!
Мне 33 года, а отстать от жизни я успела за пять лет в педвузе и три года работы в подмосковной школе. Когда "вышла на свободу", то вообще не поняла, что происходит и на каком языке говорят люди... Не могла найти никакую работу. В описаниях вакансий был какой-то бред и кровь из глаз, хоть я и филолог.
 
Ну я-то ладно, ещё, как говорится, на плаву. Сейчас, в связи с событиями последних лет, особенно переживаю за людей старшего поколения. Многим совсем не до учебы. Когда нет ни пенсии, ни работы, а если есть работа - на нее опасно ходить из-за ковида. Прививок люди тоже боятся. Многие потеряли или продолжают терять близких...
Вот вчера мне рассказали про женщину, которая за месяц потеряла половину семьи - мать, свекров и мужа.
Если ко всему этому ещё добавить непонимание между близкими людьми, то картина совсем мрачная...
Думаю, взаимопонимание и любовь в семье - самая крепкая опора для человека.
Пожалуйста, напишите ещё что-нибудь на эту тему. Утешительное (у Вас всё утешительное - за это большое спасибо!) Как, например, поддержать своих родителей, если у них опускаются руки.

 

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Алена Владимирская
Я не знаю по прошлому году темы более хайповой чем wlb. Форбс, Ведомости, РБК сделали трафика на ней больше, чем, наверное,…
‎Три года назад о журнале Lancet за пределами медицинских кругов никто не знал, утверждает главный врач больницы №40 в Коммунарке Денис Проценко. Действительно, об этом медицинском вестнике до COVID-19 из неспециалистов, кажется, мало кто слышал. Во время пандемии название старейшего профильного издания все чаще стало появляться на слуху, особенно у россиян: в Lancet последний год писали не только о коронавирусе, но и о вакцине «‎Спутник V» и об отравлении Навального. «‎Сноб» рассказывает, кто основал Lancet, зачем медицинский журнал выступал в защиту палестинцев и как он увеличил количество антипрививочников
Ольга Нечаева
На днях британский парламент начнет рассматривать новый закон о домашнем насилии, в котором среди нововведений будет запрет на использование понятия «жесткий секс» при судебной защите в качестве смягчающего обстоятельства. По словам Луизы Перри, одной из учредителей группы «Мы на это не давали согласия»,в Великобритании за последние десять лет более 20 женщин было убито в результате «случайности при жестком сексе». Эту формулировку защитники используют в суде для смягчения приговоров или переквалификации состава преступления в непреднамеренное убийство