Все новости

Дочки-матери в Церматте, или Ответ на вопрос: «Зачем идете в горы вы?»

Как объяснить подростку, зачем альпинисты идут в горы? Чтобы найти ответ на этот вопрос, генеральный директор проекта «Сноб» Марина Геворкян отправилась в швейцарский Церматт и поднялась на 4 тысячи метров вместе со своей дочерью Алисой
31 августа 2021 16:34
Фото: Janine Patitucci/PatitucciPhoto

Рискуя навлечь на себя гнев борцов за равноправие полов, с удовольствием отмечаю, что остались еще сферы, где женщины в меньшинстве. Например, альпинизм. Хотя и тут ситуация меняется, но, к счастью, медленно — уж очень это особенное занятие. Еще десять лет назад в горы ходили в основном подруги и жены альпинистов-мужчин, и они редко поднимались выше базового лагеря. Сейчас же я встречаю все больше самостоятельных альпинисток, штурмующих серьезные вершины. Да, их не больше 10% от общего числа, но это пока. Эти женщины (особенно гиды) рушат стереотипы. Вы, например, знали, что процент успешных восхождений у женщин на Эверест выше, чем у мужчин? Вероятно, нам помогают «женская интуиция и живучесть».

Фото: Janine Patitucci/PatitucciPhoto

В этом году на родине альпинизма, в Швейцарии, отмечают первое женское восхождение на самую знаковую альпийскую вершину — Маттерхорн, чьи очертания можно увидеть на швейцарских шоколадках Toblerone. Британка Люси Уокер совершила успешное восхождение 22 июля 1871 года. Маттерхорн и спустя 150 лет остается символом альпинизма; это очень сложная гора, хотя высота ее всего 4478 метров (Эверест в два раза выше).

Фото: Janine Patitucci/PatitucciPhoto

Решив отметить этот юбилей, швейцарцы объявили программу 100% Women Peak Challenge. Ее суть в том, что с марта по октябрь этого года команды, состоящие только из женщин, должны взойти на все 48 четырехтысячников Швейцарии. Меня пригласили принять участие в акции. Я же предложила организаторам взять в команду и мою 13-летнюю дочь Алису. К моей радости и оргкомитет, и Алиса эту идею поддержали. Для восхождения мы выбрали Брайтхорн (4164 метров) — вершину для начинающих в окрестностях Церматта, курорта в кантоне Вале, где находится уже упомянутый Маттерхорн.

Мы приехали в Церматт по специальному приглашению офиса по туризму Швейцарии. На меня нахлынули забытые за полтора пандемийных года  впечатления европейского горнолыжного курорта, хоть и в его летнем варианте. Это место с удивительной энергетикой — Маттерхорн нависает над поселком огромным каменным исполином. На таком близком расстоянии гора действует на альпинистов как кролик на удава — глаз не оторвать.

У нашей команды была прекрасный гид Тина ди Баттиста, которая специализируется на технически сложных восхождениях. На ее счету первая женская экспедиция на Денали (самая высокая вершина Северной Америки на Аляске), восхождения женскими связками в Пакистане и многие другие рекорды и достижения. Поэтому за наш «тыл» я была спокойна.

Фото: Janine Patitucci/PatitucciPhoto

Перед восхождением многим участникам нашей группы нужно было пройти акклиматизацию, в том числе и моей дочери. Алиса раньше не бывала на высоте более 3000 метров, и я не знала, как ее организм отреагирует, когда в воздухе станет на 30% меньше кислорода. Следующие три дня стояла плохая погода, но, несмотря на ненастье, мы с гидом «гоняли» Алису вверх и вниз по горам — каждый раз все выше и выше. Благо Швейцария — рай для хайкинга: на тропах понятная и удобная навигация, удобная система канатных дорог, приюты и прочие радости горного туризма. Дочь не капризничала, но у нее явно не было мотивации, ей, как и 99% людей в мире, было абсолютно непонятно, зачем идти на гору.

Фото: Janine Patitucci/PatitucciPhoto

В ночь перед восхождением я волновалась, кажется, больше, чем она сама. Я опасалась за физическое состояние дочери и одновременно понимала, что если Алиса не взойдет на вершину, то, скорее всего, и пытаться больше не будет, а значит, так и не поймет, зачем мы, альпинисты, так стремимся в горы. Нам повезло: погода в день восхождения стояла отличная. Мы поднялись на Брайтхорн и спустились вниз за 3 часа 15 минут — на 1 час 15 минут быстрее среднего времени восхождения. И самое главное, похоже, Алиса была довольна собой, я же была абсолютно счастлива.

Во время спуска на канатной дороге дочь смотрела на провожающий нас Маттерхорн и явно мечтала однажды оказаться на его вершине. Я уверена, что Алиса вернется в Горы. Они ее все-таки зацепили. И теперь она сможет ответить на вопрос «зачем?», когда нужно терпеть боль, холод, отсутствие комфорта — и все это с большим, тяжелым рюкзаком на спине. Ну а где еще так отдохнешь? Правда, Алиса?

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Сергей Николаевич
Сегодня Диане, принцессе Уэльской, исполнилось бы 60 лет. По этому случаю в Лондоне, недалеко от ее резиденции в Кенсингтонском дворце, будет открыт бронзовый памятник в присутствии двух ее сыновей, принцев Уильяма и Гарри. О своей мимолетной встрече с Дианой и о ее судьбе размышляет главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич