Все новости
Редакционный материал

IT-гиганты и конкуренция, или Как платформы меняют рынки

IT-гиганты в последние годы активно растут и привлекают все больше пользователей. С помощью приложений мы заказываем такси, покупаем товары на маркетплейсах, ищем исполнителей для простых и сложных задач, расплачиваемся банковскими картами. Можно ли считать однозначно положительным влияние платформ на нашу жизнь, разбиралась Ольга Маркова, ассистентка экономического факультета МГУ им. Ломоносова
22 сентября 2021 18:10
Фото: rawpixel.com

Платформы — не новый в нашей жизни феномен: средневековые Шампанские ярмарки — один из самых ранних примеров платформенной модели организации. Другой, более близкий нам пример платформ — газеты, журналы и телеканалы, которые могут печатать рекламу, за которую платят рекламодатели, и частные объявления читателей. Тем не менее именно в последнее десятилетие платформы стали неотъемлемой частью жизни многих людей благодаря распространению смартфонов, компьютеров и беспроводного интернета. В результате платформы выросли до небывалых размеров. 

Что же такое платформа? Вариантов определений множество: некоторые считают платформы группой технологий, от других вы можете услышать, что платформы — это институт или продукт. Мне ближе определение платформы как фирмы, которая сводит несколько сторон вместе для контакта и возможной сделки: водители и пассажиры, зрители и создатели контента, работодатели и соискатели, женщины и мужчины, которые ищут отношений (сайты знакомств тоже платформы). При этом ни одна из сторон, которые связывает платформа, не аффилирована с ней — все риски несут компании, предоставляющие услуги.

Платформы получили широкое распространение, поскольку делают нашу жизнь комфортнее: сегодня не надо голосовать на дороге или долго ждать заказанный автомобиль, чтобы уехать в аэропорт (по данным московского Дептранса, в 2010 году среднее время подачи такси в Москве достигало 30 минут, а в 2020 году сократилось до 4 минут). Также платформы позволяют сократить так называемые фрикции поиска — несовпадение во времени и пространстве сторон, которые потенциально могут совершить сделку. Например, без рекрутинговых платформ соискатель может не узнать вовремя об открытии новой интересной и высокооплачиваемой вакансии, а компания — найти наиболее подходящего специалиста (кстати, в этой части платформы могут сократить так называемую фрикционную безработицу). 

Платформы активно создают экосистемы, которые призваны облегчить жизнь потребителей. Экосистема представляет собой набор совместимых между собой сервисов: для того чтобы получить доступ ко всему полезному функционалу, обычно пользователю требуется зарегистрироваться лишь в одном из них (например, Яндекс и Сбербанк объединяют множество сервисов — от банковских услуг и поиска до доставки еды и такси). Некоторые экосистемы предлагают сквозную программу лояльности и возможность не вводить каждый раз реквизиты банковской карты при покупке в новом приложении, входящем в экосистему.

Хотя платформы во многом упростили нашу повседневную жизнь, их влияние на рынок нельзя назвать однозначно положительным. Антимонопольные органы разных стран, и ФАС в их числе, обеспокоены поведением платформ и их возможным отрицательным влиянием на конкуренцию. Но действительно ли платформы представляют собой угрозу конкуренции? Рассмотрим отдельные примеры нарушений, которые выявили антимонопольные органы в России и других странах. 

Фото: Unsplash

Долгое время сервис Booking в договорах с отелями прописывал необходимость соблюдения паритета цен: цены на сервисе не могли быть выше, чем на любом другом сайте. С одной стороны, потребителям от этого должно быть только лучше. С другой — при таких условиях новые платформы не смогут войти на рынок, поскольку не выдержат конкуренцию с Booking. В 2020 году ФАС установила, что Booking.com навязывал российским гостиницам и отелям невыгодные условия договоров. Это привело «к ущемлению интересов гостиниц». Booking оштрафовали на 1,3 миллиарда рублей.

Еще одно серьезное нарушение, которое волнует антимонопольные органы, — картельные сговоры. Однако свидетельств сговора платформ пока очень мало, они были обнаружены на рынках газет и журналов, кабельных каналов, ваучеров на корпоративное питание. 

Много вопросов у антимонопольных органов возникает к сделкам экономической концентрации, которые осуществляют платформы. Во-первых, большие платформы поглощают молодые и небольшие фирмы: 60% компаний, поглощенных Google, Amazon, Facebook в 2008–2018 годах, провели на рынке от нескольких месяцев до четырех лет (то есть это были молодые компании). Во-вторых, в тех сферах, где, например, Google и Facebook поглощали компании, в последующие три года значительно снижались инвестиции — появлялась своеобразная «мертвая зона».

Экосистемы также не всегда представляют собой благо для потребителей и рынков. Компании в экосистемах могут использовать свое положение как платформы для входа на новые рынки. Например, ФАС России обнаружила, что в 2015–2016 годах корпорация Microsoft выпустила собственную встроенную антивирусную программу Defender и одновременно ужесточила политику в отношении других производителей антивирусных программ. Таким образом, Microsoft использовала свое положение на рынках операционных систем для входа на рынок антивирусных программ. В результате компания получила предупреждения ФАС «о прекращении действий, содержащих признаки нарушения антимонопольного законодательства» и была вынуждена изменить условия для антивирусного ПО независимых производителей. Аналогичные дела о попытках злоупотребления доминирующим положением ФАС рассматривала на рынках рекрутинговых услуг (hh.ru было предписано не препятствовать на рынке роботу-рекрутеру) и приложений родительского контроля (ФАС оштрафовала Apple на 12 миллионов долларов). 

В Евросоюзе также возникают проблемы злоупотребления платформами своим доминирующим положением. Например, в ноябре 2020 года Европейская комиссия установила, что Amazon использует непубличные данные других компаний при разработке собственных продуктов. Наличие доступа к данным конкурентов могло дать Amazon преимущество в запуске новых продуктов. 

Платформы кардинально изменили рынки и нашу жизнь, однако являются ли они добром или злом для конкуренции и рынков, определить однозначно пока невозможно. В настоящий момент антимонопольные органы и эксперты лишь накапливают опыт анализа и регулирования рынков с платформами. Например, Центробанк России намеревается усилить регулирование банков в части создания ими экосистем. Также в России уже три года обсуждаются вопросы изменения антимонопольного законодательства — в сентябре законопроект планировали внести в Госдуму.

Материал подготовлен в рамках совместного проекта «Сноба» и экономического факультета МГУ им. Ломоносова. В год 80-летия факультета молодые ученые делятся своими исследованиями по самым актуальным проблемам современной экономической науки. Смотрите видеоверсию беседы выпускницы 2015 года, ассистентки Ольги Марковой с шеф-редактором «Сноба» Сергеем Цехмистренко здесь.

А что вы думаете об этом? Обсудить тему и поспорить с автором теперь можно в комментариях к материалу.

Больше текстов об экономике, политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Благотворительность в тренде. Объемы частных пожертвований растут. Чем руководствуются люди, принимая решение помогать благотворительным фондам и другим некоммерческим организациям, почему иногда благими намерениями вымощена дорога в ад и что такое эффективный альтруизм, «Сноб» разбирался вместе с экономическим факультетом МГУ им. Ломоносова
На следующей неделе в издательстве «Альпина» выйдет книга практикующего психолога с 30-летним стажем, блогера «Сноба» Александра Рязанцева. В ней автор подробно рассказывает о стадиях и способах переживания горя и принятия утраты. В основе методик, предложенных в книге, — опыт работы с родственниками погибших на подводной лодке «Курск». «Сноб» публикует отрывок из главы «Несогласие»
В России сложная ситуация с пандемией. Ежедневно растет количество заболевших. В Москве количество новых случаев коронавирусной инфекции выросло до 52%. Установлены антирекорды как по числу новых случаев — 25 766 человек, так и по числу умерших — 820 человек. В связи со сложностью ситуации с середины июня в Москве и ряде регионов ввели обязательную вакцинацию для работающих в сфере услуг. Это вызвало массу противоречивых мнений. Михаил Беляндинов, сооснователь и исполнительный директор BestDoctor, считает, что массовая вакцинация действительно позволит бизнесу работать бесперебойно, плюс это самый быстрый и оптимальный способ сформировать коллективный иммунитет и побороть эпидемию