Внимание!
18+
Этот материал предназначен лишь для тех, кто старше 18 лет.
Нет, спасибо Да, мне уже есть 18
Все новости
Редакционный материал

«Лимон немного облегчал страдания». Специалисты рассказывают, какой российский коньяк не страшно пить

В России стали пить меньше водки и больше коньяка. Причем не только производства Франции, но и южных российских республик. «Сноб» узнал у специалистов по алкоголю, почему почти весь отечественный коньяк не выдерживает конкуренции с французами, зачем в него кидают щепки и какой российский бренди* они рекомендуют для встречи тет-а-тет, пикника и просто чтобы не отравиться
15 октября 2021 9:30
Иллюстрация: Дарья Орлова

* «Коньяк» является защищенным географическим наименованием — им может называться только бренди, произведенный в департаменте Шаранта (Франция).

 

Александр Ставцев, руководитель информационного центра WineRetail:

Самая интересная история российского бренди разворачивалась в Дербенте. Коньячное производство этого региона имеет непрерывную биографию с 1861 года. Дербентский коньячный комбинат, построенный во времена Советского Союза, выглядит как производство хорошего коньяка во Франции: это огромное хранилище, в котором лежат миллионы литров старых спиртов, начиная с 1961 года. Даже бочки здесь сделаны из французского дуба.

Мне нравится несколько коньяков из дербентской линейки, но самое яркое впечатление оставил «Президент». Это винтажный коньяк 1970 года. Такого коньяка, скорее всего, больше никогда не будет. Это памятник российскому виноделию, потому что он делался из автохтонных сортов дагестанского винограда, главный из которых — «нарма» — сейчас почти полностью утрачен в промышленных посадках. По вкусу коньяк, который на комбинате наливали пробовать прямо из бочки, просто нектар. В его аромате богатое и сложное сочетание сухофруктов (курага, инжир, очень сладкий изюм), присутствуют в нем и интересные пряности, табачные оттенки, есть шоколадная составляющая, которая, впрочем, не доминирует. Есть и тона благородного старого дерева. Важно, что все эти ноты сочетаются очень гармонично, причем в «Президенте» слабо чувствуется алкогольная составляющая, а вкус продолжает ноты аромата. Поэтому в привычных терминах этот коньяк можно назвать «мягким». 

Его точно не стоит пить в коктейлях, как это сейчас принято. Это абсолютно самостоятельный продукт — можно сопровождать сигарой или трубкой, или, например, хорошим кофе по-восточному с сухофруктами. Но он настолько хорош, что за разговором можно выпить бутылку на двоих — без закуски. 

Антон Обрезчиков, журналист, винный эксперт:

Пора завязать со спекуляцией на слове «коньяк». Понятно, что мы привыкли так называть бренди еще со времен купца Шустова. Но эта тенденция в корне пагубная. Как, например, и называть шампанским только российское игристое вино… Зачем производителям таким образом портить себе мировой имидж? В России делают много хороших бренди, которым вовсе не обязательно называться коньяками. Например, водка «Кизлярка» бочковой выдержки (почему она называется «водкой», не очень понятно, ведь в ее производстве, как и в производстве бренди, используются виноградные спирты, она выдерживается в дубовых бочках). 

У нас есть советская история и постсоветская — гасить [виноградные] спирты бочками: считается, что чем больше в аромате коньяка дерева, тем круче. Но это довольно замшелый подход. В приготовлении «Кизлярки» его не используют, давая возможность раскрыться вкусу винограда. Такой виноградный бренди — более гастрономичная история, чем все эти древоподобные российские коньяки. Поэтому под «Кизлярку» подойдут сыры, шашлык, зелень — все прелести кавказской кухни.

Денис Пузырев, шеф-редактор телеграм-канала «Пьяный мастер»:

В молодости, идя на рандеву с прекрасной дамой, надо было озаботиться «бухлишком», которое не гарантировало, но увеличивало вероятность желаемого сценария встречи. Логика была такая: с водкой идти как-то не элегантно, пиво — слишком слабое, вино — стоит дорого, а то, что доступно по цене, совершенно невозможно пить. Про виски, ром и прочие текилы речь вообще не шла — их пили только супергерои в кино. При таком раскладе коньяк представлялся оптимальным решением. Да, он стоил подороже водки, однако в 1990-х на полках появился коньяк «Московский», цена на который была невелика, выглядел он более-менее прилично, а на этикетке было написано что-то про французские коньячные спирты. И, как показала практика, это был практически беспроигрышный вариант. Пара бокалов «Московского», шоколадка, нарезанные дольки лимона, набор из пяти выученных для такого случая стихов Ходасевича и Блока — и дело в шляпе.

«Московский» (в середине 2000-х завод заменил название на «Киновский», потому что государство, владеющее правами на советские товарные знаки, заявило, что «Московской» может быть только водка) можно было пить, но удовольствие от самого дешевого отечественного коньяка было весьма сомнительным. По сравнению с французским оригиналом, «Московский-Киновский» гораздо более сладкий, а вместо французских цветочков во вкусе и аромате преобладают тяжелые шоколадно-ореховые тона. И конечно, в нем нет никаких «мыльных» оттенков, которые есть у любого «француза» — то, что в Европе считалось достоинством, российским потребителем дешевых коньяков рассматривалось как дефект.

Мне «Киновский», особенно трехлетка (с синей этикеткой), всегда казался жестковатым. Конечно, лимон помогал, но это лишь немного облегчало страдания. Конец им положила одна очаровательная ведущая популярной радиостанции, раскрывшая мне секрет, что если смешивать «Киновский» с морсом «Чудо-Ягода», то результат превосходит все ожидания. «Мое топливо на каждый эфир», — объяснила она. 

Эркин Тузмухамедов, посол Коньяка (BNIC), основатель школы сомелье:

Единственный российский коньяк, который я готов порекомендовать знакомым, которые мне дороги, — это «Фанагория» 25-летней выдержки. Его производят как настоящий французский коньяк: собственный [российский] виноград проходит двойную дистилляцию и выдерживается в бочках. А о большей части российского бренди такого сказать нельзя — это уже так называемые «ординарные коньяки» с маркировкой 3 или 5 звезд, но они делаются без выдержки в бочке, а готовятся в цистернах, в которые кидают обломки дубовых деревяшек или щепок (технологии российского ГОСТ, разработанные для ускорения производства «коньяка», это допускают). 

Вкус 25-летней «Фанагории» мягкий — в нем нет какой-либо «кусачести». Он близок скорее к фруктовому джему, с достаточно долгим послевкусием. В его приготовлении используется [среди прочих сортов] «рислинг» — как раз первый сорт винограда, который начали выращивать в России. Надо сказать, что в России около 80 тысяч гектаров виноградников (во Франции около 792 тыс. га Прим. ред.), но они идут на все: и на пожрать, и на винище, и на всю ***** [используются в других производствах]. Поэтому о каком тут, ***** [к черту], российском коньяке мы можем говорить? Это ***** [обман] все. Те, кто его готовит, — ***** ***** [не большие специалисты].

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Юлия Махова
При выборе одежды большинство людей руководствуются не только ценовой категорией, качеством, визуальными предпочтениями, но и брендом. Последний ассоциируется у покупателя с определенным стилем жизни, имиджем, ценностями. Все это составляющие философии компании.
Специально для «Сноба» — новый и очень страшный рассказ Владимира Сорокина, который лучше не откладывать на поздний вечер, а прочитать прямо сейчас. Первоклассная проза, заставляющая вспомнить классические образцы магического реализма Габриэля Маркеса, но при этом абсолютно оригинальная и похожая только на Сорокина. Сразу после рассказа — интервью с автором о том, кем он себя ощущает и каким видит будущее России
Александр Рязанцев