Все новости
Редакционный материал

Послания из ГУЛАГа. Фрагмент аудиосборника «Из личной переписки»

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Специально к этой дате ЛитРес и Музей истории ГУЛАГа представили аудиосборник «Из личной переписки». В него вошли письма из собрания музея, написанные тремя советскими юношами из заключения. На момент осуждения каждому из них было не больше 23 лет. Все они впоследствии были реабилитированы, двое посмертно. «Сноб» публикует письма Николая Повало-Швейковского
30 октября 2021 9:14
Фото: ЛитРес

Авторская орфография и пунктуация сохранены

15 июня 1938 г. 

Мои любимые, нахожусь во Владивостоке на пересыльном пункте. Когда выяснится, где буду постоянно, немедленно сообщу. Вполне здоров, настроение бодрое, только нестерпимо хочется знать о всех вас. Получив это письмо, телеграфируйте о здоровье мамы, Тани, папы и дяди Коли (Николай Александрович Кропоткин) по адресу: Владивосток СВИТЛАГ, транзитная командировка, 3-я рота, заключенному, мне. Вслед пошлите и письмо, м.б. оно еще застанет меня здесь. Если будет возможность то приготовьте посылку, но не отправляйте, пока не сообщу с постоянного места. Купите трубку, табаку, хоть 4 пачки сигарет «Красин», побольше дешовых конфет, лучше монпансье. 

Какие вещи понадобятся пока не знаю. 

Надеюсь, что вы спокойно перенесете нашу разлуку и тем дадите мне больше сил. Пусть папа поможет и Тане и маме. Крепко всех обнимаю. 

Танечка, любимая моя, ненаглядная маленькая женка, все мои мысли только о тебе, только тем, что я тебе м.б. еще нужен, я и живу. Ради всего прошлого прости те страдания, что я тебе, хоть и невольно, уготовил, полюбив тебя. Я уверен, что ты не изменилась, но мне хочется это узнать от тебя самой. Открытка твоя, которую я получил в тюрьме в январе, немного поддержала меня. 

Если я буду знать, что ты спокойно будешь дожидаться меня, воспитывать Натальку, и если будет возможность учиться сама, если я буду знать что ты по прежнему любишь меня, то я выдержу, что что угодно, и 8 лет пройдут как сон, если вообще придется сидеть полностью. Пиши мне как можно чаще и подробнее, пиши о Наташеньке, о себе, о всех родных. Кроме того фотографируй Натальку и обязательно, если хочешь доставить мне самое большое удовольствие фотографируйся сама в хороших / фотографиях, не реже раза в месяц. Бери и сохраняй негативы. Деньги на это можешь пока доставать продавая мои книги. Не спутай только мои книги с книгами Владимира Сергеевича, пусть он как нибудь приедет и укажет. Да и вообще ты посоветуйся с ним 

Крепко целую твои ясные глазки. 

Навсегда твой Коля.  

Фрагмент письма Н.Н. Повало-Швейковского жене.1938. Музей истории ГУЛАГа. Фонд 6, оп. 280, ед. хр. 1. Примечание от хранителя: Письма были перепечатаны его вдовой для дочери, поэтому они не рукописные. Фото: Музей истории ГУЛАГа

19 августа 1938 г. 

Мои дорогие, я здоров и бодр, очень хочется получить от вас всех весточку и узнать здоровы ли вы все и как живете. Получили ли мою телеграмму посланную отсюда по приезде? Адрес мой: ДВК, бухта Нагаево СГПУ прииск Туманный. 

Пришлите мне пожалуйсто немного денег и посылку: сахар, сало, шоколад, конфеты, пищевые концентраты сгущенное и сухое молоко, печенье, мясные консервы или пеммикан, молотое кофе, какао, табак, трубку, папиросы (хорошие немного); бумагу, карандаши, бритву, одеколон, вазелин, фляжку, нож перочинный теплое белье и несколько пар носков; иглу, нитки, ножницы. Новигация кончится поздно и вы вероятно сможите послать не одну только эту посылку. Пишите чаще и иногда телеграфируйте не дожидаясь моих ответов. 

Татьянка, моя любимая, маленькая женушка, получила ли ты мое письмо, последнее было от 12 июня из Владивостока? Если б ты знала, как мне приятно было читать твою открытку (где ты напоминала о доверенности на часы). Получила ли ты доверенность и успела ли часы выкупить? Повторяю прозьбу которую писал из Владивостока: Как можно чаще, не реже 2 раза в месяц, фотограграфируйся сама и фотографируй Наташку, составляй альбом и бери негативы. Снимайся в хороших фотографиях, а не дома. Деньги доставай продавая книги; оставь только немногии книги, а то продавай. Какие оставить посоветуйся с папой. Есть и не мои, / а Владимира Сергеевича, их продавать нельзя. 

Какие узнай у него самого, когда приедет. Вообще ты лучше с ним познакомься и пользуйся его помощью и советоми. 

Пиши мне чаще, родная, и подробно о себе о своей жизни, о Наташке, о всех родных. Пиши и посылай регулярно. Чаще телеграфируй о своем и мамином здоровье и о Наташке. 

Помни, Татьянка, Солнышко мое ненаглядное, как много значит для меня твоя любовь, и знай что я тебя люблю по прежнему сильно. Береги себя, Наташку и маму. А свою судьбу Татьянка устраивай, если понадобится так, как если б меня и не было. Больше счастья для меня не будет, как знать, что вы с Наташкой живы, здоровы и счастливы.

Буду с нетерпением ждать письма и постараюсь чаще писать сам. Желаю вам всем счастья и спокойствия надеюсь вернутся к вам здоровым и сильным. Все девочки берегите папу с мамой и живите дружно. 

8 лет не вечность и мы еще поживем хорошо вместе 

Ваш всех Коля

Целую твои ясные глазки моя ненаглядная Та. 

Тв. Навсегда Коля 

Николай Повало-Швейковский был арестован в 1937 году, когда ему было 23 года, и приговорен к 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Николай был этапирован в прииск «Туманный», бухта Нагаево Дальневосточного края, где работал на лесозаготовках. Когда были силы, отправлял письма своей семье — матери, отцу, жене Татьяне и маленькой дочке Натальке. Николай умер 20 апреля 1942. В книге записей актов гражданского состояния о смерти за 1942 год значится следующее: «Город неизвестен. Район неизвестен. Возраст и причина смерти: 28 лет. Перитонит». Был посмертно реабилитирован.

Письма озвучили ровесники героев, актеры театра «Мастерская Брусникина» — Ясмина Омерович, Юлия Джулай, Дарья Ворохобко; театра «Июльансамбль» — Сергей Новосад, Никита Юськов, а также Роман Михащук. Режиссером выступила Виктория Короткова. Сборник доступен бесплатно на сайте ЛитРес по ссылке

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
В сентябре в издании «Новое литературное обозрение» выйдет книга «Девятый круг. Одиссея диссидента в психиатрическом ГУЛАГе». Ее написал журналист и правозащитник Виктор Давыдов, который сам был заключенным одной из «спецпсихбольниц». Попавшие в них для государства уже фактически не существовали: их заявления и жалобы не рассматривались, а срок пребывания в таких учреждениях не определялся законом. «Сноб» публикует отрывок из главы «Самый страшный день жизни»
Музей истории ГУЛАГа заявил об уничтожении карточек с данными о заключенных советских лагерей на основании секретного межведомственного приказа. Директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов и бывший сотрудник КГБ Владимир Ворожцов — о том, является ли это уничтожением истории о советских репрессиях
Автор книги «Сиблаг НКВД. Последние письма пастора Вагнера. Личный опыт поиска репрессированных» (издательство «АСТ»), руководитель Центра документации Музея истории ГУЛАГа Александр Макеев рассказывает, как в течение трех лет по крупицам собирал данные о своем репрессированном прадеде Вольдемаре Вагнере. «Сноб» публикует первые главы книги