Прописные истины

Бонус / Дополнительные материалы

Видео
Видео
Дети о том, почему евреи в гетто не сопротивлялись

Смотреть

Дети о том, почему евреи в гетто не сопротивлялись

+T -

Глупа та страна, что не жалуется на отсутствие исторической памяти у ее детей. Каждая, впрочем, борется с беспамятством по-своему. И как судить, что эффективнее: введение ли дополнительных стандартных тестов, внедрение ли темы холокоста со второго класса или обязательное ношение георгиевских ленточек в детском саду? И чем мерить эту эффективность?

Поделиться:

 

На сайте проекта «Сноб» Линор Горалик задала вопрос: «Что бы вы хотели, чтобы ваши дети знали о войне?». Второй из отвечавших сказал: «Правду». Третий поспорил с ним по поводу этой самой правды. Четвертый рассудил: «Не надо никому ничего объяснять».

Как в любом претендующем на содержательность споре об истории, периодически кто-то из участников предлагал опираться лишь на факты, а кто-то другой эти самые факты немедленно опровергал. Невозможно представить себе, что могли вынести из этой дискуссии дети ее участников, прочитай они ее.

Даже самая современная, самая продвинутая и либеральная школа претендует на то, чтобы снабдить учеников объективными фактами, то есть утверждениями, остающимися правдивыми вне зависимости от угла зрения. Сумма углов треугольника равна 180°, война началась в 1939 году 1 сентября, 17 сентября, в 1941 году, гитлеровская коалиция являла собой безусловное зло, союзники сражались на стороне добра, американцы сбросили атомную бомбу на гражданское население Японии, советские солдаты насиловали немецких женщин, мы отстояли мир на земле, мы поработили народы Восточной Европы... Список якобы объективных и противоречащих друг другу фактов можно пополнять бесконечно.

На основании этих утверждений пишутся учебники, проводятся уроки, снимается кино, то есть формируется память нации. Носителями этой памяти становятся – уже стали – наши дети. Что поняли они из учебников, запомнили из фильмов, вынесли из разговоров с родителями и учителями? Какова в сухом остатке историческая память о войне, которой мы снабдили новое поколение? «Сноб» спросил об этом детей в четырех странах.

Уинстон-Сейлем,

штат Северная Каролина, США

Северокаролинская школа искусств

 

Маша Гессен
Маша Гессен
Вход в учебный корпус

– А сам город ничего, пригоден для жизни? – спрашиваю я Бет.

Она смотрит на меня молча: города здесь как такового нет. Есть даунтаун, скучный и пустынный даже в обеденный перерыв. Вероятно, четверть века назад, когда были построены самые новые из здешних бетонных коробок, все это производило впечатление жизни: это была табачная столица Америки, разделившая свое имя между двумя популярнейшими марками сигарет. Теперь бывшие табачные склады переоборудовали под лофты в надежде, что хоть бюджетной богеме они пригодятся. Пока предложение значительно превышает спрос. Пустуют новые роскошные кондоминиумы, пустуют улицы, пустуют темные, покрывшиеся изнутри толстым слоем пыли витрины закрытых магазинов и забегаловок. Работают, кажется, только ломбарды, по несколько на каждой улице, некоторые – в огромных зданиях, когда-то построенных, видимо, под универмаги.

Школа, куда я еду, была основана еще в тучные табачные времена. Сюда по нешуточному конкурсу отбирают творчески одаренных детей, чтобы дать им основательное общее образование (директор школы преподает математику) и одновременно – образование профессиональное. В здании есть этаж, где проходят обычные школьные уроки, на остальных этажах размещаются студии, танцевальные залы, репетиционные комнаты. Впрочем, я здесь не для того, чтобы оценить художественные достижения учеников. Я здесь потому, что мне нужно поговорить с ними – с этими умными детьми, которые живут достаточно далеко от Нью-Йорка, чтобы Вторая мировая война не сводилась для них к истории их еврейской семьи, а была просто историей. Моя цель – узнать, что они думают о Второй мировой войне. Детям лет по шестнадцать – до окончания школы осталось чуть больше года – и с ними литературой занимается Бет, которая поколение назад, в другой школе, в другом городе, была моей учительницей. По плану во всех школах я буду делать одно и то же: начну с десятиминутного обсуждения самых простых вопросов о войне, затем расскажу им историю и предложу им ее обсудить.

– Когда началась война? – спрашиваю я.

Дети смущенно шуршат, переглядываются.

– 1941? – неуверенно полуспрашивает один мальчик.

Я записываю этот ответ на доске, демонстрируя таким образом, что он в принципе возможен. По классу проходит что-то вроде вздоха облегчения.

– 1938, – говорит девочка.

– По-моему, начало войны – это типа когда Германия вторглась в Польшу, – говорит Зэк, ярко выраженный отличник в белоснежной футболке.

– Это когда? – переспрашиваю я.

Зэк пожимает плечами.

– Германия вторглась в Польшу 1 сентября 1939 года, – рассказываю я. – Многие действительно считают именно эту дату началом Второй мировой войны. Впрочем, есть и такие, кто считает, что настоящее начало войны – 17 сентября того же года, когда в Польшу вторгся Советский Союз. А некоторые считают, что война началась гораздо раньше.

Дети заметно расслабляются: очевидно, я не соврала, когда сказала, что на мои вопросы нет единственно правильных ответов.

– Кто-нибудь может назвать самые главные события войны?

– D-Day, – это ровно тот ответ, которого я ожидала. Высадка в Нормандии, крупнейшая военная операция с участием американских солдат, к тому же увековеченная в фильме «Спасти рядового Райана». Крошечная смуглая девочка по имени Мариэлла упоминает битву за Мидвей и начало отступления японцев, Зэк – операцию «Барбаросса» и формирование Оси. «Тогда Советский Союз, несмотря на идеологические разногласия, решил присоединиться к нам».

Так на четвертой минуте разговора прозвучало слово «мы». Вторая мировая – последняя война, о которой молодой американец, не задумываясь, может сказать «мы». «Мы» – это общество вместе с государством, это безусловно правые против безу­слов­но виноватых.

Зачем говорить о том, что и так понятно? Я прекрасно помню, как больше двадцати пяти лет назад молодой учитель истории (теперь он муж Бет) рассказывал нам о войне во Вьетнаме, как мы писали сочинения, взбудоражившие класс и поссорившие некоторых учеников с родителями.

Про Вторую мировую не помню из уроков ничего – она, как и Вьетнам, вписана в обязательный для всех старшеклассников курс «истории США», но прочитывается быстро и не запоминается. Абсурд, если задуматься, ведь ни одно событие XX века не преобразило американское общество так, как это сделала Вторая мировая – ускорив эмансипацию женщин, предопределив появление пригородов, создав условия для движения за гражданские права негров, а позже – для сексуальной революции.

Возможно, впрочем, именно поэтому война и не подлежит обсуждению: без нее современное американское общество немыслимо, а значит, она сама никакому осмыслению не подлежит.

– Почему началась война?

– Потому что Версальский договор был несправедлив к Германии, – вдруг говорит кто-то. Слегка опешив, я пишу это на доске и не успеваю даже выяснить, кто так ответил и почему, прежде чем звучит уверенный девичий голос.

– Националистические движения, – говорит блондинка Нэнси, вторая ярко выраженная отличница в классе (она несколько раз скажет, что слушает курс по истории университетского уровня).

– Гитлер хотел построить империю, – уверенно говорит Зэк. – И Муссолини. Муссолини хотел возродить Римскую империю, а Гитлер – построить Третий рейх.

– А как насчет России?

Класс молчит.

– Кому-нибудь приходило в голову, что Сталин тоже строил империю?

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 43 комментария

Очень интересно. Спасибо.

Маша, спасибо большое, очень интересно. Мне очень не нравилось преподавание истории в государственной школе США, и мне не слишком нравится преподавание истории в системе Международного Бакалавриата (уже в частной школе Лондона). Жаль, что Вы не посетили школу моей дочери - дискуссия могла получиться непредсказуемая. Там учатся дети из более чем 60 стран мира, и все несут в себе элементы своего национального восприятия истории (очень многие поступают в школу в средних и старших классах). У них часто разворачиваются бурные дискуссии на уроках, и эта тема несомненно, вызвала бы очень разные реакции. Мне теперь интересно, что моя дочь скажет, прочтя этот материал. Как бы она ответила на Ваш вопрос?

Маша, а может, спросите ее? Мне тоже интересно!

Я спросила, но пока получила отпор - пишет эссе по Ибсену, завтра сдавать. Но зато она мне сообщила, что изучают они предпосылки Первой мировой, Первую мировую, Муссолини, подъем Гитлера до 1939 г., предпосылки Второй мировой и потом... период холодной войны. Т.е. саму Вторую мировую они вообще не "проходят"! Я же говорю, у меня проблемы с тем, как они тут историю изучают. Я, правда, не волнуюсь за ее знания о холокосте и "окончательном решении" - и семейные истории есть, да и в "Яд Вашем" мы недавно были. Интересно, что на вопрос "когда началась война?", она ответила неуверенно, "в 1939 или 1941", прямо как американские школьники. И виновато добавила, "I feel stupid for not knowing for sure".

Интересно! Но мне правда кажется, что даты - ну совсем не самое главное. Более того, в российской системе обучения они явно используются как некая маска, загораживающая суть явления.

Маша, наконец поймала своего ребенка, и мы прочитали вместе часть Вашей статьи (пришлось кое-какие слова перевести, но в основном она текст осилила). Я специально не стала ей показывать описания дискуссии в разных школах, чтобы не повлиять на ее мнение, мы прочли только факты истории Вашего прадеда, и я ее спросила, что она думает о его действиях. Абсолютно не задумываясь, она сказала, что он сделал максимум, что он мог, чтобы помочь своему народу. И даже если бы не было факта о двойном дне в грузовиках, она бы не стала его осуждать, т.к. во время холокоста (самое страшное время в истории - ее слова) нельзя было требовать от людей в гетто абсолютного соблюдения моральных норм. С учетом всех фактов, она уверенно сказала, "What he did was perfectly logical and fairly heroic. He put himself in the best position to help his people and did the best he could in the circumstances."  Я попыталась поставить ее перед определенным выбором, "Где же правда? Герой или коллаборационист?" - она не смутилась нисколько. Ее ответ: "Both. These things are not mutually exclusive. " Меня больше всего поразила легкость, с которой она сформировала свое мнение, практически не задумываясь.  

Круто! Спасибо за эксперимент - и поздравляю с дочкой!

Гениальный материал!!! Спасибо, Маша!

Спасибо! Прочитала просто на одном дыхании.

Мне было интереснее всего то, что именно Американские школьники ищут абсолютную правду и отметают возможности других трактовок. Пожалуй это даже более проблематично чем набор гибких фактов у Московских школьников.

Эту реплику поддерживают: Александр Мансилья-Круз

Спасибо! Вы знаете, я уже после написания статьи сформулировала для себя (рассказывая об этом опыте кому-то на "снобском" мероприятии), что происходило в московском классе: мне кажется, ученики пытались понять - и сказать - что я от них хочу услышать. Отсюда гибкость.

Тоже прочитала на одном дыхании. Впечатляет, Ваш подход в целом, но особенно как Вы в дискуссии вставляли сложности истории Вашего продеда.

Маша, как всегда тонко и блестяще!

Лена, спасибо! Очень приятно.

Потрясающая статья. Главный вопрос для меня - что лучше: четкое знание, где черное и где белое либо готовность принять (сконструировать) любую реальность, ощущение того, что черного и белого нет. Наши дети живут в нашем мире, и, похоже, их реальность "смешения красок" происходит не только в силу особого преподавания истории. Российская реальность учит тому, что черного и белого нет, есть вечно меняющийся калейдоскоп цветов, "реальность одна - картин мира много". Размышляю, хорошо ли в таком мире жить нашим детям - и не могу ответить себе на этот вопрос.

Спасибо большое. Конечно, любой эксперимент - тем более такой нерепрезентативный - не бывает чистым, и я все больше думаю, что отчасти я экспериментировала с позицией учителя в классе. Мне кажется, что основная разница между тремя западными школами и московской (и тут как раз три западные, при всей исключительности американской школы, можно объединить) - в том, что западные ученики воспринимали меня как очередной источник информации, а московские - как авторитетную фигуру, которой надо было дать то, о чем она просит (а для этого угадать, что я хочу услышать).

Видимо евгеника все же наука, и мы еще очень мало знаем о памяти генов и  наследственности : Если родителей, и их родителей, долгие-долгие годы водили в слепую по лабиринту истории, что вы хотите от детей? В их ПОДсознании - завтра могут "черное" объявить "белым", официально и везде. Как там? Я не я и хата не моя...    Это я об окончательном выводе автора.

Маша, спасибо за исследование. Познавательно.

Спасибо, Алла. Очень точно замечено. То есть насчет генов не знаю, но культурная память, культурные навыки, которые получены от родителей, дедушек и бабушек - налицо. В этом, наверное, основное различие московских и берлинских школьников: германская культура эти навыки поломала сознательно.

Эту реплику поддерживают: Алла Щепина

Замечательный материал! Сколько еще тем, лежащих на поверхности, не поднято...!?

Маша, не останавливайтесь, это сравнение надо продолжать. Надеюсь, многие со мной согласятся, что это один из самых лучших материалов Сноба.

Еще раз, браво, Маша!

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Алла Щепина

Михаил, спасибо огромное! Что Вы имеете в виду под продожением сравнения?

Маша ведь на таких группах можно рассматривать самые разнообразные вопросы и оценки, а как это полезно для понимания будущего! :-)

Согласна. А какие вопросы Вы бы хотели "опробовать"? Вопрос не праздный. Хотя, конечно, надо понимать, что эксперимент ненаучный.

Разумеется, ненаучный, но имеющий высокую культурологическую ценность, так как в тенденциозности автора заподозрить нельзя :-)

А какие вопросы? А разве это имеет значение, значение имеет только дельта во взглядах :-)

Согласна с Вами по всем статьям) И тем не менее - если придумаются темы, которые хотелось бы так "обкатать", была бы рада узнать.

http://graf-garcia.livejournal.com/82765.html

мне, кстати, стремление московских школьников свести всю войну к Восточному фронту (ну плюс Хиросима-Нагасаки-второй фронт) кажется ущербным, но несколько более обоснованным, чем всеобщая тенденция свести ее (и разговор про нее) к Холокосту...

Эту реплику поддерживают: Екатерина Соловецкая

Не соглашусь. Мне кажется, что знания о холокосте дают гораздо больше понимания природы Второй мировой войны, чем знания о хронологии военных действий на Восточном фронте + Хиросима и Нагасаки. Вторая модель - абсолютно абстрактная, первая - про людей.

Владимир Тодрес Комментарий удален

Володя, комментарий пустой. В буквальном смысле

Холокост - это ужасно, все это понимают и никто против этого не попрет. 

но это не есть вся мировая война. Мне искренне непонятно, чем смерть 6 миллионов евреев настолько важнее смерти 24 миллионов советских солдат и мирных жителей или более 70 миллионов смертей по всему миру... 

Надо заметить, что в российских школах проходят 2 войны - в разных курсах - в курсе российской истории и мировой ( по крайне мере так было у нас) . И на Отечественную войну выделается больше часов. Поэтому российские школьники знают преимущественно о Восточном фронте.  

Мария, а Вы не спрашивали у школьников, почему на их взгляд нацисты истребляли евреев?  

Екатерина, меня зовут Маша, именно поэтому я так подписываюсь.

Мне кажется, это совершенно ложное противопоставление: 24 миллиона советских солдат или 6 миллионов евреев. Конечно, само сравнение кощунственно. Но мне кажется, что между российским и западным упрощениями истории войны есть сущностная разница. Российские школьники не говорят об убитых: они говорят о датах сражений, об обороне Москвы, о героической битве в Сталинграде - они не говорят при этом о живых щитах из невооруженных ополченцев, о тысячах новых солдат, которых ежедневно пригоняли в Сталинград на верную смерть - то есть не говорят о самом страшном в этой войне: о полном обесценивании человеческой жизни. Когда говорят о холокосте, говорят, по сути, именно об этом. И вот именно это - знание, что войну развязали чудовища, не признававшие ценности человеческой жизни - мне кажется самым главным. Я бы предпочла, чобы дети знали и о холокосте, и о советских солдатах, и о жителях восточноевропейских стран, угнанных на работы в Германию, но  главное - чтобы они понимали, что эта война была преступлением против человечности. Из российского курса истории, боюсь, это вынести трудно.

Маша! Мне кажется, что позиция "нетрактовки" военных событий, а только заучивание дат связано не только с боязнью самих учителей давать оценки (а вдруг идеология поменяется?).

Позиция заучивания дат очень сильна в российской школе - это проще, и  системы образования, которые дают возможность человеку помыслить - еще недавно только появились (тот же самый Занков).

Кроме этого, отчего-то мы привыкли мыслить массами. Масса людей погибла, массу людей отправили в лагеря. Массами и цифрами. И  в таком ключе- теряется ценность одной единственной человеческой жизни. И я абсолютно согласна с Вами, что войну (причем абсолютно любую) важно и нужно детям давать с позиции ценности человеческой жизни.

Меду тем, эвристические задачки - великолепный тренирововчный материал, приучающий, кроме всего прочег детей к разноцветности жизни, дающий понимание, что на предмет можно посмотреть с разных сторон, и от этого суть факта не поменяется, а поменяются только точки зрения. Которые, кстати, каждая имеют право на существование. Одним слововм, что в жизни все не только черное и белое. а скорее- оттенки серого.

Маша, вы задавали вопрос Михаилу по поводу продолжения эксперимента. А Вы хотите задавать детям только общекультурные или исторические вопросы, или можно придумать по всем областям знания?

Владимир Тодрес Комментарий удален

Опять то же самое. Баг? Напиши в саппорт, пожалуйста. Спасибо

Спасибо

Спасибо вам огромное, Маша. Дико интересно. Казалось бы, общая картина вполне предсказуема (Нормандская операция, Хиросима-Нагасаки, обещания Гитлера и т.д.). Но для меня оказалось любопытнее всего не то, в каких "местах" существует разница в восприятии события, а именно то, каким образом она проявляется в ответах учеников на ваши вопросы, то, как уверенность в том, что они говорят, переходит в колебание, как дети натыкаются на тупики и пытаются найти выход... Очень своеобразный процесс.

Меня поразило еще и то, как ученики развивали "мысль"  в истории с вашим дедушкой. Немцы, конечно, в этом смысле плюралисты (неоднозначность собственной истории обязывает) и не рассматривали вопрос с позиции закона противоречия с целью найти однозначный ответ.

Слушайте, а интересно-то ведь предлагать детям ситуацию и наблюдать за тем, как они ее анализируют и предлагают настолько разнообразные варианты... "Удобный" подход, применимый ко многим вопросам

Игорь Андрющенко Комментарий удален

Спасибо!

Маша, как всегда, необычно и актуально. Я обратил внимание на два сюжета. Первый  - ярко подмечена амеро-евро- и пр."центричность" восприятия войны в разных странах. Рецепт: слушать и слышать логику другого, быть толерантным даже к вещам "неполиткорректным" в твоей традиции.  

Вторая - механистичность восприятия истории российскими школьниками. И вот здесь, мне кажется, вылезает главное: в западной традиции герои истории - люди, со своими сильными и слабыми сторонами, а у нас - абстракции - "народ", "система" и т.д.  

Спасибо огромное!

Прошу прощения,что с опозданием,но спешу выразить  восхищение Вашей идее.В дни празднований у меня было много неформальных бесед с детьми(за кулисами,в ожидании выхода на сцену),и многие как раз говорили,что не даты надо помнить,а трагедию людей,и многого они не понимают,но им кажется,что со временем разберутся,ведь все больше архивов рассекречивают. И тут один тоже,видимо,смелый пятиклассник,совершенно искренне говорит: "Я все равно не понимаю,почему с Гитлером нельзя было договориться,ну денег ему дать в конце концов?" Представляете??? Так что обязательно Вашу статью детям покажу. Спасибо! 

Мария Айзина Комментарий удален

Спасибо за материал. Советую выставки в музее на поклонной горе в Москве и музее холокоста в Лос Анджелесе.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Умерла певица Юлия Началова

Умерла певица Юлия Началова

Всего просмотров: 22966
Все новости