Елена Котова

Убить пересмешников

Помните, в школе нам втюхивали про  соревнование двух систем? СССР вот-вот обгонит Америку.  А там в ответ заклинания про «империю зла».  Вроде, давно пора угомониться:  России уже до Америки, как до луны, -- ее экономика размером в один Нью-Йорк. Все равно соревнуемся.  Теперь в идиотизме. Русские каналы вещают, что наши ракеты долетят до Майами, -- кормчий лично проверял, -- а в экономике жопа исключительно из-за американских козней. На CNN комментаторы с безумным взором твердят, что русские украли выборы. Уже отликовали, что будет  расследование Мюллера, уже отгоревали, что оно оказалось пшиком, все равно не могут остановиться. Раз выбрали Трампа, а мы к нему такой личный неприязнь испытываем, кушать не могу, значит, русские.  Как четыре года назад украли выборы, так и беда в Америке.  
0

Ваша селедка давно протухла

Люди, вам в голову не приходит, что вы представляете хоть какой-то интерес только в качестве электората?  Вас держат за быдло с самыми простейшими инстинктами, кому можно вечно продавать одно и то же: безбедную жизнь с дешевым жильем, бесплатными школами и больницами и социальными подушками на все случаи жизни.  С изобилием, но, чур, без неравенства.  Со всех углов базара крик нахрапистых торговцев: “селедка по пять рублей!”, “ а у меня по три!”, “иди, дорогой, сюда, такой изюм ты в жизни не кушал!”…   Тут с другом поспорили – он считает, что нахрап пошел только в последние лет двадцать, когда все забыли, что селедку с изюмом жрали в СССР, и это было несъедобно. Нет, -- отвечаю, --  этот товар всегда был в ходу. Адски же соблазнительно: социализм, но, не как в СССР или Китае времен Мао, а с «гуманным лицом».   
1

Божий суд онлайн

Каждый ведет диалоги с богом, даже если не подозревает об этом. Всю жизнь длится судный день. О нем забываешь в ворохе событий, но он приходит, как только требуются ответы: почему, за что, по силам ли испытание и ради чего оно.  Не важно, что вышибло– любовная драма, предательство, потеря, отчаяние беспомощности, невозможность ничего изменить.  А если всё сразу, в одном флаконе… Тогда вообще ничего, кроме судного дня.  Даже жизнь побоку, суду ведь предстает душа, а она может жить и бесплотной жизнью. Тем более, рядом смартфон с мессенджерами, мейлами, соцсетью, фотопотоком.  Есть, где душе с богом поговорить. Это я об Илье, герое романа Дмитрия Глуховского «Текст». На поверхности триллера, а на самом деле бездонного повествования о сюрреализме реальности. Книга вышла давно, а фильм по ней – только что, и вы ломанулись, ведь фильм наверняка хороший. Из такого триллера сложно сделать дрянной фильм. 
3