Алексей Алексенко

Потепление определяет сознание

Жара определенно влияет на мозг. Вот один характерный пример: с публикацией этой заметки мне пришлось ждать, пока в Москве установится жаркая погода, потому что, когда погода нежаркая, читателям отчего-то неинтересно читать про глобальное потепление. Представьте себе: идет эпохальный процесс погибели всей биосферы, он займет минимум столетие, ваши розовые пухлые правнуки будут корчиться в испепеляющем жару катастрофы, но ваш сегодняшний интерес к этому феномену зависит от того, +20 на дворе или +30. Эх, люди, люди.И это не только мои частные сетования на подлую людскую природу, такие колебания интереса замечали многие. Именно поэтому в разгар лета публикаций на тему глобального потепления больше всего. Одна из последних таких публикаций как раз и сообщает нам, что интерес публики к проблеме глобального потепления подхлестывают всевозможные климатические курьезы: когда лето жаркое, в Егорьевске горят торфяники, а над Техасом проносятся торнадо, на вопрос «Происходит ли глобальное потепление?» большинство людей с уверенностью отвечают: «Да!» Когда погода нормальная, многие не уверены насчет потепления — есть оно или его нет, черт его знает.Это исследование Энтони Лейзеровича из Йельского университета научно доказывает, что природные катастрофы влияют на глобальное потепление, точнее, на то, верит в него публика или нет. Как ни странно, гораздо меньше известно об обратном влиянии: действительно ли глобальное потепление (если оно происходит) вызывает природные катастрофы. Для ученых вовсе не очевидно то, что так очевидно для публики (вернее, не то чтобы очевидно, но просто она «так чувствует интуитивно»). Ведь действительно, если температура Земли поднимется на 5 градусов (это чудовищно много, спросите любого климатолога), то просто каждый день вашей жизни будет на 5 градусов теплее: зимой –10 вместо –15, летом +35 вместо +30, ну и что? Где тут катастрофа?
0