Все записи
17:29  /  6.06.19

7416просмотров

Санта-Барбарелла продолжается! 5 серия

+T -
Поделиться:

1 серия

2 серия

3 серия

4 серия

Если начать с краткого содержания предыдущей серии, то нам удалось забрать деньги из разорившегося черногорского банка и открыть кафе к очередному сезону. Тут звучит торжественная музыка, цветы, улыбки и всеобщее ликование. И затем, конечно же, требуется новый вираж сюжета, чтобы скучное мещанское счастье не напоминало болото и было о чем снимать кино. Нам таких виражей не занимать. 

Оказалось, у черногорцев есть примета - если четвертого апреля идет дождь, то потом сорок дней подряд природа горько плачет. Такое случается раз в двести лет, и мало кому везет наблюдать этот интересный феномен собственными глазами. Но нам повезло! В день нашего открытия лил проливной дождь, и вот уже сорок дней я плачу вместе с природой. Муж говорит, что мы обе истерички. Подумаешь, пятнадцать градусов и дождь. Подумаешь, нет клиентов. Подумаешь, мы разоримся и умрем. Как будто первый раз разоряемся и умираем. 

- Нет, ну скажи, - горестно вопрошаю я, - Бывают люди, которые живут без проблем?!                    - Бывают. Но они все в сумасшедшем доме. Их проблемы уже давно решил галоперидол.

Не удивлюсь, кстати, если большинство обитателей сумасшедшего дома – черногорские рестораторы. Я уже сама близка к тому, чтобы влиться в их коллектив и искать утешение в галоперидоле, так как за этот месяц помимо беспрерывного дождя нас еще посетили ураганный ветер под названием “Юго” и финансовая инспекция. 

Начнем с Юго. Этот хулиган доставляет нам гораздо больше хлопот, чем его собратья Бура и Сирокко. В первое наше знакомство, случившееся несколько лет назад, весельчак Юго решил поменять дислокацию кафе и за несколько минут перенес все наши столы и стулья в конец набережной, причем впереди нашей мебели мчались, спасаясь бегством, посетители. 

В этом году Юго вырвал с корнем два зонта, под которыми у нас стоят столики, и, хохоча и завывая, выбосил их в море. На следующий день мы купили новые и поставили на место прежних. Юго ужасно понравилась эта игра. Он даже вернулся (хотя по прогнозу должен был быть на Сицилии) и совершил очередной набег на кафе. Стоило ему поднять зонт в небо, как наш молодой самотверженный повар бросился наперерез и вцепился в зонт обеими руками. И в итоге они вместе улетели за тоннель. 

Я все могу понять и принять – и инспекции, и дождь, и даже снежный буран в середине черногорского мая, но когда наши повара летают по набережной на зонтах, словно Мэри Поппинс, мне хочется только одного – сдаться и заколотить крест на крест двери заведения. 

- Черт бы тебя подрал! – орала я, потрясая кулаком куда-то в сторону неба. – Вали уже на Сицилию!

- Если ты хочешь, чтобы тебя услышали, говори тихо, – посоветовал муж и пошел к морю искать наши унесенные ветром рекламные доски. 

Досок он не нашел, но зато утопил в море телефон. Наверное, специально, чтобы я не звонила ему каждую минуту с вопросом, когда кончится дождь. 

Мы хотели купить новые зонты взамен сломанных, так как, несмотря на все мои увещивания, гости отказывались сидеть под ливнем. Но тут на Черногорию обрушился семидневный праздник труда и все закрылось. Больше всего на свете черногорцы любят отмечать праздник труда. Тут уж они гуляют на совесть, чтобы, не дай бог, никто не упрекнул их в нелюбви к труду. 

В разгар празднования к нам пришла инспекция. За пять лет мы уже хорошо изучили повадки инспекций, и знаем, что они любят нагрянуть, когда кафе только-только открылось, и все еще кружится в веселой суматохе, но, как обычно, проверка застала нас врасплох. 

Спасло нас только то, что муж, как выяснилось, очень похож на хорватского певца Роко Блажевича, а инспектор оказался его преданным фанатом. Продемонстрированное фото мордатого мужчины с глазами навыкате не имело с моим мужем ничего общего, но муж страшно обрадовался, возопил "дааа!" и тут же начал перебирать свое древо до восьмого колена, припоминая, что какая-то из прапрабабушек ездила в Хорватию и наверняка там согрешила, разомлев под ласковым хорватским солнцем. Вот так вместо штрафа, мы неожиданно обрели родственника. И надо сказать, что фамилия Блажевич подходит моему мужу гораздо больше, чем его собственная.

Подводя итоги первого месяца нашего пятого сезона, мне есть, что сказать, друзья!

Я умиляюсь, когда вижу, сколько людей мечтают на старости лет открыть свой ресторанчик на берегу моря, потягивать вино и дремать у камина. У меня только один вопрос - пока они будут дремать, кто будет всем заниматься?

Вылавливать зонты и доски из моря. Делать искуственное дыхание кассе. Беседовать с инспекторами на таджикском черногорском. Работать психотерапевтом в коллективе, потому что кухня поругалась с баром и теперь их конфликт разрешит только вендетта. Виртуозно соединять вентилятор на батарейках с морозильной камерой, чтобы спасти десять килограмм пельменей и вареников, так как во всем городе еще вчера вырубило электричество и включат возможно послезавтра. Собирать три сотни скучных документов по всем инстанциям, а потом выяснить, что нужен только забытый триста первый. Затыкать грудью прорвавшую канализационную трубу. Бежать два квартала, выпучив глаза, за яйцами в соседний магазин, так как с самого утра все двадцать семь посетителей заказали омлет. 

У меня только один совет этим смелым людям. Не дожидайтесь старости! Начинайте мучиться уже сейчас!

- Все, приехали! С меня довольно! - сказала я мужу, глядя на проливной дождь за окном. – Закрываем кафе!

- Пока рано! 

- А чего ждать-то?! 

- Ну как чего? Звезду Мишлен!

Так что у меня хорошие новости, друзья! Мы пока не закрываемся, потому что ждем, что нам вот-вот вручат мишленовскую звезду.

Кстати, вся эта веселая апрельская кутерьма не помешала нам выйти на первое место из шестидесяти ресторанов Герцег-Нови на сайте трипадвайзер! И вчера, наконец, выглянуло солнце!