Владимир Клавихо-Телепнев

Контрабас 50/50. История одной дружбы

0

Владимир Клавихо-Телепнев в Пушкинском музее

Владимир Клавихо-Телепнев «Детство. Отрочество. Юность» в Пушкинском музее

 

Владимир Клавихо-Телепнев о своих фотографиях на выставке «Детство. Отрочество. Юность» в Пушкинском музее

  •  
  •  
  •  
  •  

Когда-то давно на книжной ярмарке во Франкфурте я купил альбом с детскими фотографиями Льюиса Кэрролла, и тогда мне детская тема вообще стала интересна. У него мало взрослых портретов — он снимал детей, за что его очень ругали. Когда я начал делать детскую серию, еще до иллюстрации «Алисы в Стране чудес», меня тоже очень ругали, и тогда я понял Кэрролла, пожалел его и представил, что он, несчастный, терпел. Потом все вышло на иллюстрации «Алисы», и голоса смолкли. У меня не было учителей, но мои соратники — это люди, которые понимают, что я делаю: Рустам Хамдамов, Петр Наумович Фоменко, Питер Гринуэй. В 2004 году вместе с приятельницей мы начали проект, делали иллюстрации к «Алисе в Стране чудес».

В России пока фотография воспринимается в сантиметрах, а не в качестве: чем больше, тем лучше. А со мной никогда не могли разобраться, куда меня сунуть. На выставки современного искусства я никогда не попадал, меня это расстраивало, но не очень сильно. Для меня важно, что есть люди, которые как-то правильно реагируют на мои работы. У Дома фотографии другое направление, более современное, а про мои работы нельзя сказать, что они современные. А отдел фотографии Пушкинского музея — это совершенно другая история, другое качество и направление.

Вообще, музей давно хотел открыть отдел фотографии, и выставкой «Детство. Отрочество. Юность» он и открывается. Она посвящена детским образам в искусстве от Возрождения до наших дней. Это огромная выставка картин Рубенса, Гойи, Ван Дейка и других. Выставке фотографии выделен отдельный зал. Удивительно, как кураторам удалось соединить эти две глыбы. Я всегда говорил своим студентам: «Знаете, как проверить, хорошая фотография или нет? Нужно раздвинуть в музее работы и вставить туда свою. Потом посмотреть — висит она там или нет». И тут это произошло со мной в реальности. Мне это очень приятно, особенно оказаться рядом с фотографами, которые здесь представлены, например, Льюис Кэрролл и фотограф викторианской эпохи Джулия Маргарет Камерон. Джулия Маргарет Камерон мне всегда была симпатична, потому что это не просто портреты, а в каждой работе сюжет, поэзия. У нее большая детская серия, но кроме этого она делала портреты очень известных людей того времени, но снимала их не как репортер, а как настоящий художник.

Фотографии, представленные на выставке, как раз из книги, она вышла в этом году в издательстве «Слово». На фотографиях девочка Сонечка. В переписке Кэрролла всплыло, что он предполагал Алису брюнеткой, а человек, который первый иллюстрировал книгу, сделал ее блондинкой — такой коммерческий вариант. А я снова сделал ее брюнеткой. Сначала это мало кому нравилось, но потом я набирал обороты, да и девочка оказалась гениально артистичной. Когда я практически доделал работы, то начал предлагать их в издательства, но они отказывались, говорили, что это очень дорого и невыгодно. Издательство «Слово» согласилось опубликовать, я отдал им работы совершенно бесплатно.

0

Владимир Клавихо-Телепнев «Детство. Отрочество. Юность» в Пушкинском музее

Владимир Клавихо-Телепнев о своих фотографиях на выставке «Детство. Отрочество. Юность» в Пушкинском музее

  •  
  •  
  •  
  •  

Когда-то давно на книжной ярмарке во Франкфурте я купил альбом с детскими фотографиями Льюиса Кэрролла, и тогда мне детская тема вообще стала интересна. У него мало взрослых портретов — он снимал детей, за что его очень ругали. Когда я начал делать детскую серию, еще до иллюстрации «Алисы в Стране чудес», меня тоже очень ругали, и тогда я понял Кэрролла, пожалел его и представил, что он, несчастный, терпел. Потом все вышло на иллюстрации «Алисы», и голоса смолкли. У меня не было учителей, но мои соратники — это люди, которые понимают, что я делаю: Рустам Хамдамов, Петр Наумович Фоменко, Питер Гринуэй. В 2004 году вместе с приятельницей мы начали проект, делали иллюстрации к «Алисе в Стране чудес».

В России пока фотография воспринимается в сантиметрах, а не в качестве: чем больше, тем лучше. А со мной никогда не могли разобраться, куда меня сунуть. На выставки современного искусства я никогда не попадал, меня это расстраивало, но не очень сильно. Для меня важно, что есть люди, которые как-то правильно реагируют на мои работы. У Дома фотографии другое направление, более современное, а про мои работы нельзя сказать, что они современные. А отдел фотографии Пушкинского музея — это совершенно другая история, другое качество и направление.

Вообще, музей давно хотел открыть отдел фотографии, и выставкой «Детство. Отрочество. Юность» он и открывается. Она посвящена детским образам в искусстве от Возрождения до наших дней. Это огромная выставка картин Рубенса, Гойи, Ван Дейка и других. Выставке фотографии выделен отдельный зал. Удивительно, как кураторам удалось соединить эти две глыбы. Я всегда говорил своим студентам: «Знаете, как проверить, хорошая фотография или нет? Нужно раздвинуть в музее работы и вставить туда свою. Потом посмотреть — висит она там или нет». И тут это произошло со мной в реальности. Мне это очень приятно, особенно оказаться рядом с фотографами, которые здесь представлены, например, Льюис Кэрролл и фотограф викторианской эпохи Джулия Маргарет Камерон. Джулия Маргарет Камерон мне всегда была симпатична, потому что это не просто портреты, а в каждой работе сюжет, поэзия. У нее большая детская серия, но кроме этого она делала портреты очень известных людей того времени, но снимала их не как репортер, а как настоящий художник.

Фотографии, представленные на выставке, как раз из книги, она вышла в этом году в издательстве «Слово». На фотографиях девочка Сонечка. В переписке Кэрролла всплыло, что он предполагал Алису брюнеткой, а человек, который первый иллюстрировал книгу, сделал ее блондинкой — такой коммерческий вариант. А я снова сделал ее брюнеткой. Сначала это мало кому нравилось, но потом я набирал обороты, да и девочка оказалась гениально артистичной. Когда я практически доделал работы, то начал предлагать их в издательства, но они отказывались, говорили, что это очень дорого и невыгодно. Издательство «Слово» согласилось опубликовать, я отдал им работы совершенно бесплатно.

0

Владимир Клавихо-Телепнев «Детство. Отрочество. Юность» в Пушкинском музее

Владимир Клавихо-Телепнев о своих фотографиях на выставке «Детство. Отрочество. Юность» в Пушкинском музее

  •  
  •  
  •  
  •  

Когда-то давно на книжной ярмарке во Франкфурте я купил альбом с детскими фотографиями Льюиса Кэрролла, и тогда мне детская тема вообще стала интересна. У него мало взрослых портретов — он снимал детей, за что его очень ругали. Когда я начал делать детскую серию, еще до иллюстрации «Алисы в Стране чудес», меня тоже очень ругали, и тогда я понял Кэрролла, пожалел его и представил, что он, несчастный, терпел. Потом все вышло на иллюстрации «Алисы», и голоса смолкли. У меня не было учителей, но мои соратники — это люди, которые понимают, что я делаю: Рустам Хамдамов, Петр Наумович Фоменко, Питер Гринуэй. В 2004 году вместе с приятельницей мы начали проект, делали иллюстрации к «Алисе в Стране чудес».

В России пока фотография воспринимается в сантиметрах, а не в качестве: чем больше, тем лучше. А со мной никогда не могли разобраться, куда меня сунуть. На выставки современного искусства я никогда не попадал, меня это расстраивало, но не очень сильно. Для меня важно, что есть люди, которые как-то правильно реагируют на мои работы. У Дома фотографии другое направление, более современное, а про мои работы нельзя сказать, что они современные. А отдел фотографии Пушкинского музея — это совершенно другая история, другое качество и направление.

Вообще, музей давно хотел открыть отдел фотографии, и выставкой «Детство. Отрочество. Юность» он и открывается. Она посвящена детским образам в искусстве от Возрождения до наших дней. Это огромная выставка картин Рубенса, Гойи, Ван Дейка и других. Выставке фотографии выделен отдельный зал. Удивительно, как кураторам удалось соединить эти две глыбы. Я всегда говорил своим студентам: «Знаете, как проверить, хорошая фотография или нет? Нужно раздвинуть в музее работы и вставить туда свою. Потом посмотреть — висит она там или нет». И тут это произошло со мной в реальности. Мне это очень приятно, особенно оказаться рядом с фотографами, которые здесь представлены, например, Льюис Кэрролл и фотограф викторианской эпохи Джулия Маргарет Камерон. Джулия Маргарет Камерон мне всегда была симпатична, потому что это не просто портреты, а в каждой работе сюжет, поэзия. У нее большая детская серия, но кроме этого она делала портреты очень известных людей того времени, но снимала их не как репортер, а как настоящий художник.

Фотографии, представленные на выставке, как раз из книги, она вышла в этом году в издательстве «Слово». На фотографиях девочка Сонечка. В переписке Кэрролла всплыло, что он предполагал Алису брюнеткой, а человек, который первый иллюстрировал книгу, сделал ее блондинкой — такой коммерческий вариант. А я снова сделал ее брюнеткой. Сначала это мало кому нравилось, но потом я набирал обороты, да и девочка оказалась гениально артистичной. Когда я практически доделал работы, то начал предлагать их в издательства, но они отказывались, говорили, что это очень дорого и невыгодно. Издательство «Слово» согласилось опубликовать, я отдал им работы совершенно бесплатно.

0

О моих фотографиях на выставке «Детство. Отрочество. Юность» в Пушкинском музее

Когда-то давно на книжной ярмарке во Франкфурте я купил альбом с детскими фотографиями Льюиса Кэрролла, и тогда мне детская тема вообще стала интересна. У него мало взрослых портретов — он снимал детей, за что его очень ругали. Когда я начал делать детскую серию, еще до иллюстрации «Алисы в Стране чудес», меня тоже очень ругали, и тогда я понял Кэрролла, пожалел его и представил, что он, несчастный, терпел. Потом все вышло на иллюстрации «Алисы», и голоса смолкли. У меня не было учителей, но мои соратники — это люди, которые понимают, что я делаю: Рустам Хамдамов, Петр Наумович Фоменко, Питер Гринуэй. В 2004 году вместе с приятельницей мы начали проект, делали иллюстрации к «Алисе в Стране чудес».

5

ВЛАДИМИР КЛАВИХО-ТЕЛЕПНЕВ ПРИГЛАШАЕТ

6

Приглашение на выставку Владимира Клавихо

Друзья, приглашаю вас на мою выставку 24 июня в замечательное место, в 20:00 буду как пень стоять у входа и ждать вас!!!!

2

Как я делал книгу «Алиса в Стране чудес»

Я начал делать проект в 2003 году. Сначала хотел снимать чужих детей, потом своих, а потом побывал на выставке кукольников, где увидел замечательных кукол, которые, мне показалось, при изменении освещения меняли мимику. Тогда возникла идея «Алисы»... Я связался с кукольниками, они мне стали делать кукол, но делали их очень долго. Я их проклял и теперь не люблю кукольников.

1