Сэм Клебанов

Швеция и «секта свидетелей карантина»

Ко множеству характерных для нашего времени поляризаций в последние пару месяцев добавилась еще одна, которая теперь кажется самой важной, — поляризация по отношению к необходимости карантина. И как-то так сложилось, что в близких мне либеральных кругах воцарилось мнение, что карантин — это не только самый правильный, но и самый моральный способ поведения в этой непростой для всех ситуации. Многие даже поставили на аватарки бейджик Stay home — save lifes или его русский аналог. При этом те, кто выступают против локдаунов и требуют скорейшего открытия бизнесов, часто ассоциируются со злобными реднеками, пришедшими в полном боевом вооружении к Капитолию штата Мичиган, и вообще с Трампом, альтрайтом и чуть не фашистами. Некоторые публицисты даже видят в отношении к карантину и локдауну четкую линию, разделяющую правых и левых.
0

Чего нам ждать от Каннского фестиваля?

Каннский фестиваль открылся в 64-й раз. Сегодня начинается конкурсная программа, и в этом году она мне кажется просто дико интересной. Постоянные члены «каннской номенклатуры», гранды мировой режиссуры в ней соседствуют и с восходящими звездами, впервые представляющими свои фильмы в зале «Люмьер», и с совсем никому не известными дебютантами. При этом как минимум три режиссера из высшей фестивальной лиги приглашены не в конкурс, а в программу «Особый взгляд»: обладатель «Золотой пальмовой ветви» Гас Ван Сент, сумрачный философ Брюно Дюмон (Гран-при 1999 года за «Человечность») и Андрей Звягинцев, самый известный в мире российский режиссер постсоветского поколения. Похоже, каннский худрук Тьерри Фремо решил, что хватит уже перетасовывать одну и ту же колоду и пора представить каннской публике относительно новые лица. Итак, дебютанты набережной Круазетт:
0
Сэм упоминается в этом тексте

Кинотеатрам пришел конец?

Причины упадка киноиндустрии называют разные: во-первых, говорят, всем попросту надоели сиквелы, приквелы, ремейки и прочая кинопродукция из вторсырья. Во-вторых, вечная история про стальную конницу, победившую живых коней, то есть про неотвратимую поступь прогресса. Эта тема во всех своих приложениях всегда вызывает живой отклик у публики. Наверное, поэтому на днях несколько оскандалилась газета The Guardian, слишком поспешно объявившая со ссылкой на Национальную ассоциацию владельцев кинотеатров (National Association of Theatre Owners, NATO), что тысячи американских кинотеатров намерены бойкотировать показ новых блокбастеров, участвующих в схеме «Видео по запросу» (VoD), даже — и в особенности — о ужас, «Гарри Поттера и дары смерти. Часть II». Смысл же этой новой системы (которую поддерживают четыре из шести главных голливудских киностудий — Universal, Sony, Warner Bros и Fox) в том, что кинокомпании делают новые фильмы доступными для онлайн-просмотра уже через два месяца после премьеры (а не через четыре, как сейчас) и всего за $30. Это удобно для потребителя, который теперь сможет купить на деньги, сэкономленные на походах в кинотеатр, огромную плазму и наслаждаться новыми блокбастерами, не вылезая из пижамы. И совершенно разрушительно для кассовых сборов.
0
Сэм упоминается в этом тексте

От каких песен плачут мужчины

[heroes]
0

Сэм Клебанов: Почти все награды Тарантино раздал своей тусовке

Замечательный китайский «Ров» в Венеции обошли наградами, зато жюри почему-то наградило своим спецпризом другую картину, тоже рассказывающую об истории экстремального (но не совсем удавшегося) выживания — «Необходимое убийство» Ежи Сколимовского. В нем афганский комбатант сбегает из американского плена куда-то в занесенные снегом польские (!) леса. Дальнейшее действие очень напоминает эпизод моей любимой программы на канале Discovery — Ultimate Survival («Выжить любой ценой»). Только вместо обаятельного телеведущего Беара Грилса нам показывают замученного до крайности Винсента Галло, играющего незадачливого моджахеда, который долго голодает, мерзнет, всячески мучается и в итоге умирает, предварительно убив человек пять. А с другой стороны, чего еще можно ожидать от талиба, заплутавшего в зимнем лесу посреди Восточной Европы? И чего, как не приза, можно ожидать от жюри, которому показывают фильм на очень важную тему — про то, что «талибы тоже люди»? В данном случае призов было два: Винсент Галло был удостоен «Чаши Вольпи» как лучший актер Мостры. Но приз получать он не пришел и вообще держался в стороне от любых проявлений общественного внимания к своей персоне: интервью не давал, пресс-конференции отменял. Говорят, он был очень болезненно ранен очередным провалом своей режиссерской картины Promises Written in Water. Ее и вправду освистали без того радостного энтузиазма и гомерического хохота, каким сопровождалась семь лет назад каннская премьера «Бурого кролика», но вряд ли это сильно утешает актера и режиссера, пребывающего, по слухам, в глубокой депрессии. Зато очень радовалась своей награде за лучшую женскую роль греческая актриса Ариана Лабед, сыгравшая в фильме «Аттенберг» девушку, пытающуюся разобраться в своих отношениях с отцом и в собственной асексуальности. Мне фильм показался дико сухим, скучным и лишенным какой-либо эмоциональности. Как и многие мои коллеги, я ушел примерно на середине, но те, кто досидел до конца, сказали, что зря: вторая половина фильма оказалась намного лучше. Надеюсь, что, когда фильм выйдет в прокат, прокатчики не забудут напечатать на билетах соответствующее предупреждение для зрителя: «Потерпите часок, и все станет намного интереснее». Самое смешное в этой ситуации, что еще одной актрисой, награжденной венецианским призом, стала наша бывшая соотечественница Мила Кунис, исполнившая одну из главных ролей в «Черном лебеде» Даррена Аронофски: ей вручили приз Марчелло Мастрояни, которым награждают в Венеции лучшего молодого актера или актрису. То есть открывают таким образом новые имена. Парадокс лишь в том, что Мила Кунис — вполне себе успешная голливудская актриса с парой десятков картин в фильмографии, в том числе и с главными женскими ролями, например, в комедиях Forgetting Sarah Marshall и Extract. А для Арианы Лабед роль в «Аттенберге» первая в карьере. И, спрашивается, кто тут действительно молодая, начинающая актриса? Иногда решения жюри отличаются очень странной логикой. В данном случае я слышал версию коллег, что таким образом Тарантино решил подколоть Аронофски, но ручаться за ее правильность не могу.
0

Сэм Клебанов: Есть еще спрос на загадочную русскую душу в Венеции

Венеция. Лидо. 11 сентября, 20.46. В фойе Палаццо дель Казино у телевизора, где идет прямая трансляция награждения, собралось человек 40-50 журналистов. Почти все призы уже вручены. Остался один «Золотой лев». Председатель жюри Квентин Тарантино делает максимально взволнованное лицо и начинает произносить речь о том, что главный приз фестиваля вручается в этом году единогласным решением жюри, что фильм-победитель медленно, но верно прорастал в его душе, что он думал о нем каждый день... И очевидно, о чем-то еще, но его слова перекрываются итальянским переводом. «I think it’s The Ditch», — шепчу я соседу свой финальный прогноз. Тот согласно кивает головой. Все замирают в ожидании вердикта. Я пытаюсь уловить знакомые слова в речи итальянского переводчика. И в этот момент все вокруг меня взрываются возмущенными криками «Бу-у-у-у!», которые окончательно перекрывают звук телевизора. «Who is the winner?» — спрашиваю я соседа. «Sophia Coppola. Somewhere», — отвечает он.
0
Сэм упоминается в этом тексте

YouTube поставит кино на поток

[group title=" "]
0