Сергей Скуратов

Сергей Скуратов: Олимпийские объекты в Сочи — одноразовые

В Имеретинской долине — самом теплом месте России — проектируется и строится пять гигантских катков. В субтропиках будут построены две ледовые арены для хоккея, стадион для фигурного катания, дворец для керлинга, конькобежный комплекс. По программе спортивных федераций Олимпийского комитета, эти объекты должны быть там построены обязательно. Но как они будут дальше функционировать и удовлетворять потребности тех людей, которые там живут или приезжают на отдых? Архитекторов, которые могли бы найти профессиональное решение и подсказать, как использовать эти сооружения в дальнейшем, к процессу проектирования и строительства вообще не допускают. Архитекторы там работают все иностранные. Почему? Вспомните историю с Павлом Бородиным и компанией Mabetex, и все станет ясно.
0

Сергей Скуратов: Кремль надо отдать народу!

Есть такая общемировая тенденция — в какой-то момент перед любым большим городом встает дилемма: либо город должен умереть, либо он должен преобразиться. Москва сейчас стоит перед таким выбором. Что значит умереть? Жизнь в нашем городе становится невыносимой. Это касается и архитектуры, и городской среды вообще. Воздух, шум и количество машин, культурный уровень горожан — все это просто невыносимо, хамство и наглость сотрудников ФСБ, МВД и ГИБДД просто зашкаливают. Люди терпят это лишь потому, что либо находятся тут временно, либо не могут найти другое место работы, или же начинают из города выползать. Переезжают в загородные таунхаусы, потом стоят в часовых пробках, когда едут на работу, и в конце концов решают: «Хорошо, я еще помучаюсь, накоплю денег, а потом свалю из этого города совсем». Сейчас на вопрос, где бы они хотели жить, многие москвичи отвечают, что на берегу реки, на природе или в другом, более комфортном городе. Спросите у любого живущего в центре Москвы, где он лучше себя чувствует и лучше спит: на природе или на шумной улице, например, на Пречистенке или Волхонке.
0

Сергей Скуратов: А я посетил оперу в Хельсинки

Был недавно в Финляндии, смотрел там медь для нашего большого проекта «Садовые кварталы» в Хамовниках. Летал в Хельсинки, потом в Пори. Посетил хельсинкскую оперу. Смотрел «Евгения Онегина» на русском языке. Чуть не сполз под стул. Это чудовищно смешно, это такая клюква! Там попы вальсируют, костюмы собраны из всех эпох России: от допетровской до начала ХХ века. Такое ощущение, что Пушкин читал Достоевского. Декорации с гомосексуальными картинами, обнаженные мужские тела. Может, это страдания Онегина по поводу Ленского? Я не понял. Ленский — чудовищный качок. Онегин — несдержанный алкоголик. Татьяна — 70-летняя бабушка, сутулая, без талии. А Ольга тоже старушка, худая, стервозная грымза. Онегин чуть было не овладел Татьяной на сцене, напился, дрался на кулачках с Ленским. А мужу Татьяны — так просто лет девяносто. При этом они поют на плохом русском. Так смешно картавят и перевирают слова. Это безумно весело. Хотя музыку играют блестяще.
0