Эмиграция как квест. Часть 23. Первое собеседование

Алина Фаркаш вместе с мужем и двумя детьми переехала из Москвы в Израиль. В своей колонке она рассказывает обо всех этапах пути, о том, как увезти любимый скутер, не развестись с мужем, не потерять старых друзей и завести новых. В 23-й части читайте о том, зачем учить алфавит и почему в эмиграции не надо соглашаться на любую работу

Фото: Eliana Aponte/REUTERS
Фото: Eliana Aponte/REUTERS
+T -
Поделиться:

Продолжение. Начало читайте здесь *

Иногда мне кажется, что еще чуть-чуть — и моя голова лопнет. В нее просто не помещается то количество информации, которое я пытаюсь запихнуть в последнее время. И мне хочется плакать от того, что я уже просто не воспринимаю новое. В моей голове закончилось место и рабочая память. Я как тот волк из игры, который не успевает ловить яйца в корзинку, а они продолжают и продолжают падать.

Стоит решить одну проблему — например, я три месяца не могла дойти до школы, чтобы разобраться с оплатой, а сегодня мне позвонила секретарь школы и сказала, что достаточно просто продиктовать ей номера карточки и моего паспорта по телефону, и что можно разбить платеж на четыре части — как тут же возникает другая. Выяснилось, что у школы есть некий сайт, где дети учатся основам программирования и выполняют какие-то домашние задания. Позвала сына, спросила, не давали ли ему каких-нибудь паролей или доступов к сайту? Оказывается, давали. Даже два раза. Видимо, решили, что первый у нас не сработал. В итоге передо мной лежали две бумажки с большим количеством цифр и букв на иврите. Я их последовательно вводила в систему — в разных комбинациях — не работало! Отправила подруге-программисту. У нее тоже не получилось. Тогда она позвала свою восьмилетнюю дочь. Выяснилось, что то, что мы принимали за букву «י», на самом деле значок «'» — чубчик, который пишется после «ц», чтобы она читалась как «ч». Так мы наконец смогли войти в систему. Ура. Осталось только разобраться, как работать с сайтом: там внутри небольшой учебник по основам программирования для детей. На иврите, конечно. Но я подумаю об этом завтра.

Зато на этой неделе у меня было настоящее собеседование — люди искали пиарщика в инвестиционный фонд, работающий в том числе и с Россией. Я не пиарщик и крайне далека от любых финансовых структур, но можно сказать, что первый шаг по направлению к официальной израильской работе был сделан. Впрочем, отрицательное решение далось мне с огромным трудом. Если в Москве я всегда легко понимала, что мое, а что — нет, то в Израиле в моей голове поселился настойчивый эмигрантский страх: «Некоторые люди и уборке были бы рады, а ты не хочешь написать тестовое задание для известной компании, красивого офиса и свободного графика! Если это не шанс, не удача и не мечта, то что же тогда — они?»

Меня так изводила необходимость принять решение, что я даже посоветовалась с подругой — консультантом по постановке целей. Часто для самых простых решений нам достаточно взгляда со стороны: например, мне никогда не приходило в голову посчитать, сколько нам нужно денег, чтобы получить ипотеку. Ежемесячные выплаты должны быть не больше трети от совместного дохода. Если платить за ипотеку около пяти тысяч шекелей в месяц (а этого хватит на хорошую квартиру в Раанане), нам надо зарабатывать около 15 000 шекелей, по 7500 — то есть более чем реальную сумму. Продавщица супермаркета, например, получает 5000, а я надеюсь на что-нибудь получше.

И как только я определилась с точной цифрой, как только успокоилась насчет собственных перспектив на израильском рынке труда, так сразу вокруг стало образовываться много очень интересной работы. По рекомендациям бывших стилистических клиентов пришло несколько новых, мне предложили вести еще одну колонку в московском глянцевом журнале и придумать проект для украинской еврейской общины. Подруга рассказывала что-то про нейронные связи в человеческом мозге, которые вроде как активизируются в тот момент, когда человек ставит цели и начинает много думать на определенную тему. В общем, пока решение такое: завтра я иду оформляться как официальный фрилансер (это что-то типа израильского ИП), а дальше — будь, что будет. В конце концов, большинство психологов и HR-специалистов, которых я встречала в жизни, говорили, что один из важнейших моих талантов — это умение видеть перспективы там, где другие их не видят. Так что я открыта для любых предложений и скоро смогу выписывать официальные счета.

Читать все истории: