Кино на «Снобе»: мужское братство и последний крестовый поход в комедии «Масоны»

Специальный проект, посвященный лучшим молодым фильмам, продолжает картина Дарьи Власовой — внешнее (и внутреннее) кинопутешествие пятерых мужчин (не считая собаки) из российской глубинки. В традициях Аки Каурисмяки!

+T -
Поделиться:

Дарье Власовой — 27 лет. Два с половиной года она училась в Финансовой академии при Правительстве РФ, потом поступила во ВГИК на курс к Владимиру Меньшому и Владимиру Тумаеву. Ее дипломом стал трагикомический роуд-муви «Масоны». Фильм участвовал в конкурсной программе «Кинотавра», где получил диплом гильдии киноведов и кинокритиков с формулировкой «за ироничный и жалостливый взгляд на российское мужское сообщество, потерявшееся в пустыне реальности». Онлайн-премьера — у нас.

По слогам. Поняла, что хочу стать режиссером, еще на первом курсе Финансовой Академии. Несмотря на то, что люди там были не устрашающие, одна мысль о том, что я всю жизнь буду заниматься бухгалтерским учетом или подобными делами, повергала в ужас. Я начала ходить в киноклуб «Арткино», где посмотрела минимальный набор классики кино и впервые «пощупала» киноязык, пытаясь высказываться на нем, но дальше слогов дело не заходило. В какой-то момент киноклуба мне стало мало: все, что там было полезного, я уже взяла. Кроме того, меня бесило, что все вокруг относились к моим занятиям кино как к хобби, а для меня это дело было серьезнее всего остального. И прямо на экваторе я бросаю Финансовую Академию и готовлюсь поступать во ВГИК.

В кусок. «Вторая сигнальная система», «Анестезия», «Гитлер внутри», Сamille, Leave me alone — это только некоторые мои работы. Нет ни одной, которую я бы не закончила. Я их все собираю в единый кусок, а это для меня значит, что они так или иначе состоялись. Но чем больше проходит времени, тем больше они принадлежат воспоминаниям. Это мой прошлый опыт, из которого складывается настоящее. Не было бы их — не было бы тех же «Масонов». Надеюсь, «Масоны» тоже скоро уступят место чему-то новому.

От недостатка. Идея «Масонов» возникла очень давно, еще на первом курсе ВГИКа. На пятом курсе от недостатка других идей пришлось развить ее в сценарий. Было страшновато — история не казалась простой в производстве, но было весело — это точно.

Взаимно. Я могла бы долго говорить про каждого героя. Их пять и все они главные, это если не считать пса. С каждым актером, как и персонажем, связана отдельная история, каждый из них, я считаю, прекрасно справился с ролью. Без них фильм бы потерял свое обаяние. С каждым работалось очень тепло и весело. Мы до сих пор почти со всеми видимся, часто случайно, иногда нет. Очень люблю их всех. Знаю также, что это взаимно.

Пройти ногами. Обычно я просто прошу актеров прочитать сцену, пройти ее ногами. Так мы делаем несколько раз, и когда я вижу, что рисунок начинает проявляться, я правлю его, исходя из своего видения этой сцены. Вот и все. Бывает по-разному, несколько лет назад мне пришлось потратить около четырех часов на пять простейших реплик актера; получилось сносно и более-менее естественно. На «Масонах» я тратила минимум времени на репетиции, актеры понимали все с полуслова, помогали друг другу, предлагали варианты. Получалось хорошо. Кажется, им просто было интересно работать.

Взять все. Было 12 смен и около 10 локаций. Почти каждую смену приходилось обживать пространство. Из самых памятных локаций: заброшенная типография, детский садик ночью, село Остров и чебуречная на Тверской. В каждом случае мы старались максимально приспособиться к месту, взять все, что там было и могло добавить что-то в наш фильм.

Схожесть. Самый очевидный для меня референс — «Ленинградские ковбои едут в Америку» Аки Каурисмяки. Кроме того, когда мы впервые встретились с Сергеем Епишевым (он играет Якова), мы много говорили о Коэнах, что интересно, потому что Даниил Фомичев — оператор фильма, мне тоже в референсах по картинке показывал один из их фильмов. А я Коэнов люблю совсем не все – многое не понимаю, но думаю, схожесть все же есть.

Поиски. Да, было очень сложно, но мне помогало столько людей, что слово «очень» в первой части предложения можно зачеркнуть. Самое сложное, наверное, это поиск актеров (помогала Анна Доценко — продюсер, да и все, кто только мог), поиск локаций (помогала Елизавета Мирзоева) и музыкальное сопровождение (после того как мы со звукорежиссером Таней Булычевой решили, что это должен быть Петр Налич, а он согласился, чтобы мы использовали его песни, осталось только найти прекрасных поющих актеров, что мы и сделали: Наталья Меньшова и Петр Грезев). Ну и самый главный человек, который нашел чебуречную, привел в фильм Геннадия Юдина и Всеволода Якубовича (они играют Мастера и Великого мастера), не спал перед съемкой, волнуясь, достаточно ли творчески подходящая его схема света, и еще много всего — это Даниил Фомичев, оператор фильма.

Бесовское. Есть несколько историй, все они связаны с моим одногруппником Петром Грезевым (он играет отца Иоанна). Он, видимо, вошел в роль и постоянно норовил вытворить что-то «бесовское». На ночную смену в лесу зимой зачем-то притащил кальян с себя ростом, говоря, что ему ночью обязательно нужно покурить кальян. Я запретила, аргументируя тем, что это будет разлагать рабочую атмосферу и просто глупость. Через полчаса он, да не один, а с другим актером, подходит и уже они вдвоем просят меня разрешить им покурить кальян. Они уверяют, что их никто не увидит, они спрячутся за деревом. Ночь, зима, лес, двое взрослых мужчин. В общем, Петя был ответственен за подобного рода шалости и что-то придумывал почти каждую смену.

Полтора часа. Я думаю, «Масоны» могли бы быть расширены и рассказаны за полтора часа экранного времени и, возможно, было бы лучше. Но сказать, что я была ограничена в самовыражении рамками короткого метра... не понимаю, что это значит. Думаю, самовыражение никак не привязано к форме, а только к твоему «я».

Близость. Мне близок юмор. Мне близка серьезность.

Рубли. 500 000 рублей. Это государственные деньги, которые выдаются каждому студенту-дипломнику, учащемуся на бюджете. Все деньги были использованы на фильм, свои деньги мы вкладывали минимально, у нас их особо не было.

Без цензуры. Во вгиковском кино продюсером выступает киностудия ВГИК. Творческая группа общается со студией посредством директора картины. У нас директором была Алиция Кочеткова — лучший директор картин во ВГИКе, без нее мы бы 10 локаций не подняли, это совершенно точно. Во ВГИКе довольно просто строить отношения со студией. Студии от тебя нужно только одно — чтобы ты уложился в смету, а это с опытом приходит. Зато студии совершенно наплевать на творческую составляющую фильма, они никогда в это не вдаются, что мне кажется правильно, так как, по крайней мере, там отсутствует цензура.

Помалкивать. Мы сейчас с прекрасной командой готовим еще одну короткометражку. Тоже по моему сценарию. Больше пока сказать не могу. Не люблю говорить про что-то, у чего есть вероятность никогда не осуществиться. Я лучше буду помалкивать и работать. Поговорим после, по факту совершения работы.

ДРУГИЕ ФИЛЬМЫ ПРОЕКТА

Если вы хотите стать участником проекта, присылайте информацию о себе и своей работе по адресу koroche@snob.ru.