Норильск. «Эффект Бильбао»

В Норильске официально объявлено о переменах. Город, о котором знают в основном благодаря одному из крупнейших в мире металлургических комбинатов, неожиданно провозгласил, что его цель — «Культурный прорыв»

+T -
Поделиться:

Это решение парадоксально: ведь совсем еще недавно Норильск стремился к «вахтовому» принципу существования и обсуждал отселение женщин, детей, пенсионеров на материк. Теперь в Норильске новая стратегия развития, которая предполагает насыщенную, полноценную культурную жизнь. И даже создается специальное агентство, которое будет «обновлять» город.

Однако оказалось, что норильский «культурный прорыв» открыл неожиданную проблему: горожанам принимать новшества совсем нелегко. Даже самые благие намерения требуют терпеливых и уважительных пояснений. И работы на этом поприще агентству предстоит не меньше, чем над остальными задачами.

А теперь постарайтесь представить Норильск.

Город на 69-й параллели. За полярным кругом. Далеко-далеко. Оторванный от мира. Туда не ходят поезда. Туда не ведут автомобильные дороги. Там сложности с выходом в интернет. То есть от огромного всеобщего виртуального пространства он тоже оторван.

Представляйте дальше: деревьев нет, садов-парков нет, птиц нет, большую часть времени там ночь, зима и холод. И огромный металлургический комбинат.

Я жила в Норильске 30 лет, с детства, и знаю, о чем говорю.

Самое грустное время в Норильске — весна. Тот момент, когда на материке зацветают сады, с хрустом лезут из земли тюльпаны, девочки обувают туфли, в Норильске все еще минус 18С, шквалистый ветер и черные, оползающие пятиметровые сугробы. Тоска.

Но в этом году случилось невероятное.

Из Норильска товарищи шлют бодрые СМС, публикуют фото. Федеральные СМИ один за другим пишут о Норильске статьи. Воодушевленные журналисты приезжают из Норильска с горящими глазами и колонками про «культурный прорыв». В Норильск собираются знакомые художники и галеристы. И пик этого воодушевления пришелся именно на весну.

Галерея

В Норильске проходит выставка итальянских женских шелковых платков Sol Studio. Принты: нежные цветы, облака, котики и… индустриальные объекты Норильска. Эффектно!

В Норильск мой любимый ММОМА — Московский музей современного искусства — привозит крутую выставку ко Дню космонавтики. «Космический десант»: 67 работ 37 художников из разных городов России, а также из Германии и Украины; я не знаю, где еще холсты с гигантскими летающими тарелками и арт-объекты в виде диких космических самоваров или матрешек, похожих на зародышей «космического Чужого», смотрелись бы органичней, чем в моем родном городе.

В Норильске уже побывал московский Мультимедиа Арт Музей. Ольга Свиблова была куратором выставки редких архивных фото- и видеоматериалов про Норильск и комбинат.

В Норильск один за другим едут с мини-лекциями творческие активисты. На лекциях рассказывают о современной драматургии, о моде и предпринимательстве в сфере моды (поверьте, для Норильска это — огонь!), про стратегический менеджмент и медиаменеджмент.

Форум

В Норильск весной съехался цвет специалистов в управлении социальными проектами. Провели что-то вроде консилиума.

Что делает жизнь в городе «жизнью»? И как с помощью культуры, творчества, ярких событий в общественной жизни вывести город из депрессии?

Знаете, что говорят? Говорят, нужно стимулировать «культуру участия». Нужно, чтобы не «для горожан что-то организовывали», а чтобы горожане «хотели что-то организовать сами»; это и про культуру, и про бизнес, и про общественную жизнь.

Вообще-то (тут снова включается человек, проживший 30 лет в Норильске и знающий «как там все устроено») с тем, что касается «участия» и «личной причастности» ко всему происходящему», проблема и правда есть.

Мы, норильчане, по сто лет живем здесь: учимся в школе, работаем — даже на самом любимом месте — зная, что когда-то уедем из Норильска навсегда. Мы обязательно навсегда покинем этот город. Потому что из Норильска все уезжают. Так было и так есть. Это формирует определенное психологическое состояние: «отстраненность» и «непричастность».

И вот что меня лично больше всего интересует во всей этой «норильской весне» и «культурной волне» — так именно это намерение победить отстраненность, непричастность и депрессивность. Не просто «культурки подкинуть», а попробовать поменять социальные установки жителей моего родного города.

Андрей Кирпичников, директор департамента общественных связей «Норильского никеля», на открытии одной из выставок говорит, что цель Норильска сейчас — сломать стереотипы и развенчать мифы о себе. Не только за пределами города. Но и внутри. И Норильск, по его словам, больше не «умирающий моногород». Норильск — это «город-вдохновение».

Очень любопытно.

Театр

Лично для меня «точкой силы» Норильска всегда был театр.

Знаете про Норильский драматический? О, это легенда! Он был создан в Норильлаге. Десятки тысяч заключенных, согнанных на Крайний Север, на край земли, строили заводы, умирали от голода, но из последних сил собрали театральную труппу, играли. Это был театр вопреки смерти и ужасу. Сейчас театр в Норильске закрывает свой 74-й сезон, и мне так интересно видеть именно его обновление! Новый главреж Анна Бабанова сейчас работает так, как работают современные театры в крупных городах, использует мультимедиа-эффекты, открывает двери для экспериментов.

Кино + театр

В этом году Норильск стал городом, в котором можно посмотреть театральные спектакли, номинированные на «Золотую маску». Министерство культуры придумало, а «Норникель» спонсирует большой проект «”Золотая маска” в кино». В городах по всей стране в кинотеатрах можно сходить на самые яркие спектакли, оперы и балеты. И вот в Норильске теперь тоже. Эффект «сопричастности», поверьте, в таких маленьких, оторванных от большой земли городах чувствуется острее.

Музей

Еще есть музей. Исторически сложилось так, что городской музей — это норильская твердь. Он хранит и умело предъявляет память о скорбном гулаговском прошлом, о первых геологах, о первых стройках Норильска, о бодром комсомольском десанте 50-х.

Музей тоже готов меняться. Да не просто готов! Музей идет на опережение. Меняет подход к экспонированию. Открывает школу краеведа, изучает российский и мировой опыт коллег. Музей истории освоения и развития Норильского Промышленного района (это официальное название) делает ставку на культурные перемены. Там говорят, что совсем скоро Норильск станет известен не как «металлургический гигант», а как город, совершивший культурный прорыв.

Сотрудники музея посмеиваются, когда такие фразы произносят (все же в Норильске с большим пиететом относятся к «Норникелю»), но если все, что заявлено, действительно сделают, и «Норникель» и вправду готов вложить деньги в культуру, в искусство, «в жизнь», то, может, шутка станет явью?

Кстати!

В этом году одна моя знакомая обалдела, когда не смогла этой весной купить билет в маленький музей Босха в крошечном провинциальном городе Хертогенбос в Нидерландах. Музей в скромном городишке побил все рекорды посещаемости, билеты были раскуплены на все дни выставки и перепродавались на тайных голландских сайтах, потому что со всех концов мира в музей поехали туристы посмотреть на место, «где Босх родился», и на собрание его полотен.

Маленький Хертогенбос, удаленно расположенный, придумал историю, которую «купили» все. По размерам, кстати, он такой же, как Норильск.

Еще один пример: история Бильбао. Этот испанский город умирал от экономического спада, безработицы, разрухи, и вдобавок его мощно потрепали стихийные бедствия. И вот, совершенно неожиданно, власти города решили вложить практически все деньги скудного своего бюджета в строительство музея современного искусства. Да не «какого-нибудь», а самого невероятного и крутого. И построили музей Гуггенхайма.

Жизнь вернулась. Вложенные сотни миллионов долларов окупились за 4 года. А в урбанистике появился термин «эффект Бильбао».

Этот термин постоянно вертится у меня на языке, когда я говорю про новую жизнь моего Норильска.

«Эффект Бильбао»? В Норильске? Серьезно?

Похоже, что так.