Юлия Гусарова /

Правила добрых дел. Рекомендации для тех, кто хочет заняться благотворительностью

Просьбы о помощи нуждающимся стали уже стали постоянной частью нашей повседневной жизни: ящики пожертвований в супермаркетах, волонтеры на улицах и, конечно, посты в соцсетях с банковскими счетами людей, которым требуется лечение. А вчера Алексей Навальный рассказал историю о предполагаемой даче Медведева, обустроенной на «олигархические деньги, отданные на благотворительность». «Сноб» поговорил с экспертами о том, каков риск перевести средства в «неправильный» фонд, какая благотворительная помощь наиболее рациональна и о ком не стоит забывать, решив сделать доброе дело

Иллюстрация: Getty Images
Иллюстрация: Getty Images
+T -
Поделиться:

Александра Бабкина, руководитель проекта «Добро Mail.Ru»:

Если хочется помочь по-настоящему, стоит включать не только сердце, но и голову. Для начала, не стоит подавать деньги людям на улице, в метро и на вокзалах. Казалось бы, передача денег лично в руки должна быть максимально эффективной, вот только в данном случае деньги идут мафии мошенников, а не тем людям, которые нуждаются в деньгах. Прежде чем жертвовать деньги, стоит удостовериться в том, что они отправятся по назначению.

Помогать не обязательно деньгами. Можно поделиться временем, знанием, подвезти кого-то, в конце концов: сейчас востребованы волонтеры на машинах. Варианты помощи делом можно посмотреть, например, на сайте благотворительного собрания «Все вместе».

Не стоит начинать благотворительность с перевода больших денег: начните с какой-нибудь необременительной суммы, а заодно посмотрите, как организация отчитывается о распределении средств. В дальнейшем можно будет настроить автоматическое списание суммы со своего счета в пользу благотворительного фонда, чтобы он мог лучше планировать свою работу.

Большая часть людей начинает заниматься благотворительностью с оказания помощи детям, меж тем самый незащищенный слой населения — тяжелобольные взрослые. Мы провели исследование совместно с ФОМ и выяснили, почему люди не склонны помогать взрослым: у людей есть стереотипы о финансовой состоятельности взрослых и установка «дети — наше будущее». Обратите внимание на фонды помощи взрослым: «Живой», ОРБИ, Фонд борьбы с лейкемией и другие. Также часто люди обходят вниманием организации, которые помогают детям-сиротам получить профессию или занимаются профилактикой социального сиротства — помогают семьям в кризисных ситуациях и делают так, чтобы ребенка не отобрали. Такие программы очень нуждаются в поддержке.

Антон Носик, стартап-менеджер, учредитель благотворительного фонда «Помоги.org»:

Люди, которые хотят кому-то помочь, делятся на три группы. Представителям первой достаточно просто сказать: «Ой, беда», и они несутся решать проблему любым способом, особенно перепостами. Их невозможно заставить проверять информацию, которую они передают дальше. Они уверены, что благими намерениями можно оправдать любой неблагоразумный поступок. Эта группа — питательная среда для интернет-мошенничества под видом благотворительности, изменить их невозможно, и я стараюсь их не осуждать. Представители второй группы более осторожны и полагаются исключительно на персональные рекомендации от знакомых. Третья группа людей просто хорошо дружит с «Гуглом»: когда их приглашают перевести средства в пользу какой-либо организации, они проверяют ее историю и смотрят на отчеты о проделанной работе.

Вы не представляете, сколько в интернете происходит банального хулиганства, когда люди без всяких соображений личной выгоды пытаются запустить цепную реакцию в виде репостов. В Рунете, например, до сих пор циркулируют призывы писать в больницу мальчику, сочинившему сказку о лунном лучике, хотя мальчик давно умер.

При этом не стоит бояться того, что за фотографией больного ребенка в интернете будет стоять одна из благотворительных организаций, которые учреждаются чиновниками для отмыва средств — они не занимаются публичными акциями. Эти люди заводят свои отмывочные «помойки» уже с пониманием того, под какие средства и подношения бизнесменов они устроят свой «фонд». Госчиновник собирает на особняк в том ведомстве, в котором он служит, и в публичное поле не лезет.

Валерий Панюшкин, главный редактор портала «Такие Дела»:

Правило первое: благотворительность должна быть честной. Это значит, что нужно понимать, кому и на что вы собираетесь дать деньги. Если на улице к вам подходят непонятные люди с непонятными ящиками, то они, скорее всего, нечестные. Если же у фонда есть адрес, городской телефон и какая-то история, то он занимается честной благотворительность. Но это не всегда значит, что она разумная.

Отсюда следует второе правило благотворительности: она должна быть разумной. Послать ребенка за миллионы денег на реабилитацию в Германию — все равно что отправить человека на две недели в лучший спортклуб: он от этого олимпийским чемпионом не станет. Есть доказательная медицина, основанная на том, что эффективность тех или иных методик доказывается мультиклиническими, слепыми и рандомизированными исследованиями, результаты которых публикуются в рецензируемой научной прессе. Все, что не относится к вышеописанному, является хиромантией и мракобесием. Вы можете собрать деньги ребенку на поездку к целительному источнику, в действенность которого верит мать ребенка, — это будет честная, но неразумная благотворительность.

Нельзя людям запрещать заниматься неразумной благотворительностью, потому что людям часто хочется сделать какую-нибудь трогательную глупость. Среди моих подопечных есть девочка с ДЦП, которая мечтала иметь фигурные коньки. Но она не может ходить, поэтому не смогла бы на них кататься. Однако одна женщина подарила их ей на день рождения. Тратить деньги таким образом неразумно, но запрещать это делать — все равно что запрещать дарить близким людям цветы, которые завтра завянут.

Третье правило: благотворительность должна быть эффективной. Есть такое заболевание — аспергиллез, которое поражает людей с низким иммунитетом, например, больных раком, и обычная плесень, растущая на стенах, становится для них смертельно опасной. Лекарство от аспергиллеза для одного ребенка стоит 26 тысяч долларов. При этом в основном грибок попадает в организм через уколы. Поэтому, если использовать современные и качественные расходные материалы для капельниц — катетеры, переходники и другое, то можно избежать попадания грибка. На 100 тысяч долларов можно закупить столько правильных материалов для капельниц, что их хватит на всю страну на год. То есть на одну и ту же сумму можно спасти четверых детей, если вы покупаете лекарство уже заболевшим, или уберечь от него две тысячи больных раком детей. Значительно сложнее, хоть и эффективнее, смотивировать людей скинуться на капельницы, переходники и катетеры для всех, чем пожертвовать деньги на спасение одного. Значительно эффективнее построить в больницах хорошую вентиляцию, чтобы плесневые грибки не заводились и инфекция не распространялась, но мы пока еще не дошли до того, чтобы люди давали деньги на строительство вентиляции для всех, а не на спасение одного ребенка, который умирает из-за плохой вентиляции.

Роман Белоусов, основатель частного приюта для животных 50 Pets:

В случае с животными иногда пропиарить бездомную собаку в соцсетях бывает полезнее, чем перевести денег ей на еду — так она быстрее найдет владельца. Кого стоит остерегаться, так это людей в разноцветных жилетках, которые ходят по электричкам с щенками на руках и рассказывают о том, что помогают животным, прося помощи и разводя на истерику. Когда вбиваешь в поисковик название их организации, то понимаешь, что у них даже нет сайта, а рядом с упоминанием названия вертится какое-то юридическое лицо, и выручаемые этим «фондом» средства идут, соответственно, на зарплату руководителю этого юрлица и нескольким волонтерам. У приюта должен быть сайт, а на сайте или в пабликах приюта в соцсетях должны быть фотографии, которые показывают истории пристраиваемых животных в развитии, а не просто набор картинок из интернета.