Дарья Варламова /

17564просмотра

Эмоционально озадаченный: что такое алекситимия

Как жить, если никогда не уверен в том, какие чувства испытываешь

Иллюстрация: Juliеn Pacаud
Иллюстрация: Juliеn Pacаud
+T -
Поделиться:

Обычно эмоциональный интеллект в первую очередь ассоциируют с эмпатией: человек считается приспособленным к жизни в обществе, если может понять и угадать чувства и желания ближних. Насколько хорошо он при этом разбирается в собственных эмоциях, кажется делом не таким уж важным. Но 5–10% населения (по разным оценкам) проявляют черты алекситимии — неспособности разобраться в собственных эмоциях и их выразить. Как это сказывается на повседневной жизни и личных отношениях?

Когда молодой герой фильма застывает в растерянности перед лицом невероятно сложного выбора или устрашающей преграды, всегда находится наставник, друг или возлюбленная, которые в самый ответственный момент говорят: «Просто слушай свое сердце».

Красивый совет для кино, но представьте, что вы прислушиваетесь к своему сердцу (а на самом деле все-таки к мозгу и его лимбической системе, отвечающей за эмоции), а там неразборчивый шепот и помехи. Или даже хуже: вы с грехом пополам разобрались сами, что происходит в вашем эмоциональном мире, но описать это с помощью доступных средств языка у вас не получается. Термин «алекситимия» в 1973 году предложил гарвардский психиатр Питер Сифнеос, и в переводе с греческого он означает «без слов для чувств». Это не психическое расстройство, а лишь свойство личности, хотя оно и может создавать носителю большие проблемы, начиная от выстраивания отношений («как понять, нравится мне этот человек или нет») и заканчивая психосоматическими проявлениями. Подробно проверить себя на алекситимию можно по разработанной Джорджем Тейлором Торонтской шкале (TAS), но вот основные симптомы:

  • трудности в определении и описании (вербализации) собственных эмоций и описании эмоций других людей;
  • трудности в различении эмоций и телесных ощущений (например, человек находится в эмоционально дискомфортной ситуации, но думает, что дискомфорт чисто физический);
  • сниженная способность к символизации, в частности, к фантазии;
  • стремление фокусироваться прежде всего на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям (потому что с внутренним миром ничего не понятно, а внешняя реальность поставляет хоть какие-то ориентиры);
  • склонность к очень конкретному, логическому и утилитарному мышлению при дефиците эмоциональных реакций. Алекситимик, скорее всего, будет принимать решения рассудком, не пытаясь докопаться до своих сокровенных желаний и мотиваций.

Впрочем, человеку с ярко выраженными алекситимическими чертами не обязательно должны быть присущи все перечисленные черты — их можно поделить на группы, связанные с нарушениями в когнитивной и аффективной сферах. К первым, например, относятся утилитарное мышление, бедность фантазии и недостаточная способность к творчеству.

«Я бы предложил узкую трактовку алекситимии, — говорит психиатр и психотерапевт Павел Бесчастнов, — как проблемы с опознаванием эмоций и переживаний. Это не очень строгий термин, он используется, скорее, как рабочая модель. Утилитарное мышление и отсутствие фантазии, например, не всегда связаны с алекситимией — те же классические чудаковатые ученые с физтеха в свитерах с оленями часто от нее страдают, и это не мешает им мыслить абстрактно и придумывать оригинальные решения».

А что в этом плохого?

На первый взгляд может показаться, что неспособность описать свои чувства так же хорошо, как это сделали бы Пушкин или Толстой, — не такой уж серьезный недостаток. Но невозможность выразить эмоции не означает их отсутствие: в глубине души алекситимик испытывает те же переживания, что и обычный человек, но выхода они не находят. А ведь позволяя себе ощущать эмоции и наблюдая за их течением, мы снимаем накопившееся напряжение. Вот этой возможности алекситимик и лишен.

«Любая эмоция — сигнал о том,  как критически важная для человека потребность отображается в окружающей среде, — объясняет гештальт-терапевт Татьяна Салахиева-Талал. — Когда у человека возникает эмоциональное переживание, но не распознается, в его теле возникает хроническое напряжение низкой интенсивности. Оно недостаточно острое, чтобы человек обратил на него внимание и пошел лечиться, поэтому такое напряжение может накапливаться годами, и на его основании  формируются те или иные болезни». Есть так называемая «чикагская семерка» психосоматических расстройств (американский врач и психоаналитик Франц Александер, описавший их, работал в Университете Чикаго):

  1. Язва желудка и двенадцатиперстной кишки.
  2. Язвенный колит.
  3. Нейродермит.
  4. Бронхиальная астма.
  5. Артериальная гипертензия.
  6. Гиперфункция щитовидной железы.
  7. Ревматоидный артрит.

Кроме того, алекситимия часто формирует зависимости — каждый раз, когда человек блокирует определенное переживание, у него возникает бессознательная потребность снимать напряжение вкусной едой, алкоголем или наркотиками.

И вообще, разбираться в своих эмоциях хотя бы на базовом уровне полезно, потому что в каких-то случаях это помогает принимать верные решения. Далеко не со всеми вопросами мы способны справиться чисто логически, иногда требуется тот самый эмоциональный «внутренний голос». А в тяжелых случаях алекситимии человек даже не может понять, радостно ему или грустно, зол он или боится. Не понимая свою реакцию на среду, он не может оценить, насколько комфортна для него эта среда.

Что пошло не так

Считается, что алекситимия может быть как врожденной, так и приобретенной. Врожденная связана с биологическими причинами: незначительными пороками развития плода, гипоксией во время беременности или при родах, детскими заболеваниями. Эта форма алекситимии плохо поддается лечению и часто сопутствует разным психическим расстройствам, например, аутистического спектра.

Приобретенная или вторичная алекситимия появляется в старшем возрасте у физически здоровых людей как следствие серьезных нервных потрясений и психотравм либо специфического воспитания. Причем у мужчин осознание и описание собственных чувств вызывает трудности примерно в четыре раза чаще, чем у женщин, и это может быть связано с давлением общества и стереотипом «парни не плачут».

«Если вы хотите сделать своего ребенка алекситимиком, надо не демонстрировать собственные чувства и наказывать его за любые сильные эмоции, неважно, положительные или отрицательные, — рассказывает Павел Бесчастнов. — Кричать на него: “Чего орешь!”, “Чего ржешь, как конь!” Создавать ощущение, что эмоционирование — это плохо, что, когда ты рыдаешь, тебя никто не обнимет, а когда веселишься, на тебя будут смотреть косо».

«Алекситимия формируется не только там, где порицаются проявления чувств, но и там, где хронически нарушен телесный контакт, — добавляет Татьяна Салахиева-Талал. — Родители либо неспособны к физическому выражению ласки, либо, наоборот, не уважают личные границы ребенка, обнимают его когда хотят, заходят в ванную, где он моется. Так у ребенка возникает телесная анестезия — он блокирует негативные ощущения, которые возникают от контакта с родителями. Эмоции и физиология тесно связаны — любое переживание имеет телесный компонент. В немецком языке есть два слова для обозначения тела — Körper (тело как объект — например, как оно воспринимается в фитнесе или медицине) и Leib (тело живущее, переживающее). К сожалению, в нашей культуре тело часто воспринимается лишь в первом значении».

Что делать?

Считается, что врожденная алекситимия плохо поддается коррекции, а вот вторичную можно вылечить с помощью разных видов психотерапии, помогающих человеку осознавать и высказывать эмоции: гештальт-терапии, арт-терапии, экзистенциальной и психодинамической терапии. Психосоматические расстройства, панические атаки и депрессии, иногда сопутствующие алекситимии, имеет смысл лечить медикаментозно (для этого обязательно надо проконсультироваться со специалистом). Есть теория, что выражению чувств может помочь чтение художественной литературы и занятия экспрессивными искусствами. Психотерапевты дают пациентам домашние задания на развитие осознанности: например, надо вести дневник эмоций на протяжении месяца, фиксируя свои ощущения в указанное время.

«Надо стараться не закапываться, а смотреть, анализировать: “что я переживаю, что у меня в голове сейчас происходит”, — говорит Павел Бесчастнов. — Смотреть, как другие люди это делают. Хотя нельзя сказать, что алекситимия обязательно дезадаптивная черта: иногда бывает полезно отключаться от своих эмоций и не давать им влиять на поведение. Конечно, в идеале надо осознавать и переживать свои эмоции, но не попадать под их власть, но это требует высокого уровня развития, проще поставить железный занавес и игнорировать чувства».

 

Новости наших партнеров