Drama Queen. Что такое истерическое расстройство личности

«Вся жизнь — театр, и люди в ней — актеры». Для большинства это просто красивый афоризм, но для отдельных личностей — прямое руководство к действию. Люди с истерическим расстройством все время живут как на сцене и огромное внимание уделяют внешним эффектам

Иллюстрация: Juliеn Pacаud
Иллюстрация: Juliеn Pacаud
+T -
Поделиться:

В романе Сомерсета Моэма «Театр» блистательная театральная актриса Джулия Лэмберт все больше стирает границы между пьесой и действительностью. Переживания в реальной жизни она тоже «отыгрывает», в том числе в отношениях с самыми близкими людьми, постоянно задумываясь о том, как она смотрится со стороны. И даже не осознает этого, пока выросший сын не бросает ей в лицо горькое обвинение: «Я бы любил тебя, если бы мог найти. Но где ты? Если содрать с тебя твой эксгибиционизм, забрать мастерство, снять, как снимают шелуху с луковицы, слой за слоем притворство, неискренность, избитые цитаты из старых ролей и обрывки поддельных чувств, доберешься ли наконец до твоей души?»

Истерическое расстройство личности не стоит путать с устаревшим медицинским диагнозом — истерией (раньше он использовался для описания целого ряда расстройств настроения и поведения, а потом распался на несколько современных диагнозов), тем более что оно несет ярко выраженные негативные коннотации.

«Термин “истерия” девальвирован, — объясняет психотерапевт Татьяна Салахиева-Талал, — он возник в конце XVIII — начале XIX века в рамках довольно-таки шовинистической парадигмы: считалось, что от истерии страдают только женщины. В обществе тогда существовали строгие требования к поведению, прямое выражение желаний и эмоций считалось неправильным и неприличным. И это приводило к “кривому” выражению — например, через аффективные срывы или разные соматические симптомы. Большинство клиентов Фрейда, исследовавшего вопрос, были женщины, и он объяснял эти проблемы подавленной сексуальностью, но на самом деле загвоздка была в табу на выражение подлинной эмоциональности. Сейчас демонстративное поведение считается более близким к норме, чем раньше, потому что все постмодернистское общество, требующее от людей привлекательного имиджа, по сути в каком-то смысле истероидное, мы все часто бываем “в образе”».

В последнее время это расстройство предпочитают называть гистрионным (от латинского histrio — «актер»). Забавно, что в американской психиатрии существует мнемоническое правило запоминания симптомов расстройства — первые буквы симптомов складываются в акроним PRAISE ME — «восхваляйте меня», что очень точно передает основную мотивацию истероидов. На русский язык эта фонетическая игра, увы, непереводима, так что просто назовем основные признаки, по которым можно определить человека с таким расстройством.

  • Он некомфортно себя чувствует в ситуациях, когда не является центром внимания. Тут важно подчеркнуть, что, в отличие от нарцисса, быть заметным для истероида намного важнее, чем быть лучшим. Пусть обожают, или ненавидят, или недоумевают, лишь бы о нем думали и говорили.
  • Взаимодействие с окружающими часто характеризуется неадекватной обольстительностью или провокационным поведением. То есть почти любой акт коммуникации — это повод покорить, зацепить или хотя бы раздразнить собеседника, выжать из него какие-то эмоции по отношению к себе.
  • Для привлечения внимания истероид также часто использует свою внешность, он это умеет и любит. Если он красив — будет шлифовать и подчеркивать свои достоинства, если не очень — придумает себе эксцентричный имидж.
  • Такой человек ведет себя очень драматично и демонстрирует преувеличенные эмоции. Если любовь, то до гробовой доски, если разочарование, то смертельное, если нездоровится, то слечь с горячкой. Никакой сдержанности и полутонов — все должно быть на разрыв аорты.
  • Это может прозвучать парадоксально, но при этом эмоции истероида не так уж глубоки. Он очень живой, яркий и трепетный, и рядом с ним людям может показаться, что более чувствительного человека они никогда не встречали, но тут всегда надо делать поправку на художественное преувеличение.
  • Реальность для истероида, по сути, сырье. Он вылавливает из нее субъективно значимые события, из которых можно сделать «драму», а другие может просто не замечать или не придавать им особой важности. Такое восприятие сказывается и на речи: ему свойственны красочные описания, опускающие детали, которые для другого человека были бы вполне значительными. В общем, такой очевидец — кошмар для любого следователя, а в личных отношениях эта особенность создает разнообразные «трудности перевода».
  • Люди с гистрионным расстройством легко внушаемы, могут действовать импульсивно под воздействием убеждения или ситуации. Это опять-таки вытекает из нехватки глубокого внутреннего содержания.
  • Истероиды часто считают отношения с другими людьми более близкими, чем  они есть на самом деле. Они склонны придумывать себе пламенную любовь там, где пока есть только симпатия.

Безусловно, без истероидов мир был бы гораздо скучнее, ведь они поставляют окружающим непрерывный поток свежих впечатлений и ярких эмоций. Но при этом люди с ярко выраженным гистрионным расстройством мало способны к систематической и целенаправленной деятельности, они не любят трудиться, неусидчивы, их знания неглубоки (хотя иногда ради красивого имиджа они могут пускать пыль в глаза, то тут, то там роняя уместные реплики об искусстве и философии, но если копнуть глубже, оказывается, что в теме они разбираются слабо), а желания и цели переменчивы. В идеале они хотели бы вести «ненапряжный» образ жизни, иметь престижные знакомства и вращаться в обществе, красоваться и получать удовольствие. Но это не лень (в профессиональной психологии понятия «лень» вообще не существует), а излишняя чувствительность к неудачам.

«У таких людей низкая толерантность к напряжению, — объясняет Татьяна Салахиева-Талал. — Они избегают фрустрации, хотя именно обучение на ошибках и неудачах формирует здоровую личность. Поэтому им трудно выдерживать долгие дистанции, не получая немедленного вознаграждения — им сразу надо найти оправдание тому, что у них что-то не получилось. Кроме того, у людей с демонстративным типом личности часто есть и нарциссические черты. Поэтому, сколько бы внимания они ни получали, они всегда остаются неудовлетворенными».

Личные отношения с истероидами тоже бывают непростыми: несмотря на внешнюю теплоту и пылкость, они довольно эгоцентричны, и с ними не так просто достичь настоящей эмоциональной близости. Они часто вызывают у партнеров ревность, сами того не желая, поскольку привыкли использовать свою сексуальность как инструмент для привлечения внимания. Еще такие люди импульсивны и часто совершают необдуманные поступки, а потом обвиняют во всем окружающих и обстоятельства.

Но, как и в случае с остальными расстройствами, тут все зависит от способностей каждого индивида и от выраженности его «багов». Ведь между нормой и серьезным заболеванием есть целый спектр промежуточных вариантов. Если человек с истероидным складом личности талантлив и способен работать над собой, а его специфика не доходит до крайностей (остается на уровне акцентуации, то есть особенности характера, находящейся в рамках клинической нормы), его «перекосы» компенсируются, а сильные стороны позволяют достичь социального успеха, особенно в искусстве, медиа и шоу-бизнесе. Можно выстроить и счастливые семейные отношения, если партнер терпелив и помогает своей драматичной половине воспринимать все спокойнее и совершать меньше импульсивных поступков. В более тяжелых случаях нужна помощь психотерапевта.

Как лечить

Как и в случае с другими расстройствами личности, медикаменты помогают только с сопутствующими проблемами вроде депрессии, но не лечат само расстройство. Поэтому оптимальный вариант — работа с психотерапевтом, в ходе которой пациент сможет сформировать более устойчивую самооценку, справиться с излишней импульсивностью и решить другие проблемы.

«Такой “перекос” в личности возникает, если в раннем возрасте человек не чувствовал, что его замечают и принимают, — говорит Татьяна Салахиева-Талал. — Родители были заняты ударным трудом и обращали внимание на ребенка, только когда он чем-то болел. Он чувствовал себя одиноким, ненужным, чувствовал, что к его истинным желаниям не прислушиваются. Поэтому такие люди иногда могут сообщать о плохом самочувствии только для того, чтобы привлечь к себе внимание (но не стоит думать, что они притворщики, это неосознаваемая манипуляция). Даже если взрослому истероиду удается привлекать много внимания и положительных оценок, он все равно остается “голодным”, потому что знает, что внимание получает не его истинное “я”, а сценический образ. А когда опыт неудовлетворительных эмоциональных контактов накапливается, истероид начинает обвинять близких в неуважении и постоянно требовать от них доказательств любви. Психотерапевты учат таких пациентов постепенно осознавать свои настоящие чувства и потребности и прямо говорить о них, а не устраивать сцены по незначительным поводам. Открыто говорить о том, что не устраивает, а не впадать в молчаливую обиду по принципу “догадайся сам, что не так”. И формировать большую независимость от чужого внимания и оценок».

Читайте также

 

Новости наших партнеров