Дарья Варламова /

28757просмотров

Все и сразу. Что такое синдром дефицита внимания

Современному человеку все сложнее долго фокусироваться на чем-то одном. Шутка про способность к концентрации как у золотой рыбки перестает быть шуткой: средний attention span интернет-пользователя в 2016 году на одну секунду меньше, чем у карася (то есть всего восемь секунд). Но проблемы с дефицитом внимания появились не сегодня: часть людей генетически запрограммирована быть более «рассредоточенными», и это не всегда недостаток

Участники дискуссии: Азгар Ишкильдин
Иллюстрация: Getty Images
Иллюстрация: Getty Images
+T -
Поделиться:

В России синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) существует как официальный диагноз только для детей. В США до 1970-х годов считалось, что с возрастом синдром дефицита внимания проходит сам собой, — но, по последним данным, примерно у 50% детей, страдающих от расстройства, симптомы заболевания продолжают проявляться и годы спустя (в итоге «взрослый» СДВГ признали 18 европейских стран).

Каковы признаки СДВГ? В этом расстройстве выделяют три типа.

  • Больше дефицита внимания. Человек с таким типом расстройства напоминает героя Маршака с улицы Бассейной: он рассеян и забывчив, ему сложно долго удерживать внимание на чем-либо, и он не слушает, что ему говорят. Такие люди довольно часто кажутся глупее, чем они есть — даже при высоком IQ им сложно как самоорганизоваться, так и следовать инструкциям. Они быстро устают от умственного труда, прокрастинируют и допускают глупые ошибки, потому что не могут сфокусироваться на деталях.
  • Больше гиперактивности. Это «человек-мотор»: ему физически трудно сохранять неподвижность и вести себя спокойно. Такие люди постоянно раскачиваются на стуле, болтают ногами и каждые минут 20 выбегают покурить, они отвлекают не только себя, но и окружающих. Переизбыток энергии также может вызывать раздражительность или мешать расслабиться.
  • Все сразу — есть симптомы из обеих категорий. В любом из вариантов проявления СДВГ касаются разных сфер деятельности и серьезно мешают жить — человек испытывает проблемы с концентрацией и в быту, и на работе, и, допустим, в очереди за билетами на концерт. Если вы часто расфокусированы, но это не мешает вам справляться с повседневными задачами (тут не имеются в виду задачи типа «прочитать всего "Улисса"», речь, скорее, о том, чтобы не забывать о важных деловых встречах, не терять каждый месяц в метро личные документы или быть способным подготовиться к сессии), стоит вспомнить поговорку психиатров: «Нет жалоб — нет диагноза». По разным оценкам, от расстройства страдают 7–10% детей и 4–6% взрослых в мире.

Удобный диагноз

CДВГ остается одним из самых странных и противоречивых психиатрических диагнозов — статья в Википедии об истории дискуссий вокруг расстройства читается как остросюжетный роман. Скорее всего, полемика была бы гораздо менее острой, если бы не специфика лечения: природа распорядилась так, что от синдрома дефицита внимания лучше всего помогают стимуляторы, такие как риталин и аддералл (производное от амфетамина). Помимо основных лечебных эффектов эти вещества дают такие интересные «побочки», как бодрость, повышенное настроение, избыток энергии и бешеная работоспособность. Все это не прошло мимо внимания обычного населения — веществами заинтересовались как матери семейств (серия про прием стимуляторов не по назначению есть даже в «Отчаянных домохозяйках»), так и студенты вузов «Лиги плюща», испытывающие огромные учебные нагрузки. В результате СДВГ оказался очень удобным диагнозом для ряда смелых граждан, решивших повысить личную эффективность с помощью химии, и вокруг диагноза до сих пор сохранился флер «ширмы для драгдилеров».

Тем не менее, по мнению многих уважаемых врачей, синдром дефицита внимания реально существует — его в том числе признает Всемирная организация здравоохранения. Кроме того, у него есть вполне заметные нейробиологические проявления — у людей с СДВГ более тонкая кора головного мозга, точнее тех ее отделов, которые отвечают за внимание и когнитивный контроль. Так что за неимением лучшего варианта диагнозом продолжают пользоваться.

Эволюционное преимущество

Второе направление споров вокруг СДВГ — считать ли его вообще расстройством, а не нормальной вариацией работы мозга? Американский психотерапевт и предприниматель Том Хартман создал теорию «охотника и фермера», по которой пациенты с СДВГ сохранили гены первобытных людей, отвечающие за полезное для охотников поведение — быструю реакцию, импульсивность, восприимчивость, умение быстро переключать внимание с одного объекта на другой и особенно способность к гиперфокусировке (погружение в решение одной задачи в ущерб всем остальным).

В общем, эти люди просто слегка ошиблись эпохой: они вполне могли бы быть чемпионами племени по выслеживанию добычи в лесу, но вместо этого вынуждены перебирать бумажки в офисе. Усидчивость, спокойствие и организованность теперь ценятся гораздо больше, чем спонтанность и умение быстро переключать внимание с одного на другое — хотя это во многом зависит от профессии.

Похожей позиции придерживается психиатр Дейл Арчер: СДВГ не надо лечить — стоит лишь слегка корректировать и использовать свои природные качества по назначению. «Из таких людей получаются отличные исследователи, бизнесмены, спортсмены и специалисты творческих профессий», — писал профессор в одной из своих книг. Подобные теории подкрепляются периодическими камингаутами со стороны успешных предпринимателей — в их числе, например, мультимиллиардер Ричард Брэнсон, создатель компании IKEA Ингвар Кампрад и основатель трех авиакомпаний (Morris Air, JetBlue Airways and Azul Brazilian Airlines) Дэвид Нилман. Ученые считают, что генетический фактор действительно играет большую роль в возникновении заболевания: как пишет Арчер, исследования близнецов показывают, что более чем в 70% случаев синдром, обнаруженный у одного, окажется и у другого. А если ребенку поставили такой диагноз, вероятность того, что синдром дефицита внимания есть у одного из родителей, составляет 15–40%.

Как взрослому жить с СДВГ в России

Как я уже говорила, человеку, вышедшему из пубертата, в нашей стране такого диагноза не ставят. Те, кто подозревает у себя это заболевание, чисто для себя могут пройти маленький тест, разработанный психиатрами при содействии Всемирной организации здравоохранения. В нем всего шесть вопросов:

  1. Как часто после выполнения наиболее сложной части задания у вас возникают проблемы с доработкой деталей?
  2. Как часто вам бывает сложно разложить все по полочкам, когда вам дают задание, требующее организованности?
  3. Как часто вы забываете о назначенных встречах или взятых на себя обязательствах?
  4. Когда вам дают задание, требующее большого умственного напряжения, как часто вы стараетесь отсрочить его выполнение или вовсе уклониться от этого поручения?
  5. Как часто вы ерзаете или двигаете руками или ногами, когда вам приходится сидеть на месте продолжительное время?
  6. Как часто вы чувствуете себя слишком активным и непоседливым, как будто у вас внутри мотор?

На каждый вопрос предлагается выбрать один из пяти вариантов ответов: 1) очень редко; 2) редко; 3)иногда; 4) часто; 5) очень часто. За каждый ответ от «иногда» до «очень часто» в первых трех вопросах и за «часто» или «очень часто» в остальных ставьте себе по одному баллу. Если вы набрали четыре и больше баллов, похоже на то, что у вас и правда синдром дефицита внимания. Впрочем, этот тест не заменяет обследования у психиатра.

Риталин и аддералл в России запрещены, поэтому вариантов медикаментозного лечения в любом случае оставалось бы не так много: в основном используется препарат под названием «Страттера», который психостимулятором не является, и ноотропы (забавная симметрия — любимый многими в России фенотропил в Америке считается таким же незаконным, как у нас риталин). Но, к счастью, во многих случаях можно добиться улучшения и без медикаментов — как и с другими расстройствами, вроде депрессии и БАР, тут эффективна когнитивно-поведенческая терапия. Кому-то помогает самолечение кофеином — что теоретически логично, поскольку он действует примерно похожим образом, что и стимуляторы, только мягче. Правда, клинически его эффект так и не доказан — ученые получают противоречивые результаты. Зато доказан хороший эффект от регулярной физической нагрузки — она повышает способности к концентрации и планированию.

Наконец, существует множество методик самоорганизации и повышения эффективности. Можно воспользоваться готовым алгоритмом вроде Getting Things Done Дэвида Аллена или настроить свою систему напоминалок, органайзеров и календарей. И попробовать использовать позитивные стороны своей нейробиологической особенности — любопытство, многозадачность и способность быстро обрабатывать информацию.

Комментировать Всего 1 комментарий

Девять лет тому назад научную состоятельность данной нозологической категории прокомментировал по моей просьбе известный невролог из Калифорнии. Вот чего он сказал.

 

Новости наших партнеров