Предстоящий визит Далай-ламы в США накалил отношения Вашингтона с Пекином

Дипломатические бои между двумя крупнейшими державами мира ведутся теперь на всех фронтах — по вопросам финансовой политики Пекина, поставки оружия Тайваню, цензуры в Интернете и давления на китайских правозащитников

Иллюстрация: Cagle Cartoons
Иллюстрация: Cagle Cartoons
+T -
Поделиться:

Секретарь Далай-ламы сообщил, что лидер тибетских буддистов прибудет в Вашингтон 17-18 февраля, планируется также посещение им Флориды и Калифорнии. Официальный представитель Белого дома Билл Бертон подтвердил, что встреча действительно состоится: Барак Обама предупредил об этом своего китайского коллегу еще во время поездки в Пекин в прошлом году и «от своих планов отказываться не собирается. Далай-лама — уважаемый во всем мире культурный и религиозный лидер, и именно в этом качестве с ним встретится президент».

Подробнее

Эта новость вызвала предсказуемо резкую реакцию со стороны КНР. «Китай решительно протестует против визита Далай-ламы в США и против контактов американских лидеров с Далай-ламой в любой форме, — заявил официальный представитель китайского МИДа Ма Чжаосюй (Ma Zhaoxu). — Мы призываем американскую сторону в полной мере осознать крайнюю деликатность тибетского вопроса и разумно решать соответствующие вопросы, чтобы избежать причинения дальнейшего ущерба развитию наших отношений». КНР считает лидера тибетских буддистов угрозой территориальной целостности страны.

Тибетский вопрос — не единственный раздражитель в китайско-американских связях. На прошлой неделе Вашингтон официально заявил о согласии продать Тайваню оружие на 6,4 миллиарда долларов. На остров, который КНР считает своей отколовшейся провинцией, будет поставлена крупная партия вертолетов Black Hawk, системы ПВО Patriot, военные корабли и другая техника. Американская администрация объясняет свои действия тем, что снабжать сепаратистов современным оружием ее обязывает имеющее силу закона соглашение с Тайванем от 1979 года. Однако каждая такая сделка вызывает резкие ответные действия Пекина и рассматривается наблюдателями в более широком контексте двусторонних отношений, где каждая сторона имеет к партнеру серьезные претензии. Считается, что каждый подобный выпад преследует цель вынудить противную сторону пойти на уступки по другому вопросу.

Так, объявлению об оружейной сделке предшествовал серьезный конфликт в киберпространстве. Крупнейшая американская интернет-компания Google прекратила цензурирование результатов, выдаваемых на поисковые запросы китайских пользователей, и заявила о намерении полностью свернуть свою деятельность в континентальном Китае. Скандал разгорелся после того, как Google рассказал о массированной хакерской атаке, направленной против китайских правозащитников и их соратников из других стран. Впрочем, прямых обвинений в адрес китайского правительства так и не прозвучало.

Предметом самых серьезных разногласий остаются и торговые отношения, где давно наблюдается значительный дисбаланс в пользу Китая. Торговый дефицит США в отношениях с Китаем в прошлом году достиг 266 миллиардов долларов при общем объеме товарооборота в 409,2 миллиарда. И он сохраняет тенденцию к росту.

В среду Обама заявил, что намерен усилить давление на Пекин, чтобы заставить его отказаться от заниженного курса юаня. По его словам, политика КНР приводит к тому, что цены на американские товары в Китае искусственно завышаются, и наоборот. По оценке американского Института международной экономики Петерсона (Peterson Institute for International Economics), юань недооценен по отношению к корзине мировых валют примерно на 30%, а по отношению к доллару — на все 40%.

Официальной реакции на слова Обамы не последовало, в китайском минторге требования Вашингтона назвали «совершенно нереальными». А вот в случае с Далай-ламой и оружием для Тайваня (здесь Пекин считает свои позиции уязвимыми) ответ последовал незамедлительно. Объявлено, что против компаний, которые будут участвовать в поставках оружия, будут введены санкции. Под них могут попасть крупнейшие американские авиастроительные компании, в том числе Boeing и Lockheed Martin.

Дмитрий Орешкин

   Первое, самое важное, — констатация смерти идеи химеры, то есть союза Китая и США, для обеспечения совместного контроля над глобальной экономикой, где США выступали бы фабрикой идей и источником финансовых ресурсов, а Китай — источником дешевой рабочей силы и глобальной фабрикой. Эта идея была выдвинута Киссинджером и Бжезинским пару лет назад, и вот сейчас она благополучно похоронена — по инициативе Китая. Очевидно, Китай не хочет растворять свою идентичность даже в союзе с Соединенными Штатами и намерен в ближайшей перспективе стать главным лидером мира.

Второе: на самом деле, Китай переоценивает свою силу. У него действительно идет быстрый экономический рост, но отчасти потому, что Китай очень рационально использовал преимущества мирного развития и удачно либерализовал экономику. Либеральное — это что значит? Что государство строго соблюдает правила игры и не влезает в деятельность экономических субъектов. Настолько строго, что государство не отбирает прибыль даже у предприятий, находящихся у него в собственности, а берет с них только налог, а прибылью это предприятие может распоряжаться само, повышать зарплаты менеджменту или инвестировать в развитие.

Ощущая себя очень мощной в экономическом плане, эта страна начала очевидно претендовать и на геостратегическую позицию, что вызывает серьезные опасения и у Индии, и у Японии, и у США. Китайская бюрократия начала играть с экономикой, изымать из нее деньги на военные программы, на освоение космоса, на создание новых видов оружия. Именно ощущение, что они схватили Бога за бороду, и позволяет им так вежливо, но жестко отказываться от предложений более мощного партнера, США. Это похоже на советское самообольщение, когда на фоне благополучной экономической ситуации и растущих цен на нефть руководство переоценивало свои возможности влиять на глобальные процессы. У нас это выразилось в вводе войск в Афганистан в 1979 году. Что-то похожее сейчас переживает Китай.

У Пекина есть очевидный соблазн силой решить проблему Тайваня, именно поэтому он так болезненно реагирует на решение о продаже оружия. А США, понимая это, как раз и хотят Тайваню продать оружие, чтобы Китай его не проглотил. Без оружия Тайвань падает в руки Китаю как спелое яблоко. А с оружием это все-таки будет дорого стоить и долго продолжаться, что китайцы тоже понимают.

Китай входит в зону турбулентности. Будет расти национализм, расти социальные протесты глубинного Китая по отношению к относительно благополучному и развитому приморскому. Будет нарастать конфликт между городом и сельскими территориями. Противоречие между экономическими нуждами, ориентированными на информатизацию, и жестким контролем со стороны государства, который только усиливается. Коммунистические лидеры думают, что у них все под контролем, а на самом деле накапливаются системные противоречия.

Китай становится очень опасным субъектом, потому что он непредсказуем. Очень велик соблазн у политических лидеров консолидировать общество с помощью небольшой войны. США, похоже, это ощущают. К сожалению, Россия этого не ощущает. А ведь именно такая попытка объединить нацию не на экономических приоритетах, как было прошедшие 30-40 лет, а на геостратегических и военных приоритетах, может привести к агрессии Китая против какого-то соседа — может быть, Тайваня, а может, и России.   

Комментировать Всего 7 комментариев

Первое, самое важное, — констатация смерти идеи химеры, то есть союза Китая и США, для обеспечения совместного контроля над глобальной экономикой, где США выступали бы фабрикой идей и источником финансовых ресурсов, а Китай — источником дешевой рабочей силы и глобальной фабрикой. Эта идея была выдвинута Киссинджером и Бжезинским пару лет назад, и вот сейчас она благополучно похоронена — по инициативе Китая. Очевидно, Китай не хочет растворять свою идентичность даже в союзе с Соединенными Штатами и намерен в ближайшей перспективе стать главным лидером мира.

Второе: на самом деле, Китай переоценивает свою силу. У него действительно идет быстрый экономический рост, но отчасти потому, что Китай очень рационально использовал преимущества мирного развития и удачно либерализовал экономику. Либеральное — это что значит? Что государство строго соблюдает правила игры и не влезает в деятельность экономических субъектов. Настолько строго, что государство не отбирает прибыль даже у предприятий, находящихся у него в собственности, а берет с них только налог, а прибылью это предприятие может распоряжаться само, повышать зарплаты менеджменту или инвестировать в развитие.

Ощущая себя очень мощной в экономическом плане, эта страна начала очевидно претендовать и на геостратегическую позицию, что вызывает серьезные опасения и у Индии, и у Японии, и у США. Китайская бюрократия начала играть с экономикой, изымать из нее деньги на военные программы, на освоение космоса, на создание новых видов оружия. Именно ощущение, что они схватили Бога за бороду, и позволяет им так вежливо, но жестко отказываться от предложений более мощного партнера, США. Это похоже на советское самообольщение, когда на фоне благополучной экономической ситуации и растущих цен на нефть руководство переоценивало свои возможности влиять на глобальные процессы. У нас это выразилось в вводе войск в Афганистан в 1979 году. Что-то похожее сейчас переживает Китай.

У Пекина есть очевидный соблазн силой решить проблему Тайваня, именно поэтому он так болезненно реагирует на решение о продаже оружия. А США, понимая это, как раз и хотят Тайваню продать оружие, чтобы Китай его не проглотил. Без оружия Тайвань падает в руки Китаю как спелое яблоко. А с оружием это все-таки будет дорого стоить и долго продолжаться, что китайцы тоже понимают.

Китай входит в зону турбулентности. Будет расти национализм, расти социальные протесты глубинного Китая по отношению к относительно благополучному и развитому приморскому. Будет нарастать конфликт между городом и сельскими территориями. Противоречие между экономическими нуждами, ориентированными на информатизацию, и жестким контролем со стороны государства, который только усиливается. Коммунистические лидеры думают, что у них все под контролем, а на самом деле накапливаются системные противоречия.

Китай становится очень опасным субъектом, потому что он непредсказуем. Очень велик соблазн у политических лидеров консолидировать общество с помощью небольшой войны. США, похоже, это ощущают. К сожалению, Россия этого не ощущает. А ведь именно такая попытка объединить нацию не на экономических приоритетах, как было прошедшие 30-40 лет, а на геостратегических и военных приоритетах, может привести к агрессии Китая против какого-то соседа — может быть, Тайваня, а может, и России.

а кроме Кореи Китай вообще нападал на кого-нибудь?

Мне кажется, что после Гон-Конга им незачем нападать ни на кого - сами отдадут в конце концов, главное не спешить. Может они просто торопиться начали, тогда все может быть. Но торопиться вроде не в китайской традиции

Вопрос торговых отношений США и Китая очень сложен. Что тут сказать? Нельзя сказать, что они пойдут войной друг на друга, и нельзя сказать, что ничего не будет. Проблема юаня, вообще, очень важна сейчас для всего мира. Китай и так уже понимает, что девальвация юаня для США — очень важный вопрос. А для американцев это очень принципиально, так как дешевый юань стимулирует экспорт в США.

Но для США не критично, я думаю, ввели эти санкции против Boeing или не ввели. Военные поставки невозможны, гражданская реакция Китая полностью сейчас ориентирована на Airbus. То есть Airbus и другие европейские компании производят им самолеты. Ну, даже если они и введут санкции, и это не просто слова, это все равно не означает, что они прекратят торговые отношения вообще. Для китайцев вопрос Тайваня — больной вопрос, а американцы показали, несмотря на дестабилизацию экономического положения, что он им тоже важен. Все четыре компании (Boeing, United Technologies, Lockheed Martin и Raytheon) производят военную технику. В том числе Boeing и United Technologies производят гражданские самолеты, но, в основном, военные. В США существует запрет на экспорт оружия, поэтому там такого особого технологического сотрудничества между китайским правительством и этими конкретными четырьмя компаниями нет. Не помню, производят ли в Китае «Боинги», но даже если производят, это не критично. Ни для одной, ни для другой стороны.

В статье отражены хорошо известные и давние проблемы в американо-китайских отношениях. Китай очень важен для США, и США очень важны для Китая. Вопрос — кто для кого важнее? Экономический рост Китая в последнее десятилетие во многом спонсирован США и Европой, которые перенесли все мировое производство в Китай с его дешевой рабочей силой. Эта самая дешевизна позволила Китаю обзавестись многими современными технологиями производства и воспитать опытных рабочих и инженеров, способных эти технологии использовать. Китай также накопил достаточно валютных резервов (кажется, более 1,5 триллиона долларов), большая часть которых инвестирована в США в государственные облигации. Поддержание низкого курса юаня выгодно для Китая, так как способствует огромному положительному сальдо во внешней торговле и сохраняет статус-кво, обеспечивая приток новых технологий и промышленного производства в Китай.

В случае серьезных трений с США Китай может выбросить на рынок огромное количество долларов, обвалив доллар и подорвав доверие к американской валюте. С другой стороны, Китай не заинтересован в том, чтобы обваливать доллар, так как он лишится своих валютных резервов и подорвет экономику. Америка, к сожалению, не обладает достаточно сильными рычагами давления на Китай. Наоборот, она заинтересована в сотрудничестве и ждет помощи от Китая по вопросу Ирана и Северной Кореи, надеется на рост курса юаня, так как это поможет американской экономике и т.д. Мой прогноз таков: Китай будет участвовать в переговорах и делать заявления о сотрудничестве и взаимопонимании, но будет продолжать свою теперешнюю политику. Возможны незначительные уступки со стороны Китая, так как он не заинтересован в конфронтации. Влияние Китая в мире будет только возрастать, поэтому к требованиям Китая будут все больше прислушиваться.

Китай владеет огромной частью американского долга. И политика США по отношению к Китаю в последнее время, особенно во время экономического кризиса, стала мягче, так как США в определенной степени сегодня больше зависят от Китая, чем Китай от США.

За последние годы США пришлось снизить свой дидактический тон главной демократии мира, которая раньше с позиций богатства и силы образовывала весь мир. И критика Китая в области прав человека, свободы прессы и т.д. сильно пошла на убыль. Но эта критика не может исчезнуть навсегда. В какой-то момент она все равно должна вернуться, так как Америка всегда была главной защитницей прав человека и демократии. И сейчас Белый дом и Госдепартамент считают, что больше молчать не могут. Чем дольше они молчат, тем, по их мнению, Китай становится более самоуверенным и более суровым в ограничении демократических свобод. У Обамы сейчас очень двойственная позиция. С одной стороны, у США сегодня много проблем, экономических, политических, и позиция Америки в мире ослаблена. Чем больше ослабляется позиция Америки, тем сильнее укрепляются такие страны, как Китай.

При этом ни Китаю, ни Америке прямая конфронтация не нужна. Китаю, еще пока развивающемуся, нужна не очень ослабленная Америка. Пока Америка на плаву, это дает им время для окончательного утверждения себя. И США могут оставаться сравнительно сильными, только пока Китай их не обанкротил, например, потребовав долг, или пока Китай официально не заявил свою силу. Поэтому обеим странам настоящая ситуация пока выгодна.

Обама встретился с Далай-ламой

Барак Обама сегодня встретился с духовным лидером тибетских буддистов Далай-ламой в Вашингтоне, наперекор просьбам Китая отменить встречу. Два нобелевских лауреата провели за закрытыми дверями около часа, и успели обсудить вопросы о правах человека и необходимости борьбы за мир. Далай-лама остался доволен визитом, однако после встречи тибетский лидер сообщил журналистам, что ожидает негативной реакции со стороны Китая. Он назвал политику Китая по отношению к Тибету "детской" и "ограниченной". Между тем, эксперты пишут, что визит Далай-ламы вряд ли обострит отношения США и Китая, которые осложнились после того, как Китай выразил недовольство в связи с намерением Вашинтона поставить партию вооружений Тайваню. США, в свою очередь, выражали возмущение нарушениями в Китае прав пользователей Интернета. На этом фоне, отмечают многие издания, часовой визит Далай-ламы в Вашингтон является радражителем, но не подрывает американо-китайских отношений.

Катя, неужели оба Нобелевских лауреата на час заперлись в Картографической комнате? Обама обещал, что беседа пройдет в присутствии ряда помощников и не в Овальном кабинете, где проходят официальные встречи. Я пропустил сегодня вечерние новостные программы, так что, веря вам, могу отметить, что президент слова, как минимум наполовину, не сдержал. Хотя, как раз "детской" и "ограниченной" я бы назвал идею их междусобойчика при людях. То есть, надо подозревать, что Ху Цзинтао начнет ревновать, останься Обама с Далай-Ламой наедине? Вообще, вся эта встреча и ее заранее обговоренные детали напоминают памятку в сумасшедшем доме: 1. по двое не уединяться. 2. в комнату к медбратьям без стука не входить. 3. суп есть ложкой.