GettyImages-173349793.jpg

Вероника Репенко: «Позирую в плавках, но если предложат полностью раздеться — откажусь». Как зарабатывают пенсионеры

Редакционный материал

Почти 30% населения России — люди в возрасте от 55 лет. Прожиточный минимум трудоспособного гражданина на конец 2016 года составляет 10 466 рублей, пенсионера — 8000. Средний размер пенсионных выплат в прошлом году — 12 тысяч рублей. Чтобы обеспечить себе нормальное существование, более трети российских пенсионеров вынуждены работать. И в будущем эти цифры, по прогнозам gazeta.ru, будут только расти. «Сноб» поговорил с пенсионерами, которые нашли себе подработку по душе, и выяснил, какой доход приносят самодельные куклы, почему испорченная деталь живописнее новой и сколько зарабатывают пожилые натурщики художественного факультета

22 сентября 2017 15:55

Забрать себе

«Они мне как дети, а я — их папа Карло»

Андрей, 52 года, Красноярск, собирает сувенирных роботов из старых запчастей

Я бывший сотрудник МВД и сейчас на пенсии, но продолжаю работать. Сейчас я машинист-кочегар в Сибирской генерирующей компании. Роботов делаю уже два года, исключительно для души. 

Своего первого робота я придумал просто: жена попросила сделать ей подарок. У меня в гараже остались старые запчасти — из них и собрал человечка с рюкзаком за спиной. Жена постоянно ходит на прогулки в горы, и вот я сделал ей такую игрушку.

Робот стоял у жены на рабочем столе, и ее коллеги стали обращать на него внимание. Жена смекнула, что можно бы роботов продавать потихонечку. Так с малого все и начиналось. А сейчас, конечно, и фигурки другие, и опыта побольше. Я до этого никогда не занимался сваркой или чем-то подобным. Просто взял — и начал работать.

Когда закончились свои запчасти, стал спрашивать детали в автосервисах. Я беру только те, которые свое уже отработали, вышли из строя. Они все одна на другую не похожи, в каждой своя прелесть, свои повреждения, потертости, погнутости. Роботов только из этих деталей и собираю — они придают индивидуальность. Каждая запчасть сама подскажет, что из нее сделать. Я недавно увидел корпус турбины, который называется «улитка», — и сделал улитку. 

Бывает, что в мастерских мне отказывают или просят денег, но я принципиально не плачу. Ведь эти запчасти все равно сдают на металлолом за копейки, а тут мне люди называют такую цену, что деталь выходит даже дороже новой.

Жена с подругой однажды пошли в горы и нашли там кучу выброшенного металлолома. Какой-то сервис, видимо, закрылся и вывалил туда отходы. Я там почти месяц пасся, собирал запчасти.

Одну игрушку я могу сделать за день, а могу и три недели собирать. Иногда получается что-то, чего я не ожидаю, но все равно очень красивое. Такое ощущение, что роботы сами себя собирают — просто моими руками.

Цена каждой игрушки зависит от ее размера и внешнего вида. Пусть я собирал поделку почти месяц, стоить она будет немного. А бывает так, что робот собирается быстро, но у него есть своя харизма. Он сам себе цену и назначит. Но продажами занимаются жена и сын, а я стараюсь вообще этого не касаться. Иначе творить не смогу. Для меня не заработок важен, это не самоцель, а просто некий побочный эффект. Жена рассказывает, что мои поделки уезжают во Владивосток, в Хабаровск, в Москву, в Санкт-Петербург. Даже за границу один уехал. Разбежались киборги.

Я так думаю, что поделки мои вообще в рекламе не нуждаются. На фотографиях и по телевизору роботы одни, а когда их увидишь, потрогаешь — они совершенно другие. У каждого свое выражение лица, каждый производит какое-то действие: меняет положение, нагибается, головой кивает. У кого-то двигаются руки, ноги, у собачек — хвосты. Я стараюсь сохранять подвижность механизмов, которые соединяю. Я их всех с любовью делаю. Они мне как дети, а я — их папа Карло. 

Родственники мое занятие одобряют, все в восторге. Друзья вначале посмеивались, говорили, что я все время сижу в гараже, как крот. А вот жена сразу меня поняла.

«Среди моих коллег в основном пожилые люди»

Анатолий, 74 года, Курск, позирует для будущих художников в Курском государственном университете

Фото: личный архив

Раньше здесь, в университете, работала моя подруга. Она привела меня поработать натурщиком. Теперь от студентов отбоя нет, каждый день меня рисуют.

С самого начала у меня не было ни стеснения, ни скованности. Чувствовал себя неловко лишь тогда, когда была обнаженная натура. Позирую в плавках. Если предложат позировать полностью обнаженным — откажусь, смущает все-таки.

Моя жена умерла, и сейчас я живу с другой женщиной. Она на мое занятие смотрит абсолютно спокойно. Одно время мы даже вместе позировали. Родственники тоже не против: работа есть работа. Друзья и товарищи иногда даже восхищаются: «Как это ты можешь столько времени сидеть или стоять?»

Обычно я позирую четыре-шесть часов в день, это зависит от расписания. Иногда сижу две пары, иногда — три. 90 минут сижу, потом перерыв, потом опять сижу. Долго сидеть или стоять в одной позе трудно, но сейчас я уже не устаю, выработалась привычка. Зарплата натурщика зависит от количества часов, обычно это 3–4 тысячи в месяц. Если позирую больше, то получается 6 тысяч. Суммы, конечно, мизерные, но повышения пока не предвидится.

Среди моих коллег в основном пожилые люди, хотя есть и молодежь. Пенсионеров, наверное, человек восемь или десять. Сейчас вообще очень трудно натурщиков найти.

Все мои постановки в основном были военными. Я сам выслужил 30 календарных лет: прошел от рядового до майора. Я люблю военную форму, люблю армию, поэтому и позирую с удовольствием. А вообще ни от каких образов не отказываюсь, ко всем отношусь нормально.

Некоторые натурщики договариваются со студентами и забирают свои портреты. Но я не коллекционирую — я много где на себя не похож, зачем мне это? Студентам часто не удается сходство — у них бывает задача, например, показать форму. Работы, которые студенты рисуют на «отлично», уходят в архивы, их потом показывают первокурсникам.

Мы со студентами за работой часто разговариваем. Темы они сами поднимают, и мне есть что им ответить. У меня все-таки большой жизненный опыт.

Кроме худфака нигде больше не подрабатываю. У меня есть дача, я один веду все хозяйство. У меня там и садоводство, и огородничество. Есть птица, кролики.

Пока есть здоровье и пока приглашают, я планирую позировать дальше.

«Пока делаешь куклу, ты начинаешь ее любить»

Татьяна, 59 лет, Амурск, делает кукол

Я работаю на двух работах: пишу сценарии и веду школьный кружок рукоделия. Куклы — мое хобби, которое приносит и небольшой доход. Вдобавок к работам я ухаживаю за старенькой мамой.

Кукол я мечтала шить с самого детства. Свою первую игрушку — пингвина — сделала в пионерском лагере, когда мне было семь или восемь лет. Потом где-то прочитала рецепт керамического теста — и стала делать кукол из него. Первые поделки я создавала абсолютно самостоятельно, а уже потом стала выискивать информацию о куклах везде, где только можно. Сначала я дарила игрушки друзьям и родным, на заказ их делаю только последние несколько лет.

Идеи для персонажей витают повсюду. Недавно я разглядывала в автобусе толстяка-нанайчонка с огромным школьным рюкзаком — он точно станет новой куклой. Так же и тощий дядька с невероятно длинной таксой. Иногда идеи мне подсказывают заказчики. Например: «Мужа зовут Миша, а мы зовем его Мышиндер. Он у нас заядлый рыбак». Так появилась одна из кукол — мышь в свитере с удочкой и рыбой. Иногда вдохновляет сам материал. На одну ткань смотрю — вижу рубаху для славянской богини, на другую — платьице для куклы в стиле бохо. И конечно, помогает интернет. Пыльные кролики Аманды Луизы Спейд очаровали мою дочь и вдохновили нас на целую серию работ по мотивам ее творчества.

Пока делаешь куклу, начинаешь ее любить. Если она не нравится, не вызывает никаких эмоций — значит, не удалась, и остается ее только выбросить. К счастью, такое случается редко. Иногда нужно просто отложить работу и подождать, пока в воображении сложится нужный образ — тогда самое время начать заново.

Я живу в маленьком северном городе и продаю свои поделки через интернет. Сейчас мои куклы «живут» во Владивостоке, на Сахалине, в Москве, Хабаровске и Японии. Доходы от продаж — в среднем 3–5 тысяч в месяц.

В моем увлечении меня всегда поддерживали и родные, и друзья. Очень помогает дочь: подсказывает идеи и говорит, что будет интересно молодежи. Люди же, для которых кукла ничего не значит, просто проходят мимо. Это нормально, ведь у каждого свои интересы.

Я надеюсь, что мое мастерство будет расти и в будущем куклы будут продаваться лучше. Если поделки начнут приносить существенный доход, то со временем я буду заниматься только ими.

Как еще зарабатывают пенсионеры

Пенсионерка из Новосибирска зарабатывает на стримах. У нее есть свой канал на YouTube «КУЗЬМИНИЧНА_TV», 14 тысяч подписчиков и преданные фанаты по всей стране.

Красноярский пенсионер продает фигурки животных из старых покрышек, монтажной пены и цемента.

Украинский пенсионер купил несколько десятков солнечных батарей, которые обеспечивают электричеством его дом. Батарей оказалось так много, что избыток энергии мужчина продает государству.

Выборгские пенсионеры перевозят контрабанду из Финляндии в Ленинградскую область и зарабатывают на этом около 3 тысячи рублей в день. Их называют «тушканы».

В Подмосковье пенсионер придумал собственный маринад для мяса и зарабатывает на продаже шашлыка около 500 тысяч рублей за сезон.

Уральский пенсионер с сестрой продают травяные сборы собственного приготовления. Фирменный чай раскладывают в самодельные коробочки из картона и ватмана. Это приносит примерно 20 000 рублей в месяц.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров