Как решать проблемы без участия государства

Природные пожары в России не только принесли смерть и разрушения, но и запустили давно не использовавшийся в стране механизм спонтанной самоорганизации граждан. Тысячи людей добровольцами отправились тушить леса, еще больше собирали гуманитарную помощь. Участники проекта «Сноб» анализируют полученный страной опыт и говорят о том, как применить его для решения каждодневных проблем в будущем

+T -
Поделиться:
Подробнее

В авангарде добровольческого движения по борьбе с природными пожарами и помощи погорельцам, как это уже часто бывало в других экстренных ситуациях, выступили пользователи интернета. Первые призывы начать собирать гуманитарную помощь для тех, чьи дома, а вместе с ними имущество, были уничтожены в огне, стали появляться в блогах в конце июля. Тогда же в «Живом журнале» появились специальные сообщества, в частности pozar_ru, для организованной работы по сбору помощи. В этих сообществах блогеры стали обмениваться данными о пожарах, о том, где в данную минуту для борьбы с огнем не хватает людей, и всей необходимой технической информацией, вплоть до диаметров и длины пожарных рукавов.

2 августа в Москве на улице Пятницкая заработал штаб поддержки погорельцев в рамках фонда «Справедливая помощь». По словам исполнительного директора организации Елизаветы Глинки, известной в ЖЖ под именем доктор Лиза, за две недели работы штаба в пострадавшие районы Рязанской, Владимирской и Московской областей было отправлено 117 машин с гуманитарной помощью для погорельцев, на собранные деньги были куплены десятки единиц специальной техники и более сотни пожарных рукавов.

По официальным данным МЧС, непосредственно в тушении пожаров приняли участие более четырех тысяч добровольцев. Впрочем, многие отправлялись на борьбу с пожаром самостоятельно, координируясь с другими волонтерами в сети. Это дает основание полагать, что в реальности добровольных огнеборцов было гораздо больше, чем в официальных сводках МЧС, так как многие из них просто не попали в министерские отчеты.

Между тем чрезвычайные службы и органы власти оказались не готовы не только к борьбе с крупномасштабными природными пожарами, но и к тому, чтобы «освоить» огромный потенциал добровольцев. В блогах появлялись сообщения о том, что по объявленным для добровольцев телефонам МЧС невозможно прозвониться или получить необходимую информацию о том, где требуется помощь. Приехавшие на пожар люди не могли допроситься у местных властей простейших инструментов для борьбы с огнем: топоров, лопат, ведер. Те же, кто попадал в организованные властями отряды добровольцев, сообщали о том, что вместо борьбы с огнем их отправляли раздавать дачникам листовки с противопожарной пропагандой.

В понедельник на встрече президента с крупнейшими российскими предпринимателями Дмитрий Медведев выразил благодарность добровольцам за помощь в борьбе со стихией. Он заявил, что власть должна оказывать помощь добровольческим движениям, причем не только в экстренных ситуациях, но и в «мирных» проектах, в частности на олимпийской стройке в Сочи, где также работает большое количество волонтеров.

Присутствовавший на встрече глава холдинга «Интеррос» Владимир Потанин предложил крупному бизнесу также оказать помощь российским волонтерам разного толка. По мнению Потанина, бизнес мог бы выделять добровольцам гранты под конкретные проекты, а проводить такую работу стоило бы под эгидой президента или Общественной палаты. «Кому-то нужна техника, кому-то расходные материалы. Я готов внести вклад», — сказал Потанин.

Андрей Бильжо считает, что добровольцы возникают от безысходности. Сергею Пархоменко сегодняшние волонтеры-огнеборцы напомнили отряды еврейской самообороны начала прошлого века. Олег Сысуев полагает, что пока россияне не готовы стать добровольцами в долгосрочных проектах. Ольга Алексеева уверена, что существуют проблемы, которые способны решить только волонтеры

Андрей Бильжо

   Мне кажется, сейчас, кроме модернизации, инновации и нанотехнологий, могут начаться еще и добровольческие движения, к которым могут призвать президент и премьер-министр. В этом смысле в нашей стране просто поле непаханое для добровольцев. Так как медицина у нас развалилась окончательно, то людей могут лечить добровольцы. Они могут, например, оперировать! Потому что в маленьких городах и поселках нет хирургов, долететь до центра на вертолете тоже очень сложно, поэтому могут найтись добровольцы, которые вполне могут кого-нибудь прооперировать. Когда я работал психиатром, то однажды на дежурстве пьяный слесарь-сантехник гонялся за другим, а потом в объяснительной записке написал, что он хотел вырезать ему аппендицит. Но не сделал этого по причине того, что у его товарища аппендицит был уже вырезан. Еще можно лечить друг друга. Был такой случай, когда человек лечил всю деревню препаратами, которые назывались «кирпичиус» и «мелиус»: в одной банке у него стоял красный молотый кирпич, а в другой — мел. Когда он понимал, что речь идет о серьезном заболевании, то отправлял больных в райцентр.

Это полный бред и абсурд, в котором мы находимся! Мне не совсем понятно, почему люди должны тушить пожары сами. Так же как и непонятно, почему люди должны кормить солдат, которых прислали для тушения пожаров, оказывать им медицинскую помощь. Но при этом государство будет заниматься Сколково, нанотехнологиями и прочими тонкими вещами. А добровольцы будут заниматься поимкой преступников, лечением друг друга, строительством больниц и так далее. Добровольцы возникают от безысходности. Когда государство не может помочь людям, им не остается ничего другого, как помогать себе самим. А в других благополучных государствах это происходит от высокой социальной ответственности и желания занять себя чем-то кроме основной работы.
Сергей Пархоменко

   Вообще-то любые разговоры о добровольцах, которые снова звучат всякий раз, когда случается какая-нибудь беда, хорошо бы начинать с выяснения одного простого обстоятельства.

А вот эти добровольцы — они поднимаются на беду «ВМЕСТЕ» с теми, кто обязан их защитить, или «ВМЕСТО» них?

Знаете, для нас это привычная уже ситуация, когда власть что-нибудь у своих «подданных» вымогает в этаком добровольно-принудительном порядке. Чаще всего вымогают просто деньги. Ну, обычно у бизнесменов — это-то уже просто классика взаимоотношений российского барского государства со своими людишками.

В свое время эти чудные манеры завел еще Лужков: помните легендарную эпоху строительства заново Храма Христа Спасителя? Тогда всякий действующий в Москве коммерсант понимал, что он попросту обязан выложить сколько-то на сооружение этой взбесившейся чернильницы. То есть не то чтобы прямо на сооружение, а только будто бы, понарошку; а уж куда пойдут эти деньги в действительности — это другой вопрос, в чьем кармане они осядут, кто в точности их украдет и какая вилла и где будет на эти деньги построена в реальности — это, в конце концов, не нашего скромного ума дело. Важно, что ты записался в жертвователи на лужковский храм и таким образом купил себе билет на коммерческую деятельность в Москве.

Собственно, с тех пор это стало в России во многом привычным, но особенно расцвело в путинскую эпоху. Бесконечные поборы на участие в добровольных начинаниях — только добрая тут воля не тех, кто участвует, а тех, кто обирает, — это уже типичный российский «обычай делового оборота». Но в последнее время эти поборы перешли в новое качество: теперь раздаются столь же настойчивые требования принять личное участие во всяких сложных, стихийных и катастрофических событиях. Причем эти требования обращены к людям, которые деньгами не могут откупиться, а от которых требуется время, силы, личный риск.

Так вот, цинизм и подлость ситуации заключаются в том, что «добровольцам» предлагается это делать вместо тех, кто должен взять на себя и усилия, и ответственность. Именно вместо них, а не вместе с ними.

Можно быть добровольцем на пожаре, и очень важно в душевном смысле быть таким добровольцем, когда ты знаешь, что рядом есть профессиональная пожарная охрана, которая действует умело, эффективно и отважно, которая использует все свои возможности, а ты еще отдаешь немножко своих денег, своего времени, своих сил, своей души в дополнение к этому. Но совсем другое — когда ты делаешь это в угрюмом остервенении, от безысходности и неверия.

Когда в 1910-е годы по России катилась волна еврейских погромов, возникло такое понятие «еврейская самооборона». Это были такие отряды добровольцев, которые защищали свои дома и местечки с оружием в руках от погромщиков: кто с охотничьим ружьем, кто с кухонным ножом, а кто просто с колом, вывернутым из плетня. Это «волонтерское движение» родилось от ужаса и от отчаяния, от того, что никто не мог защитить их семьи.

Вот я бы сказал, что в какой-то мере сегодняшние добровольцы на лесном пожаре напоминают мне вот эту еврейскую самооборону. Потому что делается это, прежде всего, от неверия в то, что государство и те силы, которыми государство владеет, справятся со стихийным бедствием. И в этом смысле мне кажется возвращение этой волонтерской эпохи событием по-настоящему трагическим.   

Олег Сысуев

   Если мы будем активно участвовать в формировании власти, если будем участвовать в политической жизни, тогда мы сможем ответить на вопрос, в каких сферах жизни граждане могут обойтись без государства. Сейчас наши граждане не участвуют в политической жизни, и, к сожалению, даже если бы участвовали, ничего бы не случилось. Наши граждане, как правило, хотят, чтобы государство присутствовало везде, во всех сферах жизни: в тушении пожаров, в лечении болезней, в торговле молоком, в торговле хлебом, в очищении туалетов. Это банальное нежелание брать на себя ответственность. Пока наши граждане не осознают, что нужно решать самостоятельно проблемы, которые они сами в состоянии решить, ничего не произойдет. Если стоять на берегу и ждать, когда государство укажет светлый путь, то светлого пути не видать.

Да, сейчас люди сплотились и тушили самостоятельно пожары, принимали участие в жизни других, помогали, но это все случилось, только когда граждане встали перед лицом серьезных проблем и остались в одиночестве. Все, что касается долгосрочных историй и какой-то осознанной программы (образование, медицина и даже банальная уборка двора), наши граждане делать не в состоянии.

Что касается участия бизнеса в поддержании волонтерских организаций, то ради бога, не надо заблуждений. Когда сидят люди, ворочающие миллиардами долларов, и с гордостью рассказывают по ящику, что они построят 50 домов в какой-то деревне, мне становится просто смешно. Эта картинка, когда богатейшие люди сидят перед президентом и по бумажке отчитываются о планах по строительству 50 домов — и смех, и грех.   

Эту реплику поддерживают: Александр Крюков
Ольга Алексеева

   В целом обойтись без государства, конечно, не реально. Тем более что в России и нет такой традиции. Но ситуация ведь вот какая: волонтерство и некоммерческие организации не заменяют собой государство, они дополняют его. Нельзя воспринимать это как замену одного другим. Но есть три ситуации, с которыми люди справляются гораздо лучше, чем государство.

Первая ситуация — это когда проблема очень сложная. Не большая по своему объему, а именно сложная по качеству. Например, это то, что касается борьбы с преступностью не в смысле поимки и наказания, а в смысле предотвращения того, чтобы люди не становились преступниками.

Государство очень плохо делает это везде в мире. Потому что у него есть одна, но пламенная страсть: держать и не отпускать. И в тонкостях человеческой души государство разбираться не в состоянии. Или, например, помощь тяжелобольным. Не лечение, а реабилитация, восстановление в обществе. Во всем, что касается сложных человеческих проблем, когда дело связано с душой и с человеческими отношениями, государство выступает как слон в посудной лавке. И ничего хорошего из этого не выходит. Скажем так, чем сложнее проблема, тем хуже с ней справляется государство.

Вторая ситуация — это когда нужно сделать что-то большое, что очень важно для страны, но при этом не связано с убийством. Например, как в ситуации с пожарами в России, когда нужно собраться всем, чтобы решить проблему. Потому что государство, каким бы сильным и богатым оно ни было, не в состоянии сделать все очень быстро, оно всегда очень медленно движется. Кроме того, оно не в состоянии оперативно решить проблему, когда происходит что-то внезапное. Или вот другой пример: когда проходит какое-то очень важное для всей страны событие, например, Олимпиада или Чемпионат мира. Сколько было волонтеров в Южной Африке!

И третья ситуация связана с творчеством, со свободой мысли, свободой что-то создавать. Государство — просто яд для этого дела. Оно может выделять средства, но лучше бы оно не лезло в эти дела своими слоновьими ногами.

Так что в этих трех ситуациях государство своим вмешательством только вредит. Это доказано всей историей человечества и тому есть миллионы примеров.   

Эту реплику поддерживают: Екатерина Пархоменко
Комментировать Всего 32 комментария

Андрей Бильжо Комментарий удален

Сергей Пархоменко Комментарий удален

Олег Сысуев Комментарий удален

Ольга Алексеева Комментарий удален

Кирилл Березов Комментарий удален

Мне кажется, сейчас, кроме модернизации, инновации и нанотехнологий, могут начаться еще и добровольческие движения, к которым могут призвать президент и премьер-министр. В этом смысле в нашей стране просто поле непаханое для добровольцев. Так как медицина у нас развалилась окончательно, то людей могут лечить добровольцы. Они могут, например, оперировать! Потому что в маленьких городах и поселках нет хирургов, долететь до центра на вертолете тоже очень сложно, поэтому могут найтись добровольцы, которые вполне могут кого-нибудь прооперировать. Когда я работал психиатром, то однажды на дежурстве пьяный слесарь-сантехник гонялся за другим, а потом в объяснительной записке написал, что он хотел вырезать ему аппендицит. Но не сделал этого по причине того, что у его товарища аппендицит был уже вырезан. Еще можно лечить друг друга. Был такой случай, когда человек лечил всю деревню препаратами, которые назывались «кирпичиус» и «мелиус»: в одной банке у него стоял красный молотый кирпич, а в другой — мел. Когда он понимал, что речь идет о серьезном заболевании, то отправлял больных в райцентр.

Читать дальше
Это полный бред и абсурд, в котором мы находимся! Мне не совсем понятно, почему люди должны тушить пожары сами. Так же как и непонятно, почему люди должны кормить солдат, которых прислали для тушения пожаров, оказывать им медицинскую помощь. Но при этом государство будет заниматься Сколково, нанотехнологиями и прочими тонкими вещами. А добровольцы будут заниматься поимкой преступников, лечением друг друга, строительством больниц и так далее. Добровольцы возникают от безысходности. Когда государство не может помочь людям, им не остается ничего другого, как помогать себе самим. А в других благополучных государствах это происходит от высокой социальной ответственности и желания занять себя чем-то кроме основной работы.
Свернуть
Изумительно,Андрей,браво!:-)

Вообще-то любые разговоры о добровольцах, которые снова звучат всякий раз, когда случается какая-нибудь беда, хорошо бы начинать с выяснения одного простого обстоятельства.

А вот эти добровольцы — они поднимаются на беду «ВМЕСТЕ» с теми, кто обязан их защитить, или «ВМЕСТО» них?

Читать дальше

Знаете, для нас это привычная уже ситуация, когда власть что-нибудь у своих «подданных» вымогает в этаком добровольно-принудительном порядке. Чаще всего вымогают просто деньги. Ну, обычно у бизнесменов — это-то уже просто классика взаимоотношений российского барского государства со своими людишками.

В свое время эти чудные манеры завел еще Лужков: помните легендарную эпоху строительства заново Храма Христа Спасителя? Тогда всякий действующий в Москве коммерсант понимал, что он попросту обязан выложить сколько-то на сооружение этой взбесившейся чернильницы. То есть не то чтобы прямо на сооружение, а только будто бы, понарошку; а уж куда пойдут эти деньги в действительности — это другой вопрос, в чьем кармане они осядут, кто в точности их украдет и какая вилла и где будет на эти деньги построена в реальности — это, в конце концов, не нашего скромного ума дело. Важно, что ты записался в жертвователи на лужковский храм и таким образом купил себе билет на коммерческую деятельность в Москве.

Собственно, с тех пор это стало в России во многом привычным, но особенно расцвело в путинскую эпоху. Бесконечные поборы на участие в добровольных начинаниях — только добрая тут воля не тех, кто участвует, а тех, кто обирает, — это уже типичный российский «обычай делового оборота». Но в последнее время эти поборы перешли в новое качество: теперь раздаются столь же настойчивые требования принять личное участие во всяких сложных, стихийных и катастрофических событиях. Причем эти требования обращены к людям, которые деньгами не могут откупиться, а от которых требуется время, силы, личный риск.

Так вот, цинизм и подлость ситуации заключаются в том, что «добровольцам» предлагается это делать вместо тех, кто должен взять на себя и усилия, и ответственность. Именно вместо них, а не вместе с ними.

Свернуть

Можно быть добровольцем на пожаре, и очень важно в душевном смысле быть таким добровольцем, когда ты знаешь, что рядом есть профессиональная пожарная охрана, которая действует умело, эффективно и отважно, которая использует все свои возможности, а ты еще отдаешь немножко своих денег, своего времени, своих сил, своей души в дополнение к этому. Но совсем другое — когда ты делаешь это в угрюмом остервенении, от безысходности и неверия.

Когда в 1910-е годы по России катилась волна еврейских погромов, возникло такое понятие «еврейская самооборона». Это были такие отряды добровольцев, которые защищали свои дома и местечки с оружием в руках от погромщиков: кто с охотничьим ружьем, кто с кухонным ножом, а кто просто с колом, вывернутым из плетня. Это «волонтерское движение» родилось от ужаса и от отчаяния, от того, что никто не мог защитить их семьи.

Вот я бы сказал, что в какой-то мере сегодняшние добровольцы на лесном пожаре напоминают мне вот эту еврейскую самооборону. Потому что делается это, прежде всего, от неверия в то, что государство и те силы, которыми государство владеет, справятся со стихийным бедствием. И в этом смысле мне кажется возвращение этой волонтерской эпохи событием по-настоящему трагическим.

Если мы будем активно участвовать в формировании власти, если будем участвовать в политической жизни, тогда мы сможем ответить на вопрос, в каких сферах жизни граждане могут обойтись без государства. Сейчас наши граждане не участвуют в политической жизни, и, к сожалению, даже если бы участвовали, ничего бы не случилось. Наши граждане, как правило, хотят, чтобы государство присутствовало везде, во всех сферах жизни: в тушении пожаров, в лечении болезней, в торговле молоком, в торговле хлебом, в очищении туалетов. Это банальное нежелание брать на себя ответственность. Пока наши граждане не осознают, что нужно решать самостоятельно проблемы, которые они сами в состоянии решить, ничего не произойдет. Если стоять на берегу и ждать, когда государство укажет светлый путь, то светлого пути не видать.

Да, сейчас люди сплотились и тушили самостоятельно пожары, принимали участие в жизни других, помогали, но это все случилось, только когда граждане встали перед лицом серьезных проблем и остались в одиночестве. Все, что касается долгосрочных историй и какой-то осознанной программы (образование, медицина и даже банальная уборка двора), наши граждане делать не в состоянии.

Что касается участия бизнеса в поддержании волонтерских организаций, то ради бога, не надо заблуждений. Когда сидят люди, ворочающие миллиардами долларов, и с гордостью рассказывают по ящику, что они построят 50 домов в какой-то деревне, мне становится просто смешно. Эта картинка, когда богатейшие люди сидят перед президентом и по бумажке отчитываются о планах по строительству 50 домов — и смех, и грех.

Эту реплику поддерживают: Александр Крюков

В целом обойтись без государства, конечно, не реально. Тем более что в России и нет такой традиции. Но ситуация ведь вот какая: волонтерство и некоммерческие организации не заменяют собой государство, они дополняют его. Нельзя воспринимать это как замену одного другим. Но есть три ситуации, с которыми люди справляются гораздо лучше, чем государство.

Первая ситуация — это когда проблема очень сложная. Не большая по своему объему, а именно сложная по качеству. Например, это то, что касается борьбы с преступностью не в смысле поимки и наказания, а в смысле предотвращения того, чтобы люди не становились преступниками.

Читать дальше
Государство очень плохо делает это везде в мире. Потому что у него есть одна, но пламенная страсть: держать и не отпускать. И в тонкостях человеческой души государство разбираться не в состоянии. Или, например, помощь тяжелобольным. Не лечение, а реабилитация, восстановление в обществе. Во всем, что касается сложных человеческих проблем, когда дело связано с душой и с человеческими отношениями, государство выступает как слон в посудной лавке. И ничего хорошего из этого не выходит. Скажем так, чем сложнее проблема, тем хуже с ней справляется государство.
Свернуть

Вторая ситуация — это когда нужно сделать что-то большое, что очень важно для страны, но при этом не связано с убийством. Например, как в ситуации с пожарами в России, когда нужно собраться всем, чтобы решить проблему. Потому что государство, каким бы сильным и богатым оно ни было, не в состоянии сделать все очень быстро, оно всегда очень медленно движется. Кроме того, оно не в состоянии оперативно решить проблему, когда происходит что-то внезапное. Или вот другой пример: когда проходит какое-то очень важное для всей страны событие, например, Олимпиада или Чемпионат мира. Сколько было волонтеров в Южной Африке!

И третья ситуация связана с творчеством, со свободой мысли, свободой что-то создавать. Государство — просто яд для этого дела. Оно может выделять средства, но лучше бы оно не лезло в эти дела своими слоновьими ногами.

Так что в этих трех ситуациях государство своим вмешательством только вредит. Это доказано всей историей человечества и тому есть миллионы примеров.

Эту реплику поддерживают: Екатерина Пархоменко

Я бы не мелочился и протянул руку финансовой помощи добровольцам по всем фронтам! Вот лишь неполный перечень социальных сфер применения добровольных усилий граждан:

1. Добровольное МЧС и пожарники — тут все уже ясно.

2. Дружинники. В современном контексте (по Нургалиеву) — отряды самозащиты граждан от «милициейских».

3. Автодор. Строительство дешевых и качественных дорог — всем миром, на самозахваченных землях, куда кому надо.

4. Доступное жилье. За вычетом откатов — по 300 уё за м2, из подручных материалов, аналогично п. 3.

5. Проект «национальное самолечение», включая добровольных помощников «скорой помощи», знахарей и заслуженных колдунов России.

6. Добровольческая армия — бюджет нужен минимальный за счет отказа от военной доктрины и вступления в НАТО.

Читать дальше

7. Суды и самосуды. Как обронил известный юрист Медведев, «и тогда судьи будут судить по совести». То есть вопрос решен: все дела рассматриваются присяжными заседателями, в Интернете. Приговор (как правило, расстрел из рогатки) приводится в исполнение немедленно. После чего сразу по эл.почте отправляется на утверждение в Страсбург.

8. Модернизация. Тут вообще все ясно — велел же президент начать ее с себя. Начинаем!

9. Народная госдума типа "вече". Организуется в Интернете. Проводит «минус первые» и «заключительные» слушания каждого законопроекта (например, «о полиции» и т.п.) в формате чата.

10. Добровольные санитарные врачи. Вступают в сепаратные переговоры с Грузией об обмене отравленного грузинами «Боржоми» на очень вкусный и полезный витаминный осетинский технический спирт.

11. Альтернативный Газпром. Страшно подумать, каких успехов могут добиться тут добровольные объединения граждан!

12. Само-избиркомы. Организуются стихийно, перед каждым участком. Регистрируют всех желающих кандидатов, по результатам оперируют исключительно данными «экзит-полов», полученными путем взаимных расспросов.

13. Добровольный коллективный «Лужков». Объединение(-я) совершает акт полигамии с коллективным венчанием — по списку Forbes Women Top 100.

14. Альтернативное молодежное движение «Ваши». Занимается исключительно воровством яблок из садов ветеранов ВОВ.

15. Поддержка рублем «местного самоуправления» граждан — от сельсовета и двора, далее наверх по вертикали, т.к. недавно выяснилось, что «ваааще никто ни за что не отвечает...»

16. Партия «Единая Россия-2». Осуществляет политическое и идиологическое прикрытие всего вышеорганизованного.

17. Институт добровольного президентства и премьерства обеспечивается небольшими группами непыльных и непьющих граждан. Они готовы непрерывно мониторить все происходящее в стране через миллионы камер видионаблюдения. При необходимости «подрихтовывая» ситуацию «джойстиками», которые управляют роботами-манипуляторами, отвешивающими щелбаны нерадивым согражданам-добровольцам.

Свернуть

Эту реплику поддерживают: Юрий Кацман, Михаил Авилов, Константин Ильин

Какое НАТО? может быть вообще войти в евро союз? или вообще сдать РФ:?

Очень нехороший симптомчик - ставка на добровольцев в вопросах государственного значения.

Вообще вызывает большую озобоченность жанр попрошайничества, к которому все чаще обращается Дмитрий Анатольевич при решении серьезных государственных проблем. Постоянно просит предпринимателей то погорельцам помочь, то социальные программы подержать, то инвестиционные проекты, то туристические программы в тех местах где взрывают чуть не каждый день. Если денег в казне нет, то уж введите посредством закона какие-нибудь сборы. На пожарную безопасность, кстати уже были в свое время. Местные такие налоги, кто помнит. А попрашайничать и говорить разговоры в пользу бедных - не стоит, мне кажется.

Эту реплику поддерживают: Яков Петров

Смотрю старые фильмы, там армию привлекали и все спокойно решали, почему в этот раз все через одно место? Это видимо вопрос к ответсвенным лицам.

Алексей, боюсь это не Медведев жанр выбрал. Просто он более публичен и "жанр" лезет изо всех щелей.

ВВП делал и делает тоже самое, уверяю Вас.

Эту реплику поддерживают: Алексей Бердюгин

Илья, и это при высоких ценах на сырье! Ужос (с).

Эту реплику поддерживают: Илья Басс

Как решать проблемы без вмешательства государства,которое эти проблемы и создает.Точка.

Эту реплику поддерживают: Ольга Гальцева

Вообще мне очень нравятся и Путин, и Медведев. Но мне кажется, они занимаются не теми вещами, которых мы от них ждем. Мы ждем, когда они сделают так, чтобы государство работало нормально. Когда будет отлажена вся система управления, которая находится у них в руках и пребывает в очень плачевном состоянии. Это первое, что требует модернизации.

Можно сколько угодно в России со стороны государства заниматься обществом, но это все приводит только к усилению государства и увеличению коррупции. Мне бы хотелось, чтобы Медведев и Путин разобрались с подопечными. Если бы они раза в два сократили госаппарат, то много бы людей освободилось для экономики, и это сразу привело бы к взлету. И государство сможет эффективнее контролировать сферы, которые должно контролировать: армию, милицию, медицину, пенсионные фонды. Тушение пожаров тоже сюда относится. Потому что следующим шагом после создания добровольных пожарных дружин может стать провозглашение независимых республик в тех местах, где они появились.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Иван, хотелось бы Вам напомнить, что у нас в стране есть безработица, то есть есть свободные человеческие ресурсы. Нам говорят, что сократят госаппарат и МВД (оставляю за рамками как - это отдельная тема), народу будет тьма! Вопрос-то и состоит в том, что занять их нечем. Вся провинция и так не работает, а тащит, что плохо лежит - то лес, то рыбу, то еще черте что! Люди просят - дайте работу, нет работы. Проблема имеенно в этом и состоит, что так любимые Вами граждане не способны решать даже такие простые проблемы. А Вы - с подопечными разобраться, не много, ни мало! Пчелиные матки против пчел, смешно!

Эту реплику поддерживают: Сергей Антонов

"Вообще мне очень нравятся и Путин, и Медведев. Но мне кажется, они занимаются не теми вещами, которых мы от них ждем"

Иван, я рад тому, что частично я с Вами согласен. 

Эту реплику поддерживают: Алиса Маннанова

Степан, я правильно Вас понял. что Вам нравятся люди, которые не тем занимаются уже минимум 10 лет и собираются еще не тем заниматься 14 лет????

Нет, Вячеслава, неправильно. Перевожу с моего языка на русский:

Мне НЕ нравятся Путин и Медведев, но я согласен, что "они занимаются не теми вещами, которых мы от них ждем"

Ровно это я имел в виду, когда написал, что я "частично согласен" с автором цитаты :)

1. Добровольцы, «финансирование грантов на привлечение добровольцев» — все это похоже на устройство обычного благотворительного фонда, с помощью таких решается множество задач, которые не входят в приоритет государства или с которыми государство плохо справляется. Не совсем понятно, зачем идея «финансировать гранты на привлечение добровольцев» была предложена Медведеву (или изложена пред его лицом?). Хочешь финансировать — финансируй, опыт создания некоммерческих фондов у Потанина богатый. Подозреваю, что дело в необходимости прогнуться, еще раз доказать свою социальную ответственность, а также заручиться поддержкой в борьбе с Русалом. «Помощь добровольцев со стороны бизнеса» похожа на чрезвычайный налог с крупного бизнеса.

2. Граждане должны обходиться без государства везде, где только возможно. И пресекать попытки государства увеличивать свои полномочия. Лучше говорить об областях, где без государства не обойтись. Но это зависит от устройства общества, наличия граждан и понимания государства.

Мне ближе концепция, в которой государство поддерживается гражданами и в финансовом, и в моральном смыслах, граждане более или менее осознанно скидываются на общий котел, из которого финансируется ряд важных функций, ограниченный обществом. Общество, слишком дофига доверяющее государству, рискует превратиться в общество подданных.

Борис, Вы говорите о палаче? Тьфу ты - о России?

Чушь какая-то... Олигархи будут давать гранты на что? На мотопомпы и пожарные рукава, на лопаты и бензопилы? Потом раздавать их непрофессионалам, которые бросились тушить пожары не потому что им скучно в офисах сиделось, а только потому, что государство тушить пожары не бросилось. То есть, будет у нас теперь добровольное альтернативное МЧС – так, что ли?

Правительству должно быть стыдно за то, что оно не готово ни к какому неожиданному событию, за то, что ликвидация неприятностей происходит непрофессионально и неорганизованно, за то, что у него якобы нет денег и они выдавливают бабло из богатеев. Но разве ж правительству бывает стыдно? Ему некогда, оно на амбициях летает...

Очевидно, что коллективное поведение усиливается в связи с опасностью, и это равно верно для муравьев и людей. В обществе, которое по пирамиде ценностей устроено примитивно, коллективное поведение наблюдается относительно базовых опасностей: патрулировать дома после взрывов в Печатниках, патрулировать районы пожаров... Чем выше общество по пирамиде ценностей — тем выше потенциал его коллективного поведения касательно таких высоких материй, как свобода и бла-бла-бла...

Я считаю, что это неправильно — ждать от государства, чтобы оно решило все проблемы. Исключения — Великобритания и Скандинавия, где государство заботится о гражданине с рождения до гроба, и все к этому привыкли. Но это опасная практика. Никакое государство не может позволить себе финансировать все. Другой вопрос, когда  оно содержит службы, которые ничего не делают. Не говорю, что это случай России, но граждане имеют право обсуждать деятельность государства, поскольку платят налоги и хотят взамен качественные услуги.

Уменьшение роли государства в чем бы то ни было — это благо. Ведь то, как сейчас россияне относятся к своему лесу — это позор и безобразие. Сколько там мусора! Не говорю, что это приводит к пожарам, но не помогает с ними бороться уж точно. Очень легко перестать уважать общую собственность, поскольку тебе лично она не принадлежит, и ты за нее не отвечаешь. Что плохого в том, что ваш отец или дядя идет в лес проверить, нет ли там пожара, и учит вас поступать так же? Надеюсь, подобное поведение не осталось в прошлом. Людей на планете становится все больше, и я не вижу, почему некоторые не могли бы заниматься проверкой леса.

Вообще долг каждого русского человека — защищать свой лес, это символ России.

Ричард, попытаюсь объяснить Вам некоторые вещи.... Нет, не оправдать, а объяснить. То, о чем Вы говорите понятно и правильно. Особенно с точки зрения человека, привыкшего к главенству закона и равенству всех перед ним. Даже не буду напоминать Вам о тех временах в истории России, когда нас отучили быть ответственными за свой кусок земли, отобрав его жестоко и кроваво. Думаю, вы не хуже меня б этом знаете. С тех самых времен  понятие "общественное" у нас стало стойким синонимом "ничьё". Сейчас же наступило еще худшее время, время временщиков-оккупантов. Вы, конечно можете ходить в лес  присматривать за ним на общественных началах. Только легко может наступить момент, когда вам скажут, чтобы вы больше не ходили сюда - это уже частная собственность. И на вопрос,как же так, ведь лес не подлежит отчуждению, вам ответят, что это уже НЕ ЛЕС. именно так и произошло с Химкинским лесом. По мановению волшебной палочки, а именно чиновного пера, он перестал быть лесом...., и его защитники стали экстремистами. В зонах отчуждения и водопользования стоят целые поселки, которые никто не посмеет тронуть и пальцем, в отличие от пресловутого "Речника". Беззаконие, а вернее право сильного и сильных мира сего - стало законом в России наших дней. В этой ситуации обнищания народа, демонстрации ему его ничтожества, очень трудно требовать общественного сознания, взывать к чувствам достоинства и сознательности. Во многих лесных местах люди воспринимают лес как единственный источник не дохода, нет, а ВЫЖИВАНИЯ, вопроса жизни и смерти детей, семьи в целом. Естественно, это пробуждает низменные, потребительские чувства. Правильно это? Конечно нет! Нравится мне это? Тоже нет! Оправдываю ли я это? Нет! Но я это могу понять, как могу понять офицеров, кончавших с собой в 90-х, от бессилия и осознания, что не могут прокормить своих детей. Лес - символ России, но он не принадлежит людям, а значит не принадлежит России, как ни парооксально это звучит! Отучить людей ощущению хозяина своей страны можно очень быстро, обратный процесс же болезненен и долог. Я хочу верить, что мы не прошли точку возврата, но на данном этапе, честно говоря я отчетливо вижу, что мы от неё недалеко. Дай бог, чтобы я ошибался...., ведь снявши голову - по волосам не плачут.

Уменьшение роли государства в чем бы то ни было — это благо.

(наклонив голову от удовольствия) Говорите, Ричард! Говорите! :-))

Я прекрасно помню, как в 60-е годы, в какую бы деревню вы ни попали, на каждой избе был прибит значок, либо ведро, либо багор, либо еще что-то, что хозяева этого дома обязаны были предоставить во время пожара. И не просто предоставить кому-то, а сами прийти на пожар и сами тушить. Так что тут традиции давние. И то, что в городках существуют добровольные пожарные команды, которые тушат свои городки или соседние городки, — это нормально, это я готов принять. А вот то, что жители городов, не охваченных пожарами, едут за сотни километров в зоны бедствия, чтобы помочь тушить — с этим я раньше не сталкивался. Но это лето показало, что наши люди способны на самоорганизацию. А это признаки зарождающегося, а может быть уже и зародившегося, и взрослеющего гражданского общества.

Это движение нашло поддержку и власти, и олигархов — вопреки многочисленным разговорам о том, что власть препятствует появлению гражданского общества. Видимо, проявления гражданского общества есть разные. Есть помощь ближнему, есть активные действия, есть то, что, предпринял Сергей Доренко, который, ведя свои утренние программы и столкнувшись с темой добровольчества, сам сел за руль и сам поехал. Это очень здорово! Только жаль, что все, что встречает поддержку властей, критикуется, невзирая на суть происходящего. Это есть и в журналистской среде. Что бы власть ни поддержала, некоторые мои коллеги моментально начинают это критиковать.

Читать дальше

У нас так же, как и в других странах, помогают беднякам, точно так же раздают уличным проституткам всякие предохраняющие препараты. Думаю, что есть помощь и наркоманам, не связанная с удовлетворением их наркоманских потребностей, а облегчением. Наверняка добровольцы могли бы понадобиться и в сфере образования — может быть, бесплатно давать уроки детям из сложных семей. Донорство — это, если хотите, тоже добровольчество. Деньги за сданную кровь платятся достаточно символические, а очень часто в моменты беды люди сдают кровь абсолютно бесплатно. Помощь старикам — это на грани социальной помощи и медицинской помощи. В 30-х годах был ДОСААФ — Добровольное общество содействия армии, которое существовало добровольно-принудительно. Я думаю, что и сейчас есть чем добровольно помочь армии, как это ни забавно звучит. Или взять шефство над теми или иными армейскими подразделениями. Есть добровольчество физическое, когда люди выполняют какую-то работу бесплатно, а есть добровольчество, скажем, «бизнесменское», когда это, скорее, выглядит как шефство, как пожертвования, как наблюдение, как помощь. Тот же олигарх Дерипаска очень многое делает и для села, если не ошибаюсь, в котором он родился, и для вуза, который он закончил. Этот человек считает своим долгом помогать всему, что связано с его прошлым.

Думаю, что СМИ должны быть в этой сфере очень аккуратны, чтобы это не выглядело как бахвальство, как самолюбование. Ведь есть деликатная форма освещения. Но освещение должно быть в любом случае, чтобы те люди, которые тоже готовы стать добровольцами, знали, что их усилия нужны, и знали, куда обратиться.

Свернуть

Эту реплику поддерживают: Илья Басс

Все-таки не дадут наши дорогие ЕДРОсы спокойной жизни добровольцам на пожарах. Еще бы, они же ведут свою добровольческую работу без руководящей роли партии власти!

Сегодня на подведомственном Едру сайте ER.RU появился материал о том, что Елизавета Глинка, (жж-юзер доктор Лиза), отказалась давать им комментарий о работе добровольцев и ее фонда «Справедливая помощь». Едросовские «эксперты», типа Соловьева с Леонтьевым, конечно же, объясняют это тем, что весь фонд «Справедливая помощь» работает под покровительством «Справедливой России» и злой Сергей Миронов не велит ей общаться с политическими конкурентами. Без фразы «возникает вопрос, а на самом деле, какова цель всей этой активности фонда и Доктора Лизы?», конечно же, обойтись не могло.

Как бы объяснить едросам, что единственной причиной, по которой некоторые приличные люди не хотят с ними разговаривать, является чувство отвращения, начиная с физического и заканчивая политическим.

"Напомним, гуманитарная помощь поставляется в Пакистан в ответ на обращение пакистанского правительства об оказании экстренной помощи". Круто. А наше правительство не может обратиться в собственное МЧС с просьбой об оказании экстренной помощи самим бойцам МЧС? Им тоже нужны генераторы, бензопилы и еще много чего. Хотя, конечно, если рукава и бензопилы для МЧС закупают мирные граждане, МЧС ничего не остается, как помогать Пакистану. Правда, меня смущает один момент. Вчера Синодальный совет отрапортовал, что в Окский биосферный заповедник в Рязанской области отправлено 5 генераторов: http://i-cherski.livejournal.com/1225102.html. А сегодня я получаю письмо: "Игорь, не могли бы Вы уточнить у того, кто возил в заповедник вчерашние 5 электрогенераторов, с кем он контактировал, кому их передал? В питомнике пока о них не слухом не духом." Надеюсь, что генераторы просто задержались в пути, и этот путь не ведет в Пакистан.

Впору открывать рубрику "Из жизни подлецов". Или это у блог "Политика"?

Кстати, о том "какова цель всей этой активности фонда и Доктора Лизы", она сама в июне рассказала в лекции у нас на Снобе. Послать ссылку что-ли им в Едро...Хотя нет, все равно смотреть не будут.

Пожары не потушены. Добровольцы по-прежнему нужны

Несмотря на то, что режим ЧС в юго-западных районах Подмосковья снят, там продолжают полыхать природные пожары. В воскресенье из Егорьевского района Московской области пришел призыв о помощи от местного фермера Михаила Шляпникова. По его словам, на месте пожаров есть все необходимое для борьбы со стихией: «Лагерь добровольцев организован, есть средства гигиены, одежда, завозят мотопомпы, рукава, туда даже проведен газ - все остальное есть».Сейчас у нас необходимость только в людях»,  — сказал Шляпников.