Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Андрей Наврозов

Андрей Наврозов: Странная книга

+T -
Поделиться:

Авторы чудили, и я им завидовал. Хотелось как-то примазаться. Однако писать так, чтобы черт знает о чем, да чтобы с фокусами, да чтобы под конец кто-то с упрямством кролика, возникающего из цилиндра, снимал трусы, у меня не получалось, а может, не позволяла и животная боязнь пустоты, иногда называемая совестью. Надо было что-то делать.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Бог послал мне Манлио Оробелло во спасение. Вместе мы написали книгу, которая замечательна тем, что в подлиннике ее не существует. Она задумывалась на одном языке, писалась на другом, а сейчас я печатаю отрывки из нее на третьем. А? Каково? Take that, Вова Набоков! Трусов в ней никто не сымает, это правда, фокусов нет, но все равно я чувствую себя модернистом, популярящим изыски, отчаянным новатором, сидящим на кетамине в обществе играющей на банджо мулатки, оказывающейся в конце романа парижским транссексуалом, и получающим за эти новшества пожизненную пенсию Макартура.

Единственная рукопись книги в распоряжении автора — английский оригинал, переводы из которого я уже предложил вниманию русского читателя здесь и здесь. Хвастаться беспрецедентностью случая стоит сейчас, пока рукопись еще не приняла знакомые очертания кирпича из дурной бумаги, завернутого в пеструю клеенку. Кроме того, мне думается, что читатель, вступивший в повествовательный мир Оробелло со знанием всей его подноготной, будет более податлив и в конце концов более лоялен, чем читатель, забредший туда наобум. Иными словами, читатель острее почувствует возможность участия как в переживаниях автора, так и в его литературной судьбе.

Книга озаглавлена «Здешний. Из рассказанного Андрею Наврозову о жизни и смерти на Сицилии». В то время как рукопись переводится на русский язык, синьор Оробелло обдумывает итальянский вариант. В обоих случаях результат будет переводом, так как именно английский текст книги, не принадлежащий ни одному из авторов в отдельности, был зачат и выношен в их необычном соавторстве. По каверзным обстоятельствам, которые, однако, незамедлительно становятся близки русскому читателю при упоминании страшного слова «политика», глубоко итальянская по духу книга могла быть написана на любом языке, за исключением родного для нее итальянского.

История знает случаи, когда перевод бывает лучше подлинника, как незаконнорожденный иногда бывает умнее законного наследника, но вопрос легитимности остается. В личной судьбе Оробелло «политика», отобравшая у него свободу, затем репутацию, а затем и язык, сама поставила этот вопрос в край угла той концепции книги, которую автор начал развивать, еще находясь под следствием в тюрьме Учардоне. Как табурет, который деревенский плотник тачает, не балуясь рашпилем, книга могла быть шершавой, с торчащими сучками и обширными задоринами, но сугубо здешней, аутентично сицилийской и как бы дышащей Палермо «в законе» она должна была быть во что бы то ни стало. Отсюда и название книги, состоящей из 80 рассказов, «Здешний».

Манлио Оробелло родился в 1943 году в Салеми, городке в 100 километрах от Палермо, по образованию геолог. В 1992 году был избран мэром Палермо. Депутат сметенной временем Социалистической партии Италии, он служил секретарем Гражданского комитета Палермо, генеральным секретарем городской и областной партийной организации и, наконец, членом Национального совета партии. На исходе первого года управления городом Оробелло был арестован по нововведенным статьям уголовного законодательства «О связях с мафией» и провел около года в заключении в прославленной Второй секции крепости Учардоне, служившей тюрьмой еще при Бурбонском владычестве. Следствие по делу Оробелло, по которому также проходили 28 его якобы сообщников, тянулось 14 лет. В 2007 году обвиняемый был оправдан судом, но жизни было не вернуть.

О том, как писалась книга, скажу, что я подружился с ее героем в 2001 году, когда над ним еще висели те чудовищные, вернее, чудовищно неправдоподобные обвинения, которые лишь недавно и неуклюже рассеялись. В ту пору я только что переехал из Венеции в Палермо, поселившись в старом центре города, недалеко от палаццо, где сицилийский писатель, писавший по-итальянски, умер, так и не увидев своей рукописи в печати. Параллель, которую я тогда провел между «толстовцем» Томази ди Лампедуза и «чеховцем» Манлио Оробелло, может показаться нескромной, но в те дни ни о каком сотрудничестве над книгой не могло быть и речи.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Признаюсь, что как полвека тому назад, мечтательным мальчиком на подмосковной даче, так и теперь, поселившись на Сицилии, я смотрел на мир сквозь русские очки. К счастью, их дымчато-голубоватые стекла вовсе не помешали, когда мне пришлось задуматься над судьбою моего нового приятеля. Наоборот, причины, по которым один человек может потерять возможность писать на родном языке или печататься в родной стране, оказались до боли близки другому, хранящему память о временах, когда невезучий писатель земли русской вешался, а везучий шел в дворники. Палермо, конечно, не Москва, но благодаря «политике» поистине драконовых взаимоотношений между криминальными группировками и не менее одиозными федеральными структурами, стремящимися их подчинить, Палермо еще менее Венеция, Стокгольм или Париж.

То, что Оробелло — прирожденный писатель, становится ясно по решительности, с которой он направляет свой стиль, избегая, как чумы, всего грандиозного. Этот выходец из сицилийского захолустья чурается литературных идолов и сторонится, когда мимо него проходит одна из крупных тем истории. Карандашный набросок, беглый рисунок, остроумный эскиз — вот и вся его бедная провинциальная кухня. Иногда кажется, что он просто рассказывает анекдоты, безусловно, анекдоты, им самим слышанные из первых уст или, полагаясь на свой абсолютный слух на «здешнее», им самим выдуманные, но все же.

Сто с лишком лет тому назад в своем невозмутимом мелкотемье именно таким анекдотистом казался Антоша Чехонте. В нашу эпоху, когда все большое в литературе, не говоря уже об истории, все больше и больше напоминает огромный тюк соломы, годной разве на вороньи пугала, ласковая улыбка читателя, узнающего в смешном наброске нечто подлинное, с лихвой вознаграждает писателя за сдержанность.

Еще совсем недавно считалось, что у европейской литературы есть только один герой, посторонний, и только одно будущее, прошлое. Может статься, однако, что в нашу эпоху ее новейшим героем станет потрепанный жизнью, свое отсидевший, чуждый любой идеологии рассказчик — подобно Оробелло, участвующий. Как может и статься, что ее будущим станет настоящее — немудреное и целомудренное, оробеллово здешнее.

Вот еще один рассказ из этой странной книги. 

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

В старой тюрьме мне нравился Л., человек с удивительно тонкими манерами и рафинированной речью. Его итальянский был превосходным, что было редкостью среди заключенных Второй секции, подавляющее большинство которых принадлежало к криминальным классам.

Как только Л. видел человека в беде, он бросался на помощь. То участливым словом, то невесть где раздобытым стаканчиком кофе, этот принц среди нищих умел ободрить и обнадежить. И, хотя в нашем варварском сообществе этот пожилой мужчина оставался белой вороной, его присутствие меня всегда радовало.

У нас было не принято спрашивать «почему», однако ответа на второй, не менее важный вопрос, «сколько», никто не держал в тайне. Л. угрожало пожизненное, но все знали, что переговоры, которые вот уж который год ведутся его юристом с прокуратурой, должны в конце концов обеспечить подследственному сокращение срока.

В моем случае любопытство взяло верх над вежливостью, и однажды я задал одному из моих сокамерников неприличный вопрос. Уж очень хотелось узнать, что натворил этот добропорядочный, воспитанный и образованный человек, чтобы заслужить пожизненное лишение свободы. «Да какой добропорядочный, — нахмурился сокамерник. — Восемь душ исчезнул».

«Восемь душ? — пролепетал я. — Что, восемь убийств?»

«Да какой восемь убийств, — ответил сокамерник. — Ты думаешь, когда на тебе восемь убийств, ты договоришься с прокурором? Они ж уже были мертвые. Он их исчезнул, и все дела».

«То есть спрятал трупы? Похоронил?»

«Да какой похоронил!» — сокамерник, видимо, тяготился разговором. — Он исчезнул их в кислоте, понимаешь? В этой, как ее? Серной».

Комментировать Всего 83 комментария
Дорогой Алексей, спасибо. Буду отвечать на комплименты открытками с Сицилии!

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

Спасибо! Окраска кузовов? Тут закатывают в асфальт или растворяют в кислоте?! )))

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Последнее, Алексей.  Будете у нас, я Вам покажу, где и как.

Да, заманчиво! Вот ведь, Максим Кантор уже побывал.

Портрет Манлио Оробелло

Палермо

2010

"Максим Кантор уже побывал" -  очень многозначительная фраза! разве его уже закатали или растворили?

Ёёёёёё....(извините)...Вот это дааа... Даже мурашки по спине....

Я не помню уже конкретики, но слышала подобную историю  про одного офицера-СС...

Татьяна, мы с Вами старые друзья, поэтому не пугайтесь!

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

Какая Вы право, Татьяна, затейница! И что же, он так все время и будет высовываться? А спать когда?

А мне теперь как спать после такого рассказа и так нежноналожившегося подарка?...

Если честно, то я именно так и среагировала на, теперь уже свою(?), открытку. Ах, это нервы...нервы....)))))

Андрей, ну какой же Вы многогранный все-таки, не перестаю удивляться и восхищаться!

Спасибо, Андрей ! Ваша совместная книга наверняка заставит обо многом задуматься ... Соотношение добра и зла в каждом отдельном человеке, относительность определения добра и зла - это ведь глобальные темы, вне времени и пространства ...

... "Палермо, конечно, не Москва, но благодаря «политике» поистине драконовых взаимоотношений между криминальными группировками и не менее одиозными федеральными структурами, стремящимися их подчинить, Палермо еще менее Венеция, Стокгольм или Париж."

Стокгольм - это Палермо "навыворот", в том смысле, что в центре Стокгольма намного опаснее, чем на его окраинах ...

Евгений, Вы человек рациональный, поэтому посылаю Вам открытку с видом ныне несуществующего здания нашей главной газеты...

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

Спасибо, Андрей ! В таком разе, как человек исключительно рациональный, прошу Вас принять мой несуществующий материал на несуществующую (но при этом весьма существенную !) тему в Вашу существующую газету ...

Спасибо за продолжение, уважаемый Андрей. Как считаешь, что почувствовал бы один твой приятель Оробелло по отношению к другому приятелю Резуну (специально не пишу Суворов) во время возможного знакомства, узнав о приговоре и, главное, причине заочного приговора Резуну. Сегодняшний рассказ не мог не навеять желание сформулировать такой вот вопрос. 

Уффф, на вас, ребята, не напасесся... Вот, Вадим, тебе напоминание о голой сути политики:

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

Великолепное введение в книгу, Андрей! Даже, может, с таким вот коротеньким "анекдотом" в конце о том, кто сколько "душ исчезнул". Исчезнувшие мертвые души, нет человека - нет проблемы...  Оробеешь тут поневоле! 

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Володенька, спасибо! Знак посередине дороги указывет: "К лучшему".

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

Ты себе не представляешь, как я рад получить этот "знак свыше", то есть от тебя!

Представляю, Володя!  Сам каждое утро на него любуюсь!

Я   Вас    всегда   должна   перечитать  несколько   раз,    потому  что   с   первого  раза  мне   весь  смысл   не   раскрывается,  но    каждый   раз    чувствую,  что  там   есть    что-то   ещё....Думаю,  М. Оробелло    повезло,   что    Вы   когда-то    пересеклись   и  друг  другу   понравились....     Вундеркинд  -  вундеркиндом,   а   кто   его  ещё  так  осветит  за  пределами     родной    островной   территории...  Конечно,  побывать   мэром  Палермо   стоит  того,    чтобы   о   нём   писать,  да   и   вообще,   итальянские    политические   фигуры   -   существа   фантастические,  но   Вы   придали   Гос.  Оробелло  статус   носителя   сицилийской   правды.Относительно  добрейшего  Л.,  так   он  действовал,  согласно  своему   участливому  характеру:     надо  было  помочь  исчезнуть   -  и   сделано.... И  напоследок,  Андрей,   Вы  уж   извините,  но   про   трусы  и   фокусы  очень   понравилось,  хотя   здесь  это  доминирующей   идеей   и   не    является....

Эту реплику поддерживают: Михаил Авилов

Лилиана, спасибо, очень рад, что понравилось про трусы)))

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

Жаль,  что  из  всего  моего  комментария  Вы  поставили  акцент  только  на  этом.

Однако,  вполне  возможно,   что  остальное  там  просто  не  заслуживает  Вашего  внимания.

Нет, Лилиана, вовсе не жаль!  Просто "это" ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО заслуживало внимания.  Понимаете, в любом тексте, который пишешь, есть нечто, в чем сомневаешься, а есть нечто пуленепробиваемое.  Я не сомневался, например, что рассказик Манлио - пуленепробиваем. (Извините, даже метафора получается сицилийской.)  А вот история с трусами казалась более оспоримой и уязвимой, поэтому факт, что Вы на нее обратили ВАШЕ внимание, был мне психологически на руку, как та самая ложка, которая хороша к обеду.  Так что еще раз спасибо. 

Il testo è perfetto come la vita del vostro eroe. E ancora bravo!

Милая Полина, открытку Вам не посылаю, потому что у брата их 100.000!  Но очень рад безупречно итальянскому комментарию, который наш герой сможет сам прочесть в этом блоге.  Я попрошу его Вам ответить!

Спасибо! Я боялась, что в фразе будут ошики)). Если на мою душу когда-либо перепадет сицилийская открытка, то я буду очень рада, если она будет из Таормины... Так какэто мое любимое место на карте!

Ошиков нет, Полина!)) И, смотрите, никакой Таормины на карте нет! (Из чего следует, приезжайте-ка лучше с братцем к нам в Палермо! Кстати, он пропал. Где его черти носят?)

Тем лучше, что нет ее на карте!  Но я то знаю, что она чуть южнее Мессины. А какие там райские сады, маленькие улочки, вид со скал... Брат недавно спустился с гор.  Восхождение на Эльбрус далось ему не так легко, как хотелось бы. Теперь работает- работает- работает. Но думаю, что не слукавлю, если скажу,ч то мы оба с большим удовольствием  доберемся и до Палермо!

Ура, Полина!  Я Вас так накормлю, что ни на одно светское мероприятие Москвы Вас уже никогда больше не пустят!

Эту реплику поддерживают: Полина Шершнева

Зачем мне светские мероприятия если меня накормит Андрей Нврозов в Палермо!  Если верить фейсбуку американцев заманивают на участие в снобовских конкурсах за одну возможность получить Ваш автограф! А тут такое предложение!!! Я заранее сяду на диету, чтобы вернуться в форме!

Ответ Полине от Манлио Оробелло

Gentile Polina,

Sono contento che abbia letto il mio breve racconto e ne abbia apprezzato il contenuto. Con queste storie ho voluto fornire una testimonianza della vita nella mia terra e del carattere dei siciliani. Non faccio nei miei scritti alcun commento nè alcuna considerazione prechè voglio lasciare al lettore ogni libertà di considerazione.

Debbo aggiungere che solo la lettura dell'intera raccolta di racconti potrebbe dare il senso completo del percorso che mi sono prefissato ma, credo che anche un solo racconto ne possa dare una traccia.

Cordialità.

Manlio Orobello

Sarei felice se la mia modesta conoscenza della lingua italiana sufficiente per leggere tutto il libro. Spero che un giorno lo farà. Hai un traduttore migliore, che si possa immaginare!

Приветствую Вас, Андрей.

Как всегда увлеченно прочел Ваш очерк. А сейчас вот смакую приятное послевкусие.

Мы с сестрой, пользуясь приглашением, с радостью навестим Вас в Палермо, надо будет только заранее согласовать даты, так как на ближайшие месяцы календарь спланирован под завязку.

Я в последнее время несколько переоценил свое отношение к сетевому общению и предпочитаю при наличии свободного времени и интереса к публикуемым материалам на Снобе скорее читать, чем комментировать.

Да и формат общения тут изменился. Мое понимание этикета сетевого общения предусматривает обязательный ответ на обращенные к тебе реплики.

Реплик стало больше, а содержания меньше. Общение все больше напоминает разговор бездельников, жующих семечки на лавке рядом с пятиэтажкой.

Итак, Сноб потерял всякий налет снобизма.

Клуб превращается в варьете с тех самых пор, как его члены перестают узнавать друг друга в лицо, а на входе появляется билетная касса.

Клуб умер, а для трибуны - зал слишком мал.

Как всегда с почтением,

ИШ.

Вот это да, Илья.  Вот это филиппика.  Это эффект на Вас разряженного воздуха гор?..  По-моему, Вы преувеличиваете: век Сноба, который Вам представляется серебряным, напротив, войдет в историю как период становления и поиска.  Наоборот, комментариев, в основном от безудержно словоохотливых комментаторов, было больше, нежели теперь:  300, а иногда и 500, комментариев было нормой, причем 90% сводилось к сплетням, подзуживанию и пикированию.  Чуть ли не один М. Кантор писал обильно, но по делу.  Теперь, мне кажется, ситуация стабилизировалось - не все читают всё, как прежде, но так и должно было быть с самого начала!  Впрочем все это не моего ума дело.

Мое дело повторить приглашение Вам с Полиной, и скрепить его печатью жены, что я и делаю!

Эту реплику поддерживают: Полина Шершнева

Ну не филиппика, скорее памфлет :-)

Не скрою,  что наблюдение за происходящим представляет для меня теперь уже научно-деловой интерес в разрезе теории поведения (бихевиоризма).

Мимикрия собственного восприятия равно как и изучение действий окружающих индивидов - позволяет подтвердить или опровергнуть предварительные выводы отдельных экспериментов.

Со своей стороны, могу искренне рекомендовать Вам завести страницу на Facebook. Это конечно не клуб, но определенно - трибуна, где нет цензуры и редакционной точки зрения.

Еще раз благодарю за приглашение. Обязательно найду возможность в обозримом будущем.

Нет, что Вы, "какой Фейсбук", как сказал бы сокамерник Манлио.  Лучше растворите меня в серной кислоте!

Эту реплику поддерживают: Евгений Стариков

Ну еще лет десять назад многие принципиально не пользовались мобильным телефоном :-)

Бесовское изобретение!  Как, впрочем, и зонт.  И свинья-копилка.

Эту реплику поддерживают: Полина Шершнева

Грешным делом Вы, Андрей, забыли про штанген-циркуль

А фотоаппарат, Илья?! См. иллюстрацию.

... "Я торчу", как сказал бы Вова Прокопенко, мой одноклассник ...

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов

"... предпочитаю при наличии свободного времени и интереса к публикуемым материалам на Снобе скорее читать, чем комментировать. Да и формат общения тут изменился.""

... Но не на всех же ветках, Илья !!!

Прошу прощения, Андрей, за моё наглое вмешательство в диалог двух джентльменов ...

Нет, наоборот, Евгений, очень кстати.  Но это Илья по горячности молодости!..

Сильно...

А последний рассказ с лихвой компенсирует недостаток фокусов)

Спасибо, Анастасия! Но последних рассказов на Сицилии не бывает! Рано или поздно, продлжение следует!

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

Вы несомненно правы! Ну как я только умудяюсь ошибиться

даже в предложении, занимающем всего одну строчку!

Это ошибаются злодеи, Анастасия, которые, как в кино, никогда не умирают.  А Вы не ошибаетесь.  Вы все видите, как сидящий в первом ряду зритель.

УХ ТЫ!!!

Я так и знала, Андрей, что что-то будет...

Ух Ты!

Всё время говорю - живёшь, живёшь, здороваешься с милым соседом, а он потом поделится своим секретом...

Ух ты!

Дорогой Андрей! Как правильно Вы сделали, что эту тему не "отпустили".

Ух ты!

Эту реплику поддерживают: Татьяна Непомнящая

Елена, ведь это Вы сами меня на прошлой неделе и надоумили! Посылаю Вам открытку на счастье!

Дорогой Андрей!!!

Спасибо Большое Вам за Такой Ценный Подарок!!!

Увеличу картинку с подковой и повешу над своим домашним рабочим столом!

)))))

Обратите внимание, Елена, какой старомодный под ней асфальт!  Разве в Лондоне такой увидишь?!  Вот в такой закатывать, наверное, одно удовольствие!..

Конечно удовольствие, Андрей!

Этот асфальт ложится ровно, неотвратимо-тугой пеленой закрывая уже неспособное ожить тело. Всё шито-крыто, и никто ничего никогда не найдёт.:)))

Оробелло от Чехонте?

Чехов все же не был ни героем, ни описанным рассказчиком своих произведений. Так что удачи, Андрей. Серьёзмп

Алексей, я перечитываю Полное собрание Чехова раз в четыре года, от Хирургии до Архиерея, вместе с примечаниями в конце каждого тома.  Вы попали пальцем, если не в небо, то в сладкую начинку сицилийского сырника.  Вот абзац из известной книги Анатолия Собенникова "Чехов и христианство", как раз относящийся к зарождению замысла "Архиерея":

"В чеховедении уже высказывалась мысль об автобиографичности «Архиерея». Обострение болезни, одиночество, мысли о смерти, тоска провинциального существования, и в то же время бесконечные посетители, «мелочи», несомненно, нашли отзвук в рассказе. В последние годы жизни, как вспоминает Бунин, Чехов «часто мечтал вслух: «Стать бы бродягой, странником, ходить по святым местам, поселиться в монастыре среди леса, у озера, сидеть летним вечером на лавочке возле монастырских ворот...» То понимание простой жизни, свободы, которое открылось в предсмертном видении герою рассказа, совпадает с авторской системой ценностей. Любопытно, что Чехову, когда он заканчивал «Архиерея», был сорок один год, т.е. столько же, сколько преосвященному Петру. Возможно, это случайное совпадение, может быть, и нет. Не ставил ли Чехов знак, метку: герой равен автору? Конечно, о полной идентификации говорить не приходится. На самом деле здесь более широкое равенство: каждый читатель может узнать себя в герое Чехова".

Андрей, я, естественно, попал пальцем в небо. Но имел я в виду сказать совсем другое. Оробелло, оно, хоть и не заробелло перед истэблишменте итальяно, тем не менее только рассказалло, а совсем не написалло. Рассказ написал Андрей Наврозов. Мало кому удается преодолеть этот неуловимый порог между рассказалло и рассказом. А что касается тыкания пальцем в небо, это, собственно говоря, моя профессия. И, хотя, как мы все знаем от Кантора (Георга, а не Максима), звёзд в небе бесконечно меньше, чем промежутков между ними, они там таки есть. Так что профессия неблагодарная, но увлекательная.

Я смеялся, Алексей.  У Вас дар - меня смешить, хотя, возможно, он более универсален.  А о различиях между рассказалло и написалло можно подумать.  Я совсем не уверен, что они существуют.

Андрей, "расказалло" - это достаточно просто, потому что тут либо "послушалло", либо не "послушалло". "Написалло" - это уже намного серьёзнее, поскольку "что написано пером, не вырубишь топором". Написалло в интернете - это нечто среднее между "рассказалло-послушалло" и "написалло-на-бумаге" ...

Евгений, я предлагаю "Что написано коль перроне, нон си выруба коль топорроне", идет?

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Евгений Стариков

Отлично, Андрей, принимается !

Иногда воспитанность - это способ не придавать значения людям.

По поводу того, "что натворил этот добропорядочный, воспитанный и образованный человек" ("чтобы заслужить пожизненное лишение свободы").

Понял, Дмитрий.  Но истина Вашего определения от меня ускользает.  А как тогда быть, коли ты писатель?  Пожизненно... невоспитанным?

Я не рассуждаю о всех случаях воспитанных людей и воспитанности. :)

Вы правы, Дмитрий.  Вы же сказали "иногда".  А иногда интонация теряется на интернете!

Дмитрий, Вам особая открытка. Не совсем с Сицилии, но в теме!

Забыл, кто художник, Дмитрий.  Где-то записал, а потом потерял бумажку.  Как Вы думаете, кто это?  И кто автор картины в картине, с Иваном Грозным?

Не, карину не знаю. А репродукция слишком мелкая,  чтоб попытаться узнать манеру.

А это настоящее или "соцарт"?

Вспомнил, что картина на втором плане, с Грозным - кисти Н. Неврева.  Поэтому думаю, что настоящее, потому что "соцарт" бы не додумался!

Такие шутки любил Василий Яковлев. И манера у него была  - гипертрофированный до анекдотизма акадеизм.

Прочитано много, но не перестаю удивляться тому, как в короткой форме можно передать столько эмоций, смысла, жизненного опыта. Очень сильно

Лиана, спасибо за комментарий.  Вы случайно не родственница Аркадия Шалвовича?  Очень рад Вашему здесь присутствию еще и потому, что Грузия похожа на Сицилию как две капли гранатового сока.

Самая что ни на есть родственница - я его дочь:)

Спасибо, здесь очень интересно.

Полностью с Вами согласна - на юге Италии чувствую себя особенно комфортно, а менталитет сицилийцев до удивительного схож с грузинским коктейлем из взрывного темперамента, чувственности и трогательного самолюбования.

У Вас очень красивый стиль, насыщенный, тонкий, изящный. Наслаждаюсь каждым словом. Буду очень ждать новенького

Еще раз спасибо, Лиана.  Рад познакомиться.  Ваш покойный папа был другом многих моих друзей.  Читайте мой архив! http://www.snob.ru/selected/blog/428?author=7617.

Liana Patarkatsishvili Комментарий удален