Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Антон Носик

Антон Носик: Пессимум в «деле Кашина»

Физиология общественного резонанса

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

В 1886 году знаменитый русский естествоиспытатель, приват-доцент Петербургского университета Николай Введенский защитил докторскую диссертацию «О соотношении между раздражением и возбуждением при тетанусе», удостоившись за нее, помимо ученой степени, большой золотой медали от Академии наук. Работа эта нисколько не приблизила медицинскую науку к победе над тетанусом (он же, выражаясь простым русским языком, столбняк), но в ней было сформулировано знаменитое учение Введенского о пессимуме, поныне изучаемое студентами-медиками в курсе физиологии нервной системы.

В ходе своих экспериментов, раздражая мышечную ткань электричеством, приват-доцент Введенский обнаружил, что до определенного уровня увеличение силы (или частоты) индукционного тока будет приводить к усилению ответной реакции мышцы. Но рано или поздно будет достигнут некий порог раздражения, при котором мышца откажется дальше сокращаться в ответ на удары тока. Наоборот, она расслабится и вовсе перестанет реагировать на внешний раздражитель. Но не потому, что высокой интенсивностью ударов мышечная или нервная ткань была разрушена. Достаточно дать испытуемым волокнам передышку, а затем снизить силу (или частоту) подаваемого тока, чтобы заново вызвать ответные сокращения прежней амплитуды. И вновь, повышая интенсивность раздражителя, доберемся до той отметки, при которой мышца откажется на него реагировать. Этот пороговый уровень раздражения Введенский назвал «пессимумом».

Очевидно, что защитная реакция, состоящая в потере восприимчивости к внешнему раздражителю по мере его усиления, отмечается не только на примитивном уровне волокон, для которых Введенский ее описал. Для высшей нервной деятельности свойственны такие же механизмы блокировки чрезмерных внешних раздражителей. Взять хоть наружную рекламу в современном мегаполисе. Ежедневно она долбит нам мозг сотнями сообщений, призванными привлечь к себе внимание, внедриться в сознание, к чему-то побудить. Но часто ли мы реагируем на эти бесконечные, повторяющиеся раздражители? Как правило, у горожанина с нормальной психикой глаз давно «замылен» и безучастно скользит по всем этим поверхностям, не фиксируясь на них и не вчитываясь. При этом довольно очевидно, что любой из нас, натолкнувшись на такой же рекламный билборд в тропических джунглях, и заметит его, и рассмотрит, и прочтет. Потому что со зрением у нас все в порядке. Защитная реакция связана в данном случае не со слепотой, а с отказом мозга воспринимать и «переваривать» запредельное количество одинаковых, повторяющихся сигналов.

Осмелюсь утверждать, что явление, описанное в диссертации Введенского, можно наблюдать и за рамками отдельной человеческой психики — в масштабах человеческих групп и целого социума. Реакция общества в целом на внешние раздражители (такие, как сообщения интернета и СМИ) способна притупляться и ослабевать, вплоть до полной апатии, при любом «зашкаливании» однотипных сигналов на протяжении ограниченного периода времени. Вспомним хотя бы тему милицейской преступности, оказавшуюся в фокусе общественного внимания в связи с кровавой бойней, устроенной майором Евсюковым в московском супермаркете «Остров». На протяжении нескольких недель после этой трагедии общество с повышенным вниманием реагировало на любые сообщения о криминале с участием сотрудников правоохранительных органов; из подобных новостей собирались и сводились внушительные компиляции (такие, например, как Календарь Esquire «Работаем без выходных», где собрано несколько сотен заголовков на тему милицейской преступности за период с мая 2009-го по май 2010 года). А потом вдруг эта тема как-то сама собой перестала обсуждаться, задевать общественное сознание. Не потому, что снизилась интенсивность милицейского криминала, — просто мы устали его воспринимать и реагировать…

История с покушением на убийство журналиста Олега Кашина, казалось бы, серьезно взбудоражила российские элиты и получила широкий общественный резонанс. Но достаточно обратиться к «Пульсу блогосферы» Яндекса, чтобы увидеть, как стремительно, буквально за 10 суток, обсуждение темы сошло на нет — при полном отсутствии каких-либо успехов в расследовании этого отвратительного преступления. Общество устало переживать и интересоваться этой темой еще скорей, чем редакция Esquire забросила свой календарь милицейской преступности. И не потому, что сверху спустили какую-нибудь команду «не акцентировать внимание»: в блогосфере подобные директивы бессильны. Просто у нас очень низкий порог пессимума, мы быстро устаем реагировать на знакомый раздражитель. Особенно — убедившись, что наша реакция никому на свете не нужна и ничего не меняет.

Документальное расследование Алексея Навального «Как пилят в Транснефти», собравшее рекордные для Живого журнала 10 тысяч читательских комментариев на прошлой неделе, уткнулось в пессимум еще того быстрей — буквально за пару дней. В первые сутки после публикации с данными о хищении десятков миллиардов рублей при строительстве трубопровода ВСТО ознакомились 350 тысяч человек; информация перепечатывалась, копировалась, обсуждалась, изготавливались листовки, писались жалобы… Назавтра акции «Транснефти» резко выросли, а Путин поздравил строителей трубопровода с успешным завершением его первой очереди. Счетная палата сделала пару позорных заявлений, не опровергнув своих же собственных документов, но и не согласившись с приводимыми в них цифрами — и все, пессимум достигнут. Тему коррупции и казнокрадства в госкомпаниях можно смело закрывать, покуда не отдохнут от нее наши легко утомляемые общественные волокна.

Вот нам, в сущности, и ответ на вопрос, как смеет власть в России столь открыто и цинично игнорировать общественное мнение по ключевым вопросам национальной повестки дня. Просто у власти нет на наш счет иллюзий. Она прекрасно знает, как низок у нас порог пессимума по всем вопросам, которые мы хотим ей задать. И как скоро мы их сами же позабудем, не дождавшись обсуждения по существу. В этом смысле физиология российской власти — прямое продолжение физиологии нашей же собственной общественной нервной системы. А как нам повысить порог своего пессимума — приват-доцент Введенский забыл объяснить.

Комментировать Всего 37 комментариев

Красивая аналогия. Только лучше все же называть вещи своими именами - проще воспринимать. Абсолютный пофигизм власти никак не зависящей от народа позволяет ей творить свои темные делишки на фоне полной апатии населения. Как-то так....

Мне как раз любопытно, что апатия населения — отнюдь не полная. Общество реагирует, и достаточно бурно. Просто недолго. Тут скорей ADHD, чем апатия.

Согласен, что красиво.

Уточнение - тогда уж - ADD - гиперактивность при т.н. ADHD неугасающая. :))

Антон, высокий порог - это когда организм реагирует только на очень сильные стимулы, а на слабые не реагирует вообще. Низкий - наоборот: сильная реакция на слабые стимулы. Например: низкий болевой порог - человек даже слабый болевой раздражитель субъективно воспринимает как сильную боль, чуть укололся - на стенку лезет. Высокий болевой порог - у человека серьезная травма, а он продолжает функционировать как ни в чем ни бывало, и сильной боли не ощущает. Понимаете - это же "порог", его легко или трудно перешагнуть. Вы это имели в виду? Или все-таки что-то другое? То есть, по-Вашему, мы очень легко общественно возбуждаемся (низкий порог) и нам надо бы этот порог повысить (перестать возбуждаться по пустякам) - но Введенский не сказал, как это сделать. Так?

Мне кажется, что если уж хочется говорить о физиологии и неврологии - то здесь надо оперировать немного другими терминами. У современного человека  из-за избытка информации развилась повышенная истощаемость внимания. Можно еще говорить о сниженной концентрации внимания. А когда у нас разовьется "общественный столбняк" - вспоминать Введенского и пить боржом будет уже явно поздно :)) 

Эту реплику поддерживают: Юлия Побитова

Насчёт "повысить порог своего раздражения" — это так меня "дорогая редакция" поправила. Приношу извинения. Есть, увы, такой стиль редактуры — когда в авторский текст считается обязательным внести изменения, даже не попробовав его понять.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Феликс Юльевич Ярошевский

Простите и Вы, Антон! Я, прочитав последний абзац, осталась в недоумении, но так и подумала, что тут недоразумение какое-то... :)

Антон, простите нас! Сейчас же поправим!

Вижу, уже поправили :)

Я подумала то же о "порогах". 

На самом деле, порог раздражительности в обществе достаточно низок "по пустякам". А пустяковых раздражителей немало. Да и серьезных раздражителей - тоже. Кашин, в тот же день Краснодарский край, потом жуткие ДТП, плюс обычный набор ужастиков по ТВ и бытовых раздражителей вокруг нас. Пессимум наступает в целом.

Если бы пессимум наступал "в целом", мы видели бы опустившихся людей с потухшими глазами, спивающихся, потерявших интерес к жизни и её радостям. Но материальные стимуляторы, включая пресловутый пелевинский "орально-анальный вау-фактор" по-прежнему работают. Люди хотят зарабатывать и тратить. При этом никому не безразлична угроза получить по башке арматурой или сесть в тюрьму по ложному обвинению. Страхи — налицо. Пессимум наступает в отношении событий, требующих проявления некоего уровня гражданской солидарности, ответственности и позиции. Это довольно узкая сфера, но примечательная.

Мы видим таких людей, и немало. 

Антон, мысленно аплодирую Вашей нейрофизиологической аналогии и глубине мысли. Должен сказать, что эта аналогия абсолютно законна, научна и обоснованна, поскольку описанные Вами процессы как в обществе так и в нервной ткани описываются схожими нелинейными диференциальными уровнениями. А раз математические законы похожи, то и поведение похоже.

Причиной этой депрессии нервной активности является энергетическое истощение нервной ткани вследствие хронического раздражения и смещения баланса процессов возбуждения и торможения, поляризации и деполяризации нервных клеток. Способы борьбы разные. В 99 % случаев медикаментозные. Вы как медик можете предложить набор волшебных таблеток. Которые помогут обустроить Россию.

Надо подумать над нейролептиками для Российского общества. Нефтедоллары отчасти служат этой роли. 

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Мне кажется, для отдельных тканей в российском обществе давно пора прописывать цитостатики в ударных дозах.

Nous n’avons pas de mot pour exprimer celui de résignation, quoique cet état d’âme, ou, si vous l’aimez mieux cette vertu, soit tout à fait russe. Le mot de столбняк est encore ce qui le reproduit avec le plus de fidélité.

У нас нет слова для выражения понятия безропотной покорности, хотя это душевное состояние, или, если вам больше нравится, эта добродетель чрезвычайно свойственна русским. Слово (столбняк), пожалуй, передает его с наибольшей точностью.

А. С. ПУШКИН из письма E. M. ХИТРОВО.

Середина (после 10) сентября 1831 г.

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин, Катерина Инноченте

Спасибо, удивительно точный эпиграф. И ничего ведь нового под Луной.

Прав был Александр Сергеевич: действительно нет подходящего слова, и "безропотная покорность" - до обидного неточно.

Я зато в английском языке обнаружил непереводимый эпитет сходной природы: sheepish(ly)

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Это же моё любимое слово! :) Мне к тому же всегда очень нравилось, что sheep не меняется в числе.

Любимый эпитет Bridget Jones lol 

Ну почему же - БАРАНЫ. Хотя это уже сексизм :))

есть подходящий термин психиатрии, положенный в название фильма Сокурова: "скорбное бесчувствие"

Не вдаваясь в физиологические, равно и какие-либо иные подробности, можно констатировать тот простой факт, что подавляющему большинству россиян глубоко насрать и на ментовской беспредел, и на разнузданный пиздинг бюджетного бабла, а уж тем более - на безнаказанные избиения и убийства журналистов и политиков. Соответствующие же информационные поводы пользуются популярностью лишь в той мере, в какой они носят развлекательный, разнообразящий эту серую жизнь характер.

Ну. я осмелюсь предположить, что судьба цыганских сирот в Мексике волновала советских людей ещё меньше, чем ментовский беспредел — наших современников. Тем не менее, "Есению" посмотрел 91 миллион человек, и по кассовым сборам она опередила "Москва слезам не верит" и "Пираты ХХ века". Способность публики впечатляться и сопереживать не связана напрямую с данными ВЦИОМ об актуальности тех или иных угроз для населения.

Вот об том и речь, что практически не связана. Примерно таким же образом сто миллионов человек, если не больше, буквально уливались слезами за судьбу рабыни Изауры и страдания обитателей далёкой Санта-Барбары, в то время как свою же страну кое-кто активно разваливал, а затем не менее активно растаскивал на части.

Возникает такое ощущение, что русские воспринимают происходящее на экране телевизора/монитора/кинотеатра как нечто в любом случае  совершенно фантастическое, не имеющее отношения к окружающей действительности.. Отсюда, в частности, и отсутствие понимания, что, скажем, на месте Кашина легко может оказаться любой из нас. Не в ютубовском ролике, а в своём же дворе.

Антон, так ведь сопереживают на своем, бытовом уровне.  Я как раз и писала о "пессимуме" и этого уровня тоже. Ужасно, но к сценам насилия не только привыкают, но в какой-то момент начинают уже без них скучать.

Имеется, Антон, древний способ разобраться в том, в чём разобраться не получается - непознанное явление как-нибудь назвать. И типа уже разобрались - название есть. Но и у названий имеется проблема - пессимум пессимума, девальвация термина. Устроим тотализатор, сколько продержится термин "пессимум" имени Носика Введенского в отношении практически полностью девальвировавшегося (а может, искусственно девальвированного) термина "дело Кашина"?

"Дело Кашина" девальвировано не в большей и не в меньшей степени, чем убийство Политковской, Листьева, Холодова, Хлебникова, Маневича, или избиение Бекетова. Я не думаю, что кто-нибудь нам в трезвом уме и ясной памяти заявит, что все эти дела не заслуживают внимания или расследования. Тут стоит проявлять некоторую осторожность с использованием термина "девальвация". Не то чтобы люди переоценивают и сознательно пересматривают своё отношение к этим событиям, начинают их оправдывать, одобрять или объявлять нормой собственной жизни. Этого всё же не происходит. Пессимум — это такой реактивный, поведенческий ступор, а не пересмотр системы жизненных ценностей.

Эту реплику поддерживают: Феликс Юльевич Ярошевский

Вы уклонились от ответа. Поэтому я брошу кости первым - "девальвация" продержится дольше "пессимума". Про осторожность - девальвация крайне редко является "сознательным пересматриванием", обычно это просто переизбыток повторяемости, опошление. Так что ставлю на девальвацию против пессимума. Играем?

"А Васька слушает, да ест"

Антон, как всегда, прав. Он блестящий мастер ставит диагнозы. Очень точное описание того, что происходит. Когда меня спрашивают (здесь) что будет делать власть после очередного разоблачения, я отвечаю: "Ни - че - го!" У нас власть давно уже знает и эффективно использует то, что Антон описал в этой заметке. 

Однако, у власти может и, кажется, уже наступает то состояние, которое описал И.П.Павлов. "Экспериментальный невроз".

Самое гениальное в его работах. У собаки создаётся условный рефлекс на положительное подкрепление, скажем, частоты метронома 100 в минуту. И отрицательное - на 50. Сближают частоту до такой (напр. 75 и 70 соответственно), когда животина перестаёт различать, где именье, где вода - оно начинает вести себя либо агрессивно, либо бегает и скулит. В зависимомти от типа нервной системы. И, конечно, обстоятельств.

Этот феномен лежит в основе всякого невроза. Внутренний конфликт тем сильнее, чем ближе к 50% соотношение "за" и "против".

Впечатление, что у "Тандема" к уже существующей "шизофрении" (раздвоения личностЕЙ), прибавляется и этот невроз: соответственно разным типам ЦНС - один бегает и скулит, а другой не может справиться со своей агрессивностью.

Ну а НАРОД?

А он, перефразируя того же АСП - безмозглствует.

Народ, ура, отключает мозг при шизофрении власти. С помощью водки тоже. Какова природа народа, туда все и вырулит в результате. Бедные мужчины, всегда балансируют на грани законов римского права и нравственных заветов.

что толку от  тех, кто ставит диагнозы, если лечить некому? 

Степан, еще раз повторюсь: толку от тех, кто ставит диагноз нет - т.к. лечить некому!

Пусть Носик не диагнозы ставит, а закатывает рукава и вперед! 

Виталий, куда вперед-то? Надеюсь, хотя бы к самоисцелению. Раз все равно врачам не верит.

Нету никакого столбняка.

Есть люди которые читают новости в интернете и люди которые не читают новости в интернете. И вообще никаких новостей не читают.

Это два вообще никак не связанных между собой мира. Люди из первой категории живут в стране, раздираемой коррупцией, уголовкой и проворовавшимися политиками. Люди из второй категории живут в прекрасной дачной республике, где всего лишь плохо налажена процедура дачи взяток ( все почему то стесняются таких простых и удобных отношений, вместо того чтобы давно уже просто опубликовать тарифы в газете «Семь дней»).

Информационные поводы уровня избиения Кашина общество волнуют слабо – никто толком не знает кто такой Кашин. А те кто знает – это люди из второй категории, успокаиваются примерно за пять – пять с половиной дней. Ну во-первых Кашин жив и по видимому восстановится полностью. Слава богу.

А во-торых только младенцу непонятно что «Химкинские пацаны не любят публичного обсуждения своих денежных вопросов». И что среди Химкинских пацанов есть пчеловоды.

Что тут обсуждать ? Надо сходить на митинг против вырубки Химкинского леса ?

А что если «я» ЗА вырубку ?

Тезис о том что люди из второй категории это быдло – это пустяшный тезис. Это неправда. Например – по телевизору сказали что северная карея ударила по южной карее, и что началась война. Все наши люди встрепенулись и стали волноваться. Если надо будет помощь собрать – соберут в момент. Главное – сказать по телевизору.

А интернет тусовка вообще "волнуется по пустякам". Пусть чаю с лимоном попьют и все пройдет. Ну или пусть подписи соберут какие нибудь и пойдут по ресторанам чай с лимоном пить (можно кофий). Довольные собой.

Браво!

Запредельное торможение – была одна из любимых моих тем по физиологии. Все так и есть. Чего удивляться отсутствию реакции на насилие, когда нас кормят этим насилием с утра до вечера? Естественно, больше эмоций вызовет анимация Дисней, потому что она один раз в месяц и предыдущую мультипричину слез организм уже забыл. А избиение одного человека, убийство другого или вымирание целой деревни никого не тронет, потому что это у нас эвридей, круглосуточно, во всех СМИ и в кино: не в новом, так в старом...