Евгений Бабушкин /

Гей-парад в Стокгольме. Водка, матрешка и депутат Milonoff

Шведы знают о России немного, но этого им достаточно. Впечатления от гей-парада в Стокгольме, последняя часть

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин
+T -
Поделиться:

— Когда я поняла, что мой сын гей, я заплакала. Это было сложно принять. Да, когда он привел домой Александра и сказал, что любит его, я не смогла сдержать слез, я ведь самая обычная женщина.

— И что вы сделали потом?

Тишина в зале. Внимание, вопрос. Что же сделала несчастная, заплаканная мать? Позвонила в полицию? Ударила сына скалкой? Потащила его в церковь? Напилась с подругами?

— Я поплакала немного и пошла к психологу. Я поняла, что не должна калечить жизнь своего ребенка.

Что?! Немыслимо. Впрочем, постойте, это не Россия, это Швеция, и дама не простая, а руководительница организации Proud Parents — родители гомосексуальных детей. Такие взгляды еще не правило. Но уже тенденция. Старшее поколение осознает собственную патриархальность как излечимую патологию, как немножко постыдную аберрацию мышления. Про молодых и говорить нечего.

Proud Parents стали последней каплей. Нас была дюжина — прогрессивные журналисты из всяческих Албаний и Россий, и когда гей-парад закончился, нас, восторженных варваров, спросили: ну как?

В вопросе не было подвоха. Только искреннее любопытство. И капелька самодовольства.

Наверно, надо было ответить, что всякий карнавал есть демонстрация изобилия — не продуктового, так правового. И что права и продукты изобилуют не там, где о них витийствуют, а там где их могут себе позволить — например, в стране прогрессивного налогообложения, победившей социал-демократии и побежденной нищеты. Наверное, надо было сказать всем этим безупречно вежливым и чуточку самодовольным шведам, что поразил меня вовсе не гей-парад, а другие характерные признаки welfare state — дансинг для пенсионеров, велосипедные дорожки повсюду и толпы счастливых детей-инвалидов на улицах Стокгольма.

Но меня спросили про гей-парад, и я ответил про гей-парад: спасибо, ребята, было отлично. Пришлось рассказать, как подобные мероприятия проходят в Петербурге: два участника, десять зевак, пятьдесят журналистов, двести полицейских.

Услышав названия «Петербург» и «Россия», шведы грустно подымали брови и вежливо покашливали. Нет, про водку и матрешку никто не вспоминал, кругом были сплошь приличные люди. «Ага, Россия (вежливое покашливание)... Петербург (движение бровей)... У вас еще есть такой депутат-гомофоб Milonoff...»

О да, Виталий Милонов может радоваться. Вряд ли его выберут еще раз — уж больно загажены дворы в нашем с Милоновым муниципальном округе «Дачное», — зато место в европейской истории он уже занял. Мелким шрифтом точно будет упомянут. Во всяком случае, в Стокгольме на плакатах и растяжках я имя Милонова встречал несколько раз — не читаю по-шведски, но выглядело матерно. Спасибо вам, Виталий Валентиныч, за новые ощущения: я впервые в жизни пережил чувство острого национального стыда.

Дело ведь не в голубых и не в розовых, а в национальном брендинге. Первый его закон — не почивать на лаврах. «АББА», Нобелевская премия, Астрид Линдгрен — это шведское прошлое. Современная Швеция — это дешевая мебель и права человека. Даже распоследний невежда слышал, что в Швеции «Икея», разврат и гомосятина. Ну хорошо, «Икея» и разврат. А какой бренд может предложить миру современная Россия? Milonoff. Это даже не Smirnoff и далеко не Kalashnikoff.

А ведь мы с этим Milonoff однажды встречались — в винном магазине, где все однажды встречаются. Ну, или это был человек, до смерти похожий на депутата. Я пришел за водкой, да и у него в корзинке что-то звякало. Он ругался с кассиршей, кричал, что важный человек, и требовал пропустить вперед.

Я смотрел на этого толстого, наглого, нервного мужчину и думал, что просто ему завидую. Еще бы: европейская слава и алкоголь без очереди.

Впечатления от гей-парада в Стокгольме. Часть первая >>

Впечатления от гей-парада в Стокгольме. Часть вторая >>

Комментировать Всего 12 комментариев

Либо вы недооцениваете Милоноff, либо переоцениваете интеллектуальный уровень граждан. У них не вяжется грязный подъезд с ликом Путина.

С ликом Путина - вряд ли, а вот с лунообразной физиономией избранного депутата - вполне.

Бояре-то плохие.

Хорошо, что на СНОБе больше не спорят о гей-парадах, надоело, столько уже об этом здесь было сказано. Раньше бы Ваш рассказ, Евгений, вызвал бурную дискуссию.

Я вот сейчас как раз перечитываю "Диалоги с Иосифом Бродским" Соломона Волкова. Смотрите, что говорит Иосиф Александрович, когда они обсуждают Уистана Хью Одена: "...еще более важным является следующий принцип: независимо от того, гомосексуалист ты или нет, твои личные дела, твоя сексуальная жизнь не являются предметом всеобщего достояния и барабанного боя".

Эту реплику поддерживают: Юрий Брисов

так почему же в Швеции такое количество людей желают и жаждут обнародовать свои сексуальные поредпочтения, пристрастия, виды шизы и пр?

Почему не в контексте кто какой прожарки мясо любит, кто ездит на Каррибы, а кто - на Белое море? Тут тоже можно такие жаркие баталии создать, что парады проводить захочется.

Да какая разница, кто к чему свои половые органы приспасабливает и отдает их или получает в них. Мне вообще нет дела, в детском саду было ново и интересно. Застряли шведы в "письках-сиськах" что-то уж слишком. Есть и другие интересы в жизни

Мне казалось, что, как раз, чаще всего речь идет о поездках , машинах, цветах. Но когда в таком же тоне у скандинавов заходит речь о сексуальных хобби, часть выходцев из стран с высоким уровнем табуирования этой сферы жизни, чрезвычайно возбуждается, что и создает впечатление повышенного внимания к проблеме со стороны самих скандинавов. :)

Евгений Бабушкин Комментарий удален автором

Так и есть. Впрочем, я не разобрался, какая сфера жизни табуируется у шведов. Кажется, что никакая, но тогда это рай, а в рай я не верю.

Они не "жаждут обнародовать", а просто не стесняются. Ну, а тема писек поважней  темы путешествий хотя бы потому, что ни одного человека ещё не осудили за любовь к Белому морю. 

"...еще более важным является следующий принцип: независимо оттого, гомосексуалист ты или нет, твои личные дела, твоя сексуальная жизнь не являются предметом всеобщего достояния и барабанного боя".

Сколько можно обсуждать Россию в контексте гомосексуализма еще и сравнивать со Швецией. Шведция нам запомнилась Астрид Линдгрен и Группой Абба.

Что нужно их сравнивать с Толстым, Пушкиным, Достоевским, Чайковским, Мусоргским, Глинкой, как после этого наша страна может ассоциироваться с развратом и дешевой мебелью и почему должна?

Мне, например, приятнее ассоциироваться с дорогой нефтью, претензией на мировое господство, победой во II-й Мировой и великим прошлым. 

А то, что дети выросшие на "Малыше и Карлсоне" стали гомосеками - вполне логично, пусть их родители ими гордятся, а также пусть ими гордятся те русские, которые пишут: "из всяческих албаний и россий". Такие фразы на интерактивных страницах уважаемого журнала свидетельствует о достаточном уровне толерантности к гомосексуализму в нашей стране.

"из всяческих албаний и россий"

Да, сильно сказано, хлестко.