Катерина Мурашова /

Среди своих

Испытание тепличными условиями

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

— Нам на следующий год в школу, поэтому мы к вам и пришли.

— Да-да, конечно, проходите, — я с симпатией взглянула на коротко подстриженного, голубоглазого мальчишку с ямочкой на подбородке, достала свою печать и потянулась за папкой с тестами на школьную зрелость. — Андрюша, тебе сколько сейчас лет?

— Шесть с половиной, — четко отрапортовал мальчик.

— А через год сколько будет? — открывая папку, я уже начала тестирование.

— Да мы в общем-то не за этим… — сказала мать. — Мы посещаем хороший дорогой сад. Там есть занятия по подготовке к школе, и карточку школьную они там сами заполняют.

— Ага, — сориентировалась я и отложила картинки, по которым собиралась предложить Андрюше составить рассказ. — Я вас слушаю.

— Мы касательно выбора школы.

— Но как же я смогу помочь вам выбрать школу, если не протестирую ребенка? — удивилась я, досадуя на непонятливость матери. — Мне же нужно хотя бы приблизительно знать его уровень…

— Да с ним все нормально. Это мои заморочки, а не его, — призналась женщина. — Понимаете, мне хочется, чтобы мой ребенок учился среди своих.

— Гм. А кто же эти «свои»?

— Ну, я пока выбрала 5-ю… гимназию.

— Так. А почему же именно ее?

— Ну, во-первых, это все-таки государственная, а не частная школа. Там, конечно, есть вступительный взнос, но все-таки дети не будут с первого класса меряться, у кого в семье какая машина…

Пустые надежды! — мысленно усмехнулась я. Именно из этой гимназии мне регулярно приводят способных, но глубоко невротизированных детей из «бедных» семей, которые поступили туда самостоятельно и бесплатно и теперь вовсю сталкиваются с последствиями имущественного расслоения.

— Поймите меня правильно, я вовсе не расист и не националист, у меня еще с института подруга азербайджанка и женщина к нам приходит убирать — таджичка, очень приличная, я ей совершенно доверяю… Но вы же и сами знаете, что сейчас в обычных школах в нашем районе делается…

— Что же? Хотелось бы услышать, возможно, я знаю что-то другое.

— Мне подруга рассказывала. Там до трети первого класса плохо понимают и говорят по-русски! Вы представляете? Какое уж тут обучение!

— Да, — кивнула я. — Это действительно проблема. Я думаю, рано или поздно все-таки придется делать для таких детей специальные классы «подгонки», где их сначала обучали бы русскому. Но, знаете, маленькие дети ведь быстро схватывают язык, об этом все эмигранты говорят и пишут, вот в Америке…

— Но я не эмигрировала в Америку! — перебила женщина. — Я живу в своей стране и хочу, чтобы мой ребенок проводил время и рос не рядом с гопотой из социально-неблагополучных семей и не с детьми кавказцев или среднеазиатских гастарбайтеров, а с детьми тех, кто относится к моему социальному классу. По-моему, вполне понятное и закономерное желание. Разве не так?

Говоря все это, она была абсолютно серьезна. Я тоже не стала насмешничать.

— Вопрос состоит из двух, — сказала я. — Первое: почему вам кажется, что поместить ребенка в тепличные условия и отказать ему в жизненном опыте общения с детьми из других социальных слоев — это хорошо? И второе: как, собственно, вы собираетесь добиться этого на практике? В ту же 5-ю… гимназию вполне может поступить за взятку (спонсорскую помощь) ребенок любого абрека и вполне бесплатно — ребенок пары асоциалов со двора по прописке. В этом случае как раз логичнее была бы дорогая частная школа с негласными, конечно, но четкими правилами по национальному вопросу. Но тогда — практически неизбежное меряние гаджетами и машинами. И еще — психологическая расслабуха в плане учебы, потому что в большинстве наших (я слышала, что за рубежом дело обстоит иначе) частных школ дети чувствуют себя выключенными из жизненной гонки благодаря возможностям родителей.

— Вы так полагаете? — женщина задумалась, причем явно по поводу второй части моего вопроса.

Но мне хотелось вернуть ее к первой части.

— Почему это хорошо?

— Да потому… — решительно начала она. — Просто потому… потому что хорошо. Я не знаю, но я так чувствую.

— Правильно, — кивнула я. — Чувствуете. Со «своими» всегда комфортней. Спросите любого эмо или байкера, он вам подтвердит. Но здесь же не только времяпрепровождение, здесь еще и учеба. Вы же знаете — в школе учатся далеко не только теоремам и правилам, но и всему остальному. Скажите, в каком случае имеет смысл как следует, досконально знать один, родной язык, и совсем не учить других, иностранных?

— Но это же совсем другое дело! В современном мире иностранные языки…

— Ответьте, пожалуйста, на вопрос. В каком случае?

— Если всегда жить там, где все говорят только на одном языке, — оторвавшись от игрушечной машинки, спокойно сказал с ковра Андрюша. — Например, у бабы Веры в деревне.

Я, не удержавшись, рассмеялась.

— Именно! Устами младенца… Если есть все шансы прожить жизнь среди носителей одного социального языка, читать и писать только на нем, общаться только в кругу его носителей, и ни разу не столкнуться с жизненной необходимостью понимать иные кодовые системы, нет никакого смысла тратить время и силы на изучение других языков. Есть ли у Андрюши шансы? И не опасно ли так ограничивать его возможности приспосабливаться к меняющемуся на глазах миру?

— Я же не запираю его в клетке! — воскликнула женщина. — Пусть общается с «ними» (кавычки отчетливо прозвучали в ее голосе) на улицах, в кружках… гм… (ей явно пришла в голову мысль о «социально близких» кружках)… да мало ли еще где!

— Ну что ж, иностранные языки тоже можно изучать во время туристических поездок на зарубежные курорты…

— Вы передергиваете! Любой язык — это система, нужны годы… Иначе это пиджин… Мы с мужем решили: наш сын будет знать по крайней мере два иностранных языка! Но это будут не туркменский с чеченским…

— Воля ваша.

— Именно так, — женщина вздернула подбородок. — Что же, спасибо, вашу позицию я поняла, мы пошли. Андрюша!

— Я сейчас, только машину в гараж поставлю, — сказал мальчик. — Спасибо, до свидания! — он улыбнулся, наклонил голову и как-то по-белогвардейски щелкнул каблуками. А может быть, это просто я сама, по случаю, вспомнила белую и красную армии, и как будто бы навсегда минувшие времена, когда от понятия «социальной близости» до самого страшного часто оставался всего лишь шаг…

* * *

Я встретила их в холле поликлиники спустя год. Женщина окликнула меня (я не узнала бы ее, но узнала ямочку на подбородке вытянувшегося сына) и сказала:

— Вы нас помните? Андрюша-то наш в гимназии теперь. Нравится ему, и два иностранных со второго класса. А если какие проблемы с культурными кодами возникнут, так мы к вам придем, ему у вас тоже хорошо показалось.

Женщина весело подмигнула мне и двинулась дальше. Я помахала рукой Андрюше. Мальчик поприветствовал меня молча и уже знакомо щелкнул каблуками.

Комментировать Всего 29 комментариев

Выбор школы это как бы такой психологический тест для родителей - очень редко этот выбор делается обьективно. Наблюдаю за друзьями - все, кто учились в частной школе, после долгих рассуждений о плюсах государственной школы по соседству, в результате отдают детей в частные школы. Мне, выросшей в USSR, проще - у меня другие "культурные коды" и местные школы для меня не связаны с воспоминаниями детства.

Анна, проясните пожалуйста, что такое "объективный выбор школы"?

И зачем Ваши друзья, учившиеся в частных школах и отдающие туда своих детей, долго рассуждают о преимуществах соседних государственных школ? :)

П.С. "Культурные коды", они меняются, да. Мне самой показалось, что мальчик в центре картины, которой редакция проиллюстрировала мой материал, говорит по мобильному телефону. И только чуть позднее я поняла, что этого не может быть... :))

Потому что они голосуют за лейбористов, поэтому в принципе против "элитарности" и за равные возможности.

Под объективным выбором школы я подразумевала выбор по академическим результатам, общей атмосфере в школе, предлагаемому списку A-levels i td.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

То есть в принципе против, но не готовы устраивать судьбы своих детей в соответствии с программой партии, за которую голосуют :)) Но проявляют лояльность к ней, вслух и между собой обсуждая достоинства государственных школ. Ясненько. :))

Выбор школы - в том числе побег от собственных страхов детства. У меня не было страха перед кавказцами или людьми другой культуры (я все-таки из СССР:)), но было жуткое отторжение принудиловки, хамства, желания всех уравнять - в итоге мой ребенок учится в частной школе с той самой расслабухой, о которой Вы пишете. И - да, она будет пробиваться в том числе и за счет моих возможностей. Потому что, сражаясь в 90-х за свое благополучите зубами и когтями (часть которых так и осталась в 90-х), я не желаю той же участи своему ребенку. Знакомиться с культурными кодами надо - но в жизни есть вещи, которые лучше узнавать в 40, чем в 20, или в 20, а не в 9. Поэтому мне вполне понятны неполиткорректные страхи мамы:). Не вижу в них ничего ужасного. Толерантность - следствие безопасности. А до безопасности (во всех смыслах) нам еще прыгать и прыгать.

Эту реплику поддерживают: Наталья Старокожева

Толерантность - следствие безопасности.

Александра, где нет безопасности (ну вот нет ее объективно или человеку кажется, что ее нет - без обсуждения причин и истоков этого ощущения), толерантность - невозможна? Или все-таки возможна, но, скажем так, трудна к личному исполнению? И есть ли обратная закономерность, когда толерантность не следствие, а источник безопасности?

На мой взгляд - да. Там, где нет безопасности, есть потребность в защите и агрессия, даже чрезмерная.

Очень близкую мне тему затронули. Я (являясь перфекционистом по сути:) переворошила кучу информации и погрузилась в тему обучения основательно.. Даже хотела здесь или в жж написать свои наблюдения по-поводу гимназий московских:) и впечатления, сложившиеся после общения с родителями и директорами некоторых школ. Это такая "тема" не для слабонервных.. Могу теперь наверное советы давать, в частном порядке:)

У нас вот ребенок ходила 2 года в частный сад, там все было замечательно, но у меня тем не менее сложилось четкое представление в конце, что в школу надо идти только в государственную, для того, чтобы избежать этой излишней тепличности. НО, мне кажется, выбирать обычную среднюю школу это уже некоторый перебор в другую сторону. Да, гимназии ЦАО это конечно тот еще зоопарк в соем роде, и когда некоторые знакомые начинают говорить: "о, там в этой школе все наши.." - реально тошнит.. Но такоы реалии нашей жизни. Образование все-таки объективно в гимназиях лучше, планка выше, да и налаживать национальные и социальные вопросы за счет своего ребенка как-то не хочется..

Наталья, ну конечно, невозможно представить себе мать, решающую национальный (или любой другой общественный) вопрос в своем государстве за счет своих детей :)) Все родители хотят, чтобы их дети выросли а) счастливыми б) конкурентоспособными и приспособленными к жизни. А вот баланс между этими пунктами каждая семья выстраивает так, как считает нужным. Ведь дети, когда их отдают в школу, сами выбирать еще не могут. Я думаю, многим читателям было бы интересно узнать Ваши соображения-наблюдения по поводу московских гимназий (у сноба много читателей из Москвы, да и прочим было бы небезынтересно сравнить) :))

Эту реплику поддерживают: Наталья Старокожева

один мой знакомый выбирал школу для своего ребенка, учитывая национальную принадлежность директора школы (помимо всяких регалий, учителей, и проч). Для него (знакомого) было важно, что директор школы был не русским человеком. Как аргумент он говорил - этот человек не будет насаждать ксенофобию в школе. Все это как раз происходило в момент гонений на грузин и их детей, так вот моему накомому очень понравилось, что именно эта школа по личному распоряжению директора (не грузина) никаких списков никуда не направляла и ни одного ученика своего по национальному признаку не выделяла.

У моего сына в последнем классе был  многонациональный состав одноклассников, но этот последний год (по совокупности факторов) сын вспоминает как лучший - и по преподавательскому составу и по отношениям внутри коллектива.

Ребенок перестает быть ребенком, но это процесс, растянутый во времени и точной даты перехода ребека во взрослого не существует. Так что все равно все социальные и национальные вопросы он вынужден будет рано или поздно решать. Хорошо бы, чтобы у него к этому времени были уже твердое понимание генеральной линии.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Не смотря на то, что работаю в системе образования, со своими детьми допустила много ошибок. Оба сына (по разным причинам) поменяли много школ за время учебы. Младший сказал однажды "Мама, самый лучший год моей жизни был, когда я ходил в частную школу". Старший же сказал, что его опыт в частной школе был потерянным временем.

Выбор школы крайне индивидуален, много факторов надо принимать во внимание. Золотые слова: "Но как же я смогу помочь вам выбрать школу, если не протестирую ребенка?" Родители должны ЗНАТЬ своего ребенка, а амбиции и принципы слепят. 

Родители зачастую руководствуются только своими соображениями, обстоятельствами, чувствами, желаниями и т.п. А в центре процесса выбора школы должен стоять ребенок: его характер, слабости, интересы, наклонности, качества.. Родителям, чтобы сделать оптимальный выбор, желательно рассматривать любой вариант через 'призму' своего ребенка, т.е. примерять школу к его сущности. 

Татьяна, совершенно, совершенно с Вами согласна! Но как же трудно это сделать! Тут ведь не только прямые, вполне осознанные амбиции мешают, а еще и всякие подсознательные штуки (из собственного детства, прочей биографии  и т.д.) лезут. А если решение принимает не один человек, и установки не совпадают (мама хочет тихую частную школу,  папа хочет, чтобы сын учился бороться с неблагоприятными обстоятельствами, а свекровь душой с матерью, но не может вслух поддержать нелюбимую невестку...) - тогда уж и вовсе результат непредсказуем...

Уважаемая Татьяна, про выбор школы для ребенка. Когда сын был в пятом или шестом классе, мне предложили его перевести в школу к новым друзьям, которые в этой новой школе работали, школа нас с сыном поразила до глубины души-дети какие-то нереальные, а главное отношения с учителями-они там просто целовали обнимали друг друга, учителя и дети. Это была еврейская школа, абсолютно светская, большая половина учеников были русскими детьми, бесплатная, с государственной программой  и единственная "еврейскость"  заключалась 1) в финансировании, 2) дополнительный предмет-иврит. Все понравилось, но мой сын сказал-я зачем кровь и слезы 5 лет проливал? не, я в казарме своей лучше останусь, чем в здешнем благолепии. И я его послушала, но не "услышала", видимо... Потому что закончив свою родную (очень известную в Москве) физмат школу, поступив в ВШЭ он оттуда год назад сбежал в израильскую армию, до сих пор не добежал-учит иврит-)  Для меня его решения-личная трагедия, но если абстрагироваться от моих чуйств-смешная история, не находите?

Я когда в 2001 году первый раз попала в Нью-Йорк, меня потрясло, что среднестатистический человек, предоставляющий услуги на улице говорит по-английски хуже, чем стреднестатистический человек с такого же рода занятиями в Амстердаме (хот-доги, сувениры, ит.п.)

Этим летом ощутила, что в Москве то же самое. Была неверотяно удивлена!

Причем испытала в двух невероятно смешных противоположных вариантах. Мой муж (бельгиец) прилично говорит по-русски. Но, конечно, в основном на профессиональные темы и на несложные. Потому заказ еды в кафе у таджиков имеет два варианта развития событийю (1) они друг друга прекрасно понимают, посколкьу говорят на одном уровне. А вот меня не понимают. (2) они друг друга не понимают вообще - потому что говорят на одном уровне, но совсем по-расному. Но они (сотрудники кафе) при этом безумно переживают.

От того, что не понимают меня почему-то никто никаода не переживает - видно у меня на лице написано, что все равно умом не понять.

Но что я еще интересно за собой заметила относительно недавно, за последний год, так это то, что когда я говорю по-русски, я начинаю сомневаться, каждое ли мое слово понимает человек, который вроде бы воспринимается мной как русскоговорящий. Про это до сих пор не поняла, является ли это результатом отсутствия родного русского языка в обслуживающем секторе в Москве, или привычка общения с иностранцами, которые учат русский для работы.

Лена, у меня от последнего посещения Москвы (этим летом) осталось именно вот такое ощущение, которое я обозначила словосочетанием: полноценный азиатский город. Причем это без всякого негатива - меня совершенно не пугают смуглые раскосые физиономии, я люблю азиатские города с их пестротой, солнцем, золотом пыльной листвы,  разноязыким говором. И такая внутри слегка насмешка (вполне ласковая при том): ой, ну вот только не говорите мне в Москве про единение с Европой! Вот не надо... Когда я рассказала друзьям, они мне сказали: из тебя это дружелюбие прет, потому что это НЕ ТВОЙ город. Я подумала: может, правда? И вспомнила сразу вот эти городки из вагончиков, которые окружают Москву еще одним кольцом, вместе с автострадами, и как там белье сушится...

Катерина, у меня смешанные чувства. Объясню почему. Когда я после длительной жизни в Голландии попала первый раз в Москву мне резануло глаз ОТСУТСТВИЕ многоцветности в толпе. Так что, во-первых, я уже очень давно сменила втуреннюю калибровку, что есть нормальное сочетание людей. У меня был момент безумного дискомфорта, когда я поняла, что Москва перестала быть огромной свойской деревней моего детства и стала бездушным безликим мегаполисом с острыми клыками. Но состояние "не деревня моего детства" не связано с раскосотью толпы. Оно является реалией отраженимя того факта, что потенциал материального благополучия Москвы на порядки превосходит всю остальную Россию. И естественным образом туда стекаются люди, которым надо содержать семьи.

Это длинный отдельный разговор, к которому прдложенная Вами тема является одной из производных - ведь у трудовых мигрантов дети, а детей надо учить.

Например, знаю подруг, у которых уборщицами работают украинские женщины, которые приезжают на "трудовые вахты" - месяц одна пара, месяц другая. Живут в крошечных съемных квартирах болшим количеством людей, чуть ли не спят по-очереди. За один сеанс уборки (полдня работы) получают полторы-две тысячи. Работают каждый день по много часов. Через месяц возвращаются домой. И кто из "местных", жалующихся на приезжих,  стал бы так работать?

А есть такие, кто сумел найти постоянную работу, и они привозят семью. И очень часто это работа, на которую те самые коренные москвичи, морщащие носик, сами ни за что не пойдут.

Думаю, что вижу много аналогий с трудовыми мигрантами в Европе. А поскольку здесь эта ситуации на десятилетия впереди, то мне удается видеть некие другие аспекты, чем тем, кто только начинает жить в такой новой обстановке в больших городах России.

Предложу еще такую зарисовку. Около дома моих родителей с Москве (рядом с метро "Римская") работают круглосуточные палатки с горячей едой и там в любое время суток едят вокруг стоячих столиков на улице люди, которые говорят на языке, которого я не понимаю. В какое бы время дня и ночи я ни возвращалась домой, я прохожу через их толпу. И знаете, что - я конечно внимательно смотрю по сторонам, но у меня это не вызывает страха. А вот толпу русских мужиков у пивных ларьков я обхожу стороной...

Эту реплику поддерживают: Александра Карт

Я фактически выросла среди толпы у пивных ларьков, там нас (дворовых мальчишек и девчонок) учил жизни питерский пролетариат, поэтому я не боюсь и ее.

Но вот это ощущение ЧУЖОГО города и ДРУГИХ (вовсе не обязательно плохих, и даже скорее всего хороших) людей, о котором ниже говорит Ирина... Вы ведь действительно застали в Европе ситуацию на десять-тридцать лет вперед. И увидели сперва - со стороны. Как - там? У коренных жителей ощущение "чужести" пропало, все наладилось? Или наоборот - нарастает от года к году?

Катерина, мое восприяте весьма специфично и нерепрезентвтивно  - я во многих местах одновременно и своя и чужая. Но поскольку мои российские корни вроде бы европейские, то я совершенно точно испытываю странные ощущения от муслимизации Европы.

Я прихожу в ужас из-за попытки навязвать образ жизни, основанный на мусульманских ценностях и культуре. Я в панике от того, что по предмету "религиоведение" больше половины учащихся Брюсселя в прошлом году выбрали не христианство. (Я считаю, что религию вообще не должны преподавать в школе, но это отдельная тема), а самым распространенным именем, данным новорожденному младенцу в каком-то из недавних годов, было имя Мохаммед.

Недавно в Бельгии был скандал, источником которого стал фильм студентки-кинематографистки, как мужчины мусульманского происхождения обзывают и оскорбляют на улицах Брюсселя обычных молодых женщин, проходящих мимо, одетых нормально  по европейским меркам - в сарафан в жару. Это вызвало большой общественный резонанс и в результате появилось нововведение, что можно за такого рода оскорбления обратиться в полицию (не могу объяснить детали, но это стало как-то намного проще, чем было раньше, когда для рассмотрения оскорбления надо было обращаться в суд - а многие на это не  готовы).

Это одна из тем, по которым я испытываю сильные внутренние колебания в смысле, "как правильно". С одной стороны - раз приехали "к нам", то живите так, как "у нас" принято. Не нравится "как у нас", то живите там, где так, как вам нравится. не приезжайте "к нам". То есть не надо в наш монастырь с вашим уставом.

С другой стороны никто крестоносцев с их походами к себе не приглашал. То есть эволюция естественна и сопротивление бесполезно.

Не говоря уже о том, что в мусульманские культурные ценности входит большое количество детей в каждой семье. То есть еще лет 10-20 и естественным путем будет новый баланс.(Тоже аргумент в пользу того, что сопротивление бесполезно).

То есть надо искать компромиссы и пути навстречу дург другу. От естественного хода жизни не убежишь - ни на микро, ни на макро уровне.

Лена, вот мне всегда было интересно и никогда реально не попадалось даже ссылки: явление есть и наверняка есть книжки, описывающие ситуацию "с другой стороны". Но не в стиле "как нас обижали в России (во Франции, Бельгии и т.д.), куда мы приехали - "сами мы люди не местные"". А вот это ощущение, которое, Ирина описывает как "мой город стал чужой" с изнанки "этот чужой город постепенно становится нашим и детей с именем Мохаммед рождается уже больше, чем детей "не наших"". Вы что-то такое знаете? (оно, конечно, все равно скорее всего окажется нерусским и я прочесть не сумею, но все равно...)

Катерина, Вы абсолютно правы про азиатский город. Москвы моего детства и юности больше нет. Пару лет назад, летом, я в воскресенье осталась в городе (работала всю субботу и как-то не сподобилась уехать в деревню, ни к себе, ни к друзьям). Я живу в районе цветного бульвара (жила) и вот, пошла с корзинкой и другом на бульвар, у нас там довольно зелено, посидеть на травке, попить вина.... уехали быстро, перебрались на канал москвы, гуляли... К концу для я впала в депрессию, потому что я не встретила НИ ОДНОГО МОСКВИЧА. За свои слова отвечаю, может, одна пара была с ребенком, которых можно мне было бы назвать хотя бы ГОРОЖАНАМИ. Все остальные люди, которых мы встречали-это весь Советский Союз, а я советский человек и интернационалист, но уже в следующем месяце я переехала в деревню, потому что мне стало страшно оставаться в абсолютно чужом азиатском городе. Даже главное-не азиатском, просто в моем городе теперь живут другие люди, то есть вот это ощущение- как бы ошибся дверью, шел к себе-оказался непонятно где, в чужих людях..

Ирина, так ведь и Вышнего Волочка чьего-то детства и юности - тоже нет. Или все-таки есть отличие? Мне, например, очень нравится последние годы московская молодежь. У них открытые лица, они улыбаются и в метро читают книжки на иностранных языках. 

Катерина, мне кажется (именно-кажется, ведь я никогда не была в Вышнем Волочке и вообще Россию знаю, возможно, гораздо хуже, чем ту же Италию), что разница есть, потому что я не ностальгирую по Москве двадцатилетней давности, - я очень хорошо ее помню,-а просто город изменился неузнаваемо, потому что в этом городе живут друие люди, подмена какая-то...

А молодежь встречается очень приятная, но это видимо и будут новые горожане, старые как-то растворились.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Ирина, позвольте с Вами не согласиться. Я тоже живу рядом с Цветным бульваром, но у меня нет ощущения, что я живу в азиатском городе. Да, вокруг много не русских лиц, но назвать центр Москвы азиатским городом - нет, это перебор.

Забавно! А у меня изнутри Москвы обратные впечатления

По моим ощущениям, "азией" (или, точнее, византией) Москва была больше при Лужкове, а сейчас пытается европеизироваться.  Просто тренды, ощущаемые жителями столицы, скорее всего, еще не материализовались для внешнего взгляда.  Разве что Парк Горького...

А вообще, Москва - это слишком много всего

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Александра Карт

а сейчас пытается европеизироваться

А надо ль? :)

Карина, интересно, а что Вы, как житель столицы, скажете про окраинные "азиатские" поселки из "карточных домиков"? Может, москвичи к ним просто привыкли уже и не замечают?

Вы знаете, я приятно удивлена, как меняется Москва.  Цели сделать "как в Европе" никто не ставит.  Ставят цель сделать город удобнее для жителей и гостей.  И Вы знаете, результаты просто удивительные!  Он таки становится удобнее и этим трендом все больше напоминает европейские столицы.  При этом не теряя своей уникальности, к которой у меня лично неоднозначное отношение.

Про поселки ничего сказать не могу.  Привыкли, да.  Каждое утро пятеро смуглых дворников метут улицы и выносят мусор около моего подъезда ("мама, а в Таджикистане все рождаются дворниками и приезжают к нам убираться?"), это обычная часть нашей многоликой Москвы.  Их не много - они просто сконцентрированы (и заметны) в конкретных местах - стройках, дорожных работах, уборке территории.

Да и вообще, все, что за Садовым кольцом - не совсем Москва ;)

Спасибо, Катерина!

Как всегда - нетривиально и полезно.

Мне тоже очень интересна школьная тема, правда, больше с точки зрения целей и функций школы в современном обществе, а также с точки зрения разграничения полномочий между школой и родителями.  Вот только вернулась с родительского собрания и поймала себя на мысли, что среди современных родителей ощущаю себя в радикальном меньшинстве, близком к экстремизму :)  И наша общеобразовательная школа "заточена" совсем не для таких, как наша семья.

А мама из рассказа, как мне кажется, качественно отрефлексировала Ваш вопрос - не без Вашей профессиональной помощи, конечно.  И юный корнет имеет возможность считать своими и двуязычных одноклассников, и бабу Веру в деревне.  Будет необходимость - уверена, что найдет общий язык и с таджикским коллегой и с чеченской красавицей.  Поставив маму перед новым вызовом сложившейся системе "свой-чужой" :)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

среди современных родителей ощущаю себя в радикальном меньшинстве, близком к экстремизму :)

Карина, а по каким параметрам Ваши родительские взгляды приближаются к экстремистским? :)

Разжигаю я, знаете ли, ненависть и и задеваю чувства верующих в абсолютное благо, идущее от нашей школы своим скептическим к ней отношением и пофигизмом в важных вопросах кормления детей, улучшения материально-техническо базы школы и оценки успеваемости учеников :)