Александр Ивантер /

/ Москва

Сильный слабый Китай

Играя по чужим правилам, Китай утратил свое цивилизационное преимущество. Теперь он просто Великий Повторятель. Александр Ивантер, продолжая поднятую ранее тему, рассуждает о новом качестве сверхдержав XXI века

Иллюстрация: Cagle Cartoons
Иллюстрация: Cagle Cartoons
+T -
Поделиться:

Александр Ивантер, заместитель главного редактора журнала «Эксперт»

Какова реальная мощь Китая? Что это — накачивающая экономические и геополитические мускулы сверхдержава XXI века, готовая схлестнуться с Америкой за мировое господство, или принявший небывалые размеры хозяйственный уклад прошлого столетия, не способный предъявить миру ничего нового? Верными являются оба ответа, и в этом нет противоречия. Китай сегодня и силен, и слаб одновременно.

Восхищающий и одновременно пугающий китайский рост — индустриального образца начала XX века. Гигантские инвестиции, питаемые огромными внутренними сбережениями, направляются в основном в инфраструктуру, энергетику, отрасли первого передела и строительство. Понятно, что ненасыщенный рынок и упрощенный, неразвитый спрос китайских размеров может поддерживать такую модель развития еще довольно долго, высасывая сырье, прежде всего углеводородное, из всего остального мира. И уже через 10-15 лет Китай станет крупнейшей экономикой на планете, по душевым доходам обгонит Россию, но он останется страной третьего мира по куда более важному критерию — подчиненному месту в международном разделении труда.

Экономика страны очень ресурсоемкая и неэффективная, и таковой останется еще надолго: никто просто так не позволит Китаю выпрыгнуть в «первый мир», не пустит его на рынок высокотехнологичных товаров и всячески будет удерживать его в производстве текстиля, обуви и бытовой техники. Хайтек в Китае есть, но он в основном иностранного происхождения — его обеспечивают западные компании, разместившие там свои производства из-за неплохо обучаемой и очень дешевой рабочей силы. На страну давит и груз текущих проблем — нужно позаботиться о работе для 100-150 миллионов человек, выталкиваемых сегодня из сельского хозяйства и неэффективных государственных предприятий, да и банально прокормить 1,3 миллиарда жителей страны весьма непросто, хотя на Китай приходится половина мирового потребления свинины, треть — рыбы и риса, пятая часть — сои и мороженого.

Но не в этом дело, не в текущем состоянии экономики! Ведь китайцы — целеустремленные люди, они умеют решать задачи. Они знают, что автоматического пропуска в «золотой миллиард» им никто не даст. Они готовы за него серьезно бороться. И в стремительном развитии КНР в рамках канонического индустриального экономического уклада нет ничего постыдного. Огромная страна за два десятилетия вылезла из голода и нищеты, взяла под контроль рост населения, так или иначе быстро цивилизуется. И быстро растущее количество китайцев, возвращающихся на родину после учебы в американских университетах, весьма примечательный сигнал, лежащий в русле такой стратегии.

Молодцы? Ну да, наверное. Хотя кажется довольно наивным оценивать страновые модели роста с помощью подобных эмоциональных штампов — неважно, негативно или позитивно окрашенных. Как говорил наш великий историк Михаил Гефтер, это не хорошо и не плохо — просто так было.

Вроде бы Китай имеет все предпосылки стать сверхдержавой. Однако все элементы могущества Китая — циклопический масштаб экономики, экспансия страны на мировых рынках, самостоятельная геополитическая игра, серьезный военный потенциал и даже ядерное оружие — вещи, необходимые для сверхдержавы, но недостаточные. В современном мире сверхдержава помимо голой мощи должна обладать миссией, идеей, вектором развития, который будет очевиден и привлекателен для тиражирования другими странами. Сверхдержавность — это прежде всего идейное лидерство, подкрепленное всей совокупностью экономических, политических, военных и культурных рычагов экспансии. У Китая на сегодня, несмотря на все его былое цивилизационное величие, этой миссии, этой идеи нет. Путь, на котором сегодня преуспевает Китай, — это путь западной цивилизации. Так или иначе, Китай остается в системе координат, заданной ему пару веков назад Европой. Играя по чужим правилам, Китай утратил свое цивилизационное преимущество. Теперь он просто Великий Повторятель.

А может быть, и пусть себе? Ведь мировое хозяйство всегда жило в состоянии сосуществования принципиально разных укладов. Причем сегодня это не только индустриальный и постиндустриальный уклады. Доиндустриальный, дофабричный ремесленный уклад вполне себе процветает. И не только на задворках третьего мира, но и в составе самых развитых экономик.

Мир не может мгновенно переселиться в «умные дома», общаться только по Интернету, одеться в дизайнерскую одежду, занять себя исключительно творческой работой. Массовые простые профессии, поточное производство железок и тряпок и подобающее им поточное малоосмысленное потребление еще долго будут уделом многих землян. Именно (или исключительно!) в этом смысле — как мастерская массовых товаров и как пылесос сырья — Китай нужен миру. Он здорово вписался в международное разделение труда и эксплуатирует свои конкурентные преимущества. Трудолюбивая, сверхсберегающая Азия есть alter ego сверхпотребляющего Запада. Они очень подходят и очень нужны друг другу — как рачительная жена-хозяйка жизнелюбивому и креативному кутиле-мужу.

Комментировать Всего 3 комментария
Хитрый план

Александр,

Такие у меня по поводу Вашего анализа вопросы/мысли вслух. А не может ли быть, что у Китая просто есть такой вот «хитрый план», как говорится, «поткраться незаметно», или как в том анекдоте о двух быках, молодом и старом?

Ведь если взять технологический потенциал, то Китай запускает человека в космос, делает прекрасные потделки любых швейцарских часов (о качестве этих потделок можно судить о том, что некоторые швейцарские компании офицально предупреждают об этом своих покупателей) за сто долларов вместо десяти тысяч, а также сумок, телефонов и автомобилей Мерседес С-класса. Да, многие производства в Китае принадлежат иностранным компаниям, но при этом когда я встречаюсь с руководителями европейских компаний по долгу службы, многие мне говорят, что дескать Азия – их ключевой рынок, но при этом строить в Китае производство – это самоубийство, так как там сразу же злостные китайцы чертежи своруют и станут продукты копировать и продавать за четверть цены. Да и прибыли от туда просто так не вытащить.

И так, настаивая на отсутствии законов о защите интеллектуальной собственности, Китай просто пылесосит все, что до него уже было изобретено человечеством, совершая такой технологический скачок, чтобы потом уже делать все свое и лучше, чем у других. Что у него пока отсутствует, так это ценность брэнда. О тех же часах. Ведь мы же пока предпочитаем платить по десять тысяч за швейцарские, чем сто долларов за китайские. Но в долгосрочной перспективе, наверное, у швейцарцев нет шансов противостоять китайцам, просто это дело времени. Но ведь у Японии и Кореи тоже не было ни своих технологий ни брэндов пятьдесят лет назад. А теперь и того, и другого - в избытке.

Плюс к этому Китай еще со средневековья относится ко всему иностранному и иностранцам с подозрением и даже презреньем. Можно вспомнить год начало пятнадцатого века, когда сначала император Жю Ди отправил многотысячную флотилию по всему миру, а когда корабли вернулись, их следующий император приказал сжечь, так как посчитал, что все беды, преследуевшие тогда Китай были результатом иностранного влияния эта флотилия с собой принесла. Так что не думаю, что у них в планах вечно играть в догонялки – скорее, они просто ждут момента взять все в свои руки. А сейчас другие сверхдержавы (а здесь, давайте без обиняков, мы имеем в виду только одну – США) находятся в таком состоянии, когда реагировать на серьезные действия Китая они просто не в состоянии. Я думаю, Тайвань, например, станет китайским уже на нашем веку.

Ну а что касается идеи, а не пытаемся ли мы, Россия, супердержава, следовать именно китайскому примеру, постоянно напоминая всем, что мы дескать не совсем Европа, но совсем Азия?

Отвечу за Ивантера (пока он думает)

Логика развития такова, что по фигу, где делают продукт (часы, машины и т.д.), принципиально же -- где делают ИННОВАЦИЮ. Так вот, в Китае их нет, поэтому он всегда будет отставть, по крайней мере в рамках его нынешней парадигмы.

Я по-прежнему "синоскептик", а не "синооптимист"

Конечно, я бы поостерегся давать исчерпывающие оценки технологическому уровню развития китайской промышленности (для этого надо проштудировать например закрытые доклады RAND Corp. по этому вопросу), но отрывочные наблюдения свидетельствуют о том, что отсутствие собственных прикладных научно-инженерных школ в машиноведении, материаловедении, химии, механике не позволяет Китаю фронтально воспроизводить западные промышленные технологии на надлежащем уровне качества. Китайцы старательно, с маниакальным упорством учатся и перенимают технологии в энергомашиностроении, металлургии, авиа- и автостроении, но разрыв все равно сохраняется.