Руслан Гаттаров: Сноуден убедил меня быть акуратнее с Gmail

В минувший вторник Facebook впервые опубликовал отчет, раскрывающий детали официальных запросов 74 стран мира о пользователях социальной сети. Оказалось, что за последние полгода власти США запросили информацию о более чем 20 тысячах пользователей, Индия обращалась в Facebook 3,2 тысячи раз, а Британия оставила 2,3 тысячи запросов. От России же поступил всего один запрос, однако Facebook его не удовлетворил. IT-менеджер Александр Туркот, медиааналитик Василий Гатов, председатель общественного совета «Блогосфера» Руслан Гаттаров и другие рассказали «Снобу», как они ограждают свое частное пространство в социальных сетях

+T -
Поделиться:

Руслан Гаттаров, сенатор, председатель общественного совета «Блогосфера»:

Я уже пару лет аккуратнее общаюсь в социальных сетях. Стараюсь отключить в приложениях все лишнее, например, возможности геолокации. Доверяю только Yandex, пользуюсь их приложениями. Социальным сетям, электронной почте не доверяю ничего, что сильно важно и имеет профессиональную тайну. У меня нет доступа к гостайне, и я этому, так скажем, рад. Все, что является личной, семейной тайной, я не доверяю ни соцсетям, ни бесплатным или платным сервисам электронной почты.

То, о чем говорит Сноуден, меня только укрепило в привычках быть аккуратнее. Я пользовался и сейчас пользуюсь сервисом Gmail, но объективно перестал ему доверять. Сам аккаунт еще не удалил, но прошу слать письма уже на другую почту, например, если это какая-то служебная конфиденциальная информация. Если это пресс-релизы, законопроекты, я работаю через один из наших российских сервисов.

Александр Туркот, IT-менеджер:

Про поведение в социальных сетях я всегда говорил, что оно не должно чем-то отличаться от поведения в реальной жизни. Если говорить о том, видит ли государство мою активность в интернете или не видит — это меня волнует в последнюю очередь. Пользователь социальных сетей всегда должен быть готов к тому, что они, как и любая цифровая среда, могут быть вскрыты, потеряны, хакнуты — в общем, могут стать достоянием кого угодно, в том числе и недоброжелателей. Поэтому к соцсетям я всегда отношусь очень осторожно. Честно говоря, я вообще не считаю свои аккаунты в социальных сетях частным пространством.

Василий Гатов, медиааналитик:

Изначально было понятно, что степень прозрачности, которую вменяют нам социальные сети, очень высока. Соответственно, если ты начинаешь активно ими пользоваться как платформой для коммуникации, как неким собственным квази-микро-СМИ, ты должен понимать, что значительное количество информации перестает распространяться с твоим контролем. Ты оказываешься в квартире с прозрачными стенами, в которую любой, не говоря уже о спецслужбах, может при желании залезть.

Я никогда не пытался структурировать свое общение в социальных сетях таким образом, чтобы разделить информацию на «закрытую» и «открытую». Наоборот, я крайне редко пользуюсь всякими ограниченными режимами в «Фейсбуке» или «Вконтакте», может, только если это коммуникация со студентами, изначально рассчитанная на учебную группу. К электронной почте я тоже никогда не относился как к безопасному каналу информации. Мне это никогда и не нужно было, хотя я и понимаю, как сделать, чтобы информация, предназначенная для одной пары глаз, попала только к ней. Я понимаю, что с небольшой степенью вероятности могу являться источником информации, которая может быть использована против меня. Но не принадлежу к людям, которые владеют какими-то специальными секретами или знаниями, которые могут быть объектом интереса спецслужб. Меня, в общем, спецслужбы никогда не волновали, по крайней мере с тех пор, как я перестал как журналист ими заниматься, то есть уже 20 лет. Конечно, если речь идет о финансовых документах, содержащих не мои секреты, я знаю, как обеспечить, чтобы этот файл попал в руки только того человека, который должен его прочитать. Но это уже не про социальные сети, а про общую методику безопасности коммуникации.

Дмитрий Гуржий, коллекционер и ювелир:

Я думаю, что единственный способ защититься в интернете — это не пользоваться им. Интернет — это открытое пространство. Писать туда — что писать на заборе. Нас же никто не заставляет заходить в социальные сети. Вопрос только в том, какую именно информацию ты выкладываешь в интернет. Поэтому мне кажется, что защищаться — пустое занятие. Просто надо фильтровать, что ты пишешь. А частная информация интересна не только государству, но и частным компаниям, и они платят за это огромные деньги.

Николай Кононов, автор книги «Код Дурова»:

Во-первых, не уверен, что даже защищенные соединения, то есть https, не смогут взломать спецслужбы России, США и других стран. С другой стороны, поскольку я понимаю, что не занимаюсь незаконным бизнесом, не ем детей по утрам и т. д., то юридических фобий, что меня сейчас вскроют, у меня нет. Например, когда взломали Навального, тоже не нашли там никакого «шок видео», только переписку с профессорами Йеля. Ничего крышесносящего там не было.

Во-вторых, появляются новые мобильные мессенджеры, которые декларируют, что у них все защищено. Например, Hemlis шведский —  уже запустили тестовую версию. Или Telegram, проект Павла Дурова. Его брат Николай Дуров написал протокол, который вроде как суперзащищен.

Если мне нужен какой-то сугубо официальный разговор, то я думаю, что, как во всех старых фильмах, люди встречаются лично и разговаривают о чем хотят. Я работаю на Новом Арбате и часто вижу всяких сенаторов, депутатов, которые идут по Новому Арбату и о чем-то между собой трут, а за ними метрах в пяти идут охранники. Люди просто не хотят, чтобы их слышали.

Комментировать Всего 1 комментарий

И я живу так - что мне скрывать нечего) поэтому ничего не отключаю в социальных сетях, но я и не разведчик и не шпион)) конечно

Я  не знала, что  Telegram, проект Павла Дурова - но мне уже прислали приглашение и я подключилась