Антон Сазонов /

Режиссер Уит Стиллман: Снобами можно назвать героев моего первого фильма

Живой классик свободного и независимого американского кино Уит Стиллман всегда отдавал предпочтение «золотой молодежи» — начиная со своего одноименного дебюта (в оригинале — Metropolitan), заканчивая «Девицами в беде». Почетный гость фестиваля «Амфест» рассказал нам о том, чем чревато такое увлечение

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Мой русский не слишком хорош, так что давайте говорить по-английски. Как, вы говорите, ваше издание называется?

С«Сноб».

Забавно. Снобами можно назвать героев моего первого фильма. Если, конечно, в русском языке оно означает то же самое, что и в английском. Для названия журнала оно хорошо подходит! Мне нравится (смеется).

СДа, действительно, одно и то же значение. Хотел как раз про ваш дебют поговорить. Вы его сняли на собственные деньги, вырученные от продажи квартиры. Насколько для вас важно быть независимым?

Ну, надо признать, денег от продажи квартиры не очень-то хватило. Вся сумма ушла только на запуск, а в итоге пришлось собрать еще столько же. Я выбрал такой путь, потому что в коммерческом кино с моим видением мне просто не дали бы ни единого шанса. Я крутился в индустрии с самого начала своей карьеры — писал тексты и занимался разными другими процессами, изучил всю подноготную и вполне отдавал себе отчет, что мой собственный фильм ни одна большая студия не запустит. Значит, придется как-то самому выкручиваться.

СС большими студиями впоследствии вы совсем не пытались найти общий язык?

Хотел бы, но что-то пока ничего не вышло. Однажды мне предложили дельный проект, но у меня параллельно запускалась «Барселона» (1994), которую легко можно было сделать и без больших капиталовложений, так что я отказался. Дела и так шли неплохо. В другой раз мне предложили по-настоящему интересный проект, специально не рассказываю, какой именно, и вот за него стоило взяться, но что уже теперь сожалеть.

ССейчас за вами значится совсем нетипичная для вас история — экранизация романа Кристофера Бакли «Зеленые человечки».

Вот вы меня и поймали. Да, это один из двух проектов, над которыми я сейчас работаю.

СЭто правда сюрприз, потому что «Девицами в беде» вы закончили ироничную тетралогию о, скажем так, интеллектуалах. История Бакли — сатира в адрес среднего обывателя.

Для меня это в первую очередь фантастическая комедия. И это та ситуация, где идея проекта исходила не от меня, а от продюсеров. Кстати, я всегда думал, что экранизировать эту книгу — задача не из легких, но мы вроде придумали, как выйти из положения. Видимо, используем только первую часть книги, а остальное допишем сами. Бакли тоже будет участвовать в адаптации. Что касается вопроса про «обывателей» и «снобов», тут против меня срабатывают навешенные критиками ярлыки. Мне не кажется, что все мои герои одинаковые. По-моему, они все разные. В «Девицах в беде», например, совершенно новый тип героев.

СА что за второй проект, который вы упомянули?

Историческое приключенческое кино. Хотел бы частично снять его в Восточной Европе и России. Так что вот этот проект совсем невыгодно делать независимо. Но вкладывать в него те деньги, которые требуется, сейчас пока никто не готов. Поэтому мы пытаемся придумать, как сократить бюджет, чтобы история при этом осталась прежней. Больше пока ничего не могу сказать.

СИзначально вы же хотели быть писателем, даже работали в этом направлении, но стали в итоге сценаристом и режиссером. Профессия кинематографиста во многом противоположна писательской?

Мне кажется, во мне все равно больше от писателя, чем от режиссера. При этом если я когда-то и считал себя писателем, то понимал, что в конечном итоге хочу снимать кино. Дилеммы особой не было никогда. Когда я написал свой первый настоящий сценарий, то осознал, что формат сценария мне гораздо ближе и понятнее книжного. Сценарист может позволить себе гораздо больше писателя, у него гораздо больше свободы.

СВ вашем кино есть многое от больших европейцев — Годара, Трюффо, Бунюэля, Ромера. Как бы вы сами описали свой творческий метод?

Ну, мне сложно судить. Когда вышла «Золотая молодежь», критики написали, что это что-то среднее между Эриком Ромером и Вуди Алленом. По мне, так дебют не похож ни на один из их фильмов. Ну разве что ирония: и я, и Вуди Аллен часто ухмыляемся.

ССложно было вернуться в кино после тринадцатилетнего перерыва?

Очень. Закончив «Последние дни диско» (1998), я мог снять много разных фильмов, но они все были «не мои». Не хотелось растрачиваться на чуждые мне проекты.

СЭто нежелание было как-то связано с тем, что в конце 1990-х вы переехали в Париж?

Отчасти. Переезд выпал на первый уик-энд проката «Последних дней диско», которым в минувшие выходные была посвящена вечеринка на «Стрелке». Нам с семьей тогда пришлось съехать из квартиры на Манхэттене. Слишком дорого. В Париже жилье гораздо дешевле, а дочке нравится учиться во французской школе, где, по мне, более качественное образование. Сначала мы планировали остаться там на год, но в итоге подзадержались.

СВ какой мере ваши фильмы основаны на личном опыте? В той или иной истории, если начать их разбирать на фрагменты, можно всегда найти детали из вашей личной биографии.

Моя собственная реальность и опыт всегда прорываются на страницы сценариев, которые я пишу. Это неизбежный процесс. Я не имею в виду, что все мои фильмы автобиографичны, но в них всегда идет речь только о тех вещах, которые меня самого волнуют. «Золотая молодежь», наверное, наиболее близка к моей собственной биографии.

СВ «Золотой молодежи» речь идет о студентах, а как вы относитесь к американскому школьному кино 70-х и 80-х?

Честно говоря, не очень-то много я видел подобных фильмов. А те, что смотрел, мне не понравились. Вам, наверное, это покажется странным, но вообще для меня классикой являются фильмы 30-х годов.

СА вы уже видели «Милую Фрэнсис» Ноя Баумбаха? Она тоже черно-белая, как фильмы 30-х.

Да, отличное кино.

СНа мой взгляд, фильм во многом инспирирован вашим творчеством. И там в главной роли Грета Гервиг, которая сыграла у вас свою первую большую роль в «Девицах в беде». Планируете еще с ней поработать?

Очень бы хотелось. Но точно не в качестве сосценариста. Писать сценарии я предпочитаю один. А «Милая Фрэнсис» получилась такой особенной, потому что Грета и Ной не только вместе придумали эту историю, но и живут тоже вместе. Такого рода сотрудничество мне точно ни к чему. С актрисой я бы никогда не стал встречаться (смеется).С