Юлия Гусарова /

Священник ИК №2 
Вячеслав Семенов: 
Толоконникову в покое не оставят

Пока Надежду Толоконникову этапируют в исправительную колонию №2 города Алатырь, расположенную в Чувашии, «Сноб» поговорил с протоиереем Вячеславом Семеновым, который организовал при этой колонии воскресную школу. Мы узнали, что думает отец Вячеслав о письмах Надежды из тюрьмы и как оценивает ее шансы на душевное спасение

Фото из личного архива
Фото из личного архива
+T -
Поделиться:

СЧто вы думаете о перформансе Pussy Riot?

Этот поступок, конечно, неприятен. Чувства верующих ни в коем случае нельзя оскорблять. Пусть даже не православных, а людей других религий. Это непорядочно. Другое дело, как за это наказывать. Церковь их прощает, но они несут наказание по статье «хулиганство». Если бы это было в мусульманских странах или Израиле, были бы они живы сейчас — это вопрос. А так им и сидеть недолго осталось…

СМожно ли назвать грехом то, что они сделали?

Богохульство, кощунство всегда было грехом. Больше это никак не назовешь.

СИ что, тюрьма поможет искупить этот грех?

Какой бы грех человек ни совершил, ему всегда есть прощение, но только когда он кается, исповедуется и желает, чтобы в его жизни никогда такого не было. Я уже более десяти лет вхож в колонию и веду там воскресную школу, общаюсь с осужденными женщинами. Я понимаю, что даже Надежду, если она покается, Господь простит.

С«Сноб» публикует письма Надежды Толоконниковой, в которых она рассказывает, как в ИК-14 мучают женщин. Это, по-вашему, способствует искуплению?

Вы считаете, что ее реально как-то обижают? А может, она просто внимание к себе привлекает? У нас, в Алатырской колонии, порядок. О каком-то сверхъестественном оскорблении личности я здесь не слышал, ничего такого. Храм у нас добротный, многие женщины приходят причащаться, исповедоваться, посещают воскресную школу. Всего нас трое священников, и если у Надежды Толоконниковой есть вопросы духовного характера, мы всегда можем подсказать ей, как правильно поступить в той или иной ситуации и выйти из положения.

СКакой совет вы бы ей дали?

Искреннее покаяние. Когда она по-настоящему осознает свой поступок и попросит у Бога прощение на исповеди, Господь поможет. Любой, кто кается, достоин прощения — этому сам Господь нас учит.

СА с какими вопросами зэки приходят в воскресную школу при колонии?

Главный вопрос — есть ли прощение, если совершено преступление. Мы всегда обнадеживаем и говорим, что тюрьма — это не просто наказание, это воспитательная мера свыше, которая останавливает человека от совершения более страшных грехов. Многие женщины говорят, что, если бы не тюрьма, они бы вообще в живых не остались. Тюрьма остановила жизнь, которая проходила в пьяном или наркотическом дурмане, без осознания того, как ты живешь. Время, которое они проводят в колонии, — самое благотворное для того, чтобы духовно и телесно протрезветь и подумать, как строить свою жизнь в перспективе. Когда у них есть возможность встретиться со священником, они обретают надежду, смысл жизни и уверенность в том, что можно все исправить. Потом многие выходят и стараются это делать. Я не скажу, что все исправляются, но есть такие женщины, которые реально уверовали и стремятся изменить жизнь в лучшую сторону. Я уверен, что и Надежда Толоконникова все-таки человек, у нее есть душа. А всякая душа достойна прощения. Если она искренне покается, ее жизнь наладится. Не знаю, как у нее это получится, потому что ее в покое не оставят, даже если она выйдет. Эти пиарщики захотят прославиться благодаря ей, потому что ее знают уже во всем мире.

СВы лично видели, как женщины начинают воспринимать тюрьму по-другому — как урок, который спас их от чего-то худшего?

Это реальные слова многих женщин, которые мне признавались: «Батюшка, если бы не тюрьма, неизвестно, что бы было с нами». Приезжайте в колонию и возьмите интервью у этих женщин. Если у нас будет такая знаменитая осужденная, то, может быть, и не одни журналисты будут сюда приезжать, чтобы увидеть, как мы живем. Эта колония всегда отличалась порядочностью, не было никаких эксцессов — по крайней мере, я не слышал ничего такого.

СБыло ли так, что люди приходили к Богу на ваших глазах, или к вам в воскресную школу приходят в основном уже верующие?

Когда женщины приходят в воскресную школу, они разные вопросы задают, некоторые с подковыркой, претензию какую-нибудь хотят предъявить. Но проходит немного времени, смотришь — они замолкают, у кого-то слеза потекла. Потому что мы разговариваем о самом больном, о нашей изломанной жизни. Все они с поломанной жизнью, им очень тяжело. Здесь все с характером, а колония — это место выживания. Когда церковь рядом, человек вместо того, чтобы выпустить пар и избить кого-то, приходит на исповедь, изливает душу покаянием и слезами, обретает умиротворение. Многие после наших бесед пришли и в храм, и в воскресную школу, потому что что-то тронуло струны их души. Это радует нас, священников, и дает нам силы для служения.

СПосле перформанса Pussy Riot церковь подверглась критике. Даже верующие осудили церковь за то, что она не очень активно защищала «заблудших овечек» и позволила осудить их.

Судить о церкви, об «РПЦшниках», как говорят сейчас, не стоит лишь по Москве и Московской области. В глубинке священники живут совсем не московской жизнью. Вот говорят: «Они шикуют, ездят на дорогих машинах, у них дорогие дома». Я бы так не сказал. Я сам из глубинки, и у нас не до жиру, быть бы живу. Мы всегда в поиске пожертвований и спонсоров, без поддержки извне ничего не сделаешь. Не надо судить о церкви, опираясь на единичные случаи, которые произошли в Москве. Иногда человек, чтобы оправдать себя, ищет изъяны в церкви: дескать, если у них все плохо, то мне сам Бог велел так жить.С

Комментировать Всего 11 комментариев
Выжимки : по одному предложению из ответа на вопрос

Если бы это было в мусульманских странах или Израиле, были бы они живы сейчас — это вопрос.

Больше это никак не назовешь.

Я понимаю, что даже Надежду, если она покается, Господь простит.

Вы считаете, что ее реально как-то обижают ?

Когда она по-настоящему осознает свой поступок и попросит у Бога прощение на исповеди, Господь поможет.

Я уверен, что и Надежда Толоконникова все-таки человек, у нее есть душа.

Если у нас будет такая знаменитая осужденная, то, может быть, и не одни журналисты будут сюда приезжать, чтобы увидеть, как мы живем.

Это радует нас, священников, и дает нам силы для служения.

Мы всегда в поиске пожертвований и спонсоров, без поддержки извне ничего не сделаешь.

--------------------------------------------

Вроде выбрал самое основное... на мой взгляд... кроме анонса

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

"У нас, в Алатырской колонии, порядок. О каком-то сверхъестественном оскорблении личности я здесь не слышал, ничего такого."

Очень хотелось бы верить. Но мой жизненный опыт (пришлось поработать на монтаже медоборудования в колонии для несовершеннолетних) показывает, что было бы воистину чудом, если бы где-то в колонии практиковались бы нормальные, человеческие отношения, где бы считалось дурным деянием оскорбление другого заключенного, где не было бы "пахана" или "блатнячки", вокруг которых не крутились бы те, кого метко называют  "блатными" и "шестерками". И где бы лагерное начальство не превращалось в цепных псов.

Люди страшно ожесточаются в таких местах. Вплоть до полной потери человеческого в себе. Поможет ли там церковь? Не знаю.

Но уверен в том, что там, в зоне,  священник гораздо более уместен, чем в центре Москвы, в пьяном виде, за рулем дорогого автомобиля.

Куда более уместен он в зоне, нежели в суде, безбожно сдирая со своего брата-священника десятки миллионов за якобы испорченное нанопылью имущество.

Эту реплику поддерживают: Вячеслав Кузнецов

Очень хотелось бы верить.

"Если бы это было в .... Израиле, были бы они живы сейчас — это вопрос." – это или откровенная ложь, или запредельная дремучесть, замешанная на человеконенавистнических легендах.

Как верить словам человека, говорящего такое?

Да и другие слова у него не лучше.

Вот такие люди и дискредитируют церковь, нмв.

Слава, на всякий случай, я не про Израиль в смысле желания верить. А про отсутствие беспорядков в колонии.

А то, что про  - были ли они  живы в Израиле - это, конечно, дешевый демагогический трюк, рассчитанный на обывателей-идиотов. Сначала Путин эту глупость ляпнул (правда, не про евреев), затем и остальной хор подтянулся.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Слава, тут возникает довольно-таки забавный "хфелосопский" вопрос с этим священником. Вот смотрите: Я смотрел Жидкое небо и отложил его в копилку своих жизненных ценностей. Отец Вячеслав, скорее всего, его не смотрел. Как и подавляющее большинство им спасаемых. Может именно в этом и есть правда?

Он спасает гораздо более умелей таких же братьев и sisters, как он сам! 

Отвратительный человек. Не понимаю зачем надо было брать у  него интервью.

И чему удивляться, если воскресные школы в России открывают такие люди?

Вот он, говоря о Пусси Райот, называет их поступок "оскорблением чувств верующих и богохульством". Ну, оскорбиться верующие плясками, конечно, могли... Но что там было от богохульства? Кто определил, какая форма обращения к Богу становится богохульством? Не богохульство ли тогда танцевальные конкурсы, которые проводятся в Храме Христа Спасителя московской патриархией?

Не богохульство ли рассуждения самого священника о том, что нужно сделать Толоконниковой, "чтоб даже её простил Господь"? Его дело не рассуждать об условиях прощения, а прощать самому...

"Не нужно судить о церкви по Москве и Московской области", говорит Семёнов... Интересно, а по чему нам ещё судить, если мы видим то, что видим? Если во главе церкви стоят всё же именно те, кого мы видим в Москве? Да, наверное, в церкви много и других людей, но что делать нам, которым почти не удаётся увидеть этих людей, зато чуть не каждый день встречаются другие - озлобленные, чванливые, вороватые?

Эту реплику поддерживают: Сергей Кудаев

Я уверен, что и Надежда Толоконникова все-таки человек, у нее есть душа.

Ну порадовал. Может еще список огласит, кто ВСЕ-ТАКИ человек?!

Интересно, когда-нибудь кто-нибудь спросит у какого-нибудь священнослужителя, что он думает о защите чувств НЕВЕРУЮЩИХ?

Знаете, пожалуй из всего, что пишут на Снобе, эта тема - навязчивое душеспасение со встроенными латентными угрозами (не покаешься, не спасешься) - единственная, которая вызывает во мне искреннюю злость. И никакие личные нападки с этим благовонием в сравнение не идут. Потому что охмуряют грамотно, смиренно, так, что придраться трудно (спасибо конкретному интервьюромому - дал легкие зацепки).  Только и остается, что хвататься за классику и орать про опиум для народа.

Ну хочу, правда хочу услышать кого-то, кому хочется внимать. А чем больше слушаешь, тем сильнее отталкивает. Один Кураев более или менее вменяемое говорит. Но и его заставили свои же замолчать, когда он предлагал выход из пусевой ситуации такой, чтобы и всем сторонам достойно выкрутиться, и градус понизить.

Брррр.... Хочется верить. Но мешают профессионалы от бога.

Эту реплику поддерживают: Саша Копов