Ника Комарова /

Глава Trends Brands Настя Сартан: Люди в России очень боятся индивидуальности

Выпускница журфака МГУ Анастасия Сартан в 17 лет работала на НТВ, в 20 открыла свой первый шоу-рум, а в 25, запустив первый в России онлайн-магазин одежды Trends Brands, вошла в список самых успешных молодых предпринимателей России. В интервью «Снобу» она рассказала, каково это — быть «девочкой» в серьезном бизнесе

Фото: Архив пресс-службы
Фото: Архив пресс-службы
+T -
Поделиться:

СВы окончили журфак МГУ, почему вы решили податься в моду? 

Во время учебы в МГУ я подрабатывала в ночных новостях на НТВ, делала репортажи с разных мероприятий. Потом еще работала ответсеком в отделе издательского дома «Афиша», который занимался корпоративными клиентскими изданиями. 

Я всегда любила интересно и красиво одеваться, но денег на это никогда не было. Поэтому приходилось выкручиваться — находить какие-то сайты, возможности. Я сутками просиживала на Ebay и Taobao. Это был своего рода азарт: понравилась какая-то вещь, и ты думаешь: «А давай-ка найду что-то похожее, только дешевле». Когда первый раз попала в Нью-Йорк, быстро разобралась, когда у них семпл-сейлы, где дисконты, как про них узнавать. Но, живя в Москве, я постоянно чувствовала, что не хватает такого места, где можно было бы найти какую-то эксклюзивную вещь, чтобы можно было сказать: «Да, вот это находка». А потом появились контакты и возможности привозить сюда какие-то вещи. 

Наш первый шоу-рум находился в маленькой квартирке на «Курской». Когда мы только начинали, я даже и не осознавала, сколько у меня энергии и амбиций — постоянно придумывала, как эту историю выгодно подавать, как привлекать звезд. У нас был свой ЖЖ, через который мы искали русских дизайнеров, а первыми покупателями были друзья. Потом про нас написала «Афиша». Вышла какая-то совершенно новая для Москвы история, которая привлекла много внимания, и мы не могли больше оставаться в этой маленькой квартирке. 

Это начиналось как увлечение, а потом стало приносить много денег, гораздо больше, чем я зарабатывала в «Афише». И в какой-то момент нужно было выбирать, чем заниматься дальше — журналистикой или бизнесом.  

СВаша первая поездка в Америку на вас сильно повлияла?

Когда я решила поехать по программе Work&Travel, у нас в семье было очень тяжело с деньгами. И я думала: вот я такая классная, приеду туда, пробьюсь и накоплю на машину. Но, конечно, ни о какой машине там и речи не шло. Я не понимала, что говорят американцы, хотя мне казалось, что английский я знаю хорошо. Сначала я жила в Нью-Джерси, в деревне Тенефлай, которая считается крутым зажиточным пригородом. Зная об Америке только по каким-то фильмам и сериалу «Секс в большом городе», я была поражена, увидев, что в этой Тенефлай все ходят в белых футболках Fruit of the loom и трениках и что фэшн там отсутствует напрочь.

Я хотела перебраться в Нью-Йорк. Но он оказался очень сложным городом. Помню, как я испугалась, первый раз попав на 42-ю улицу: небоскребы, толпы людей, все за чем-то идут, а у тебя нет причины куда-то идти. И ты просто стоишь, потерянный в толпе.

Но потом как-то все начало получаться. Я нашла ресторан в Сохо, где стала работать официанткой. Познакомилась с одним дизайнером, который искал себе помощника. В результате по выходным я работала две смены в ресторане по 12 часов, а все остальные дни по восемь — у этого дизайнера. Сейчас бы организм сразу сказал: «Нет, так дело не пойдет». Но тогда я все это как-то выдерживала.

СВам нравилось работать официанткой? 

Это классная работа на самом деле. В школе у нас была очень дружная компания девочек, и после выпускного мы все решили поехать отдохнуть в Крым. Но у нас с сестрой не было денег, и я пошла по своему району вместе с подругой спрашивать по ресторанам, не нужны ли им официанты. Последним на нашем маршруте был ресторан «Кружка» (он как раз находился в Коньково, где мы жили). Мы туда долго не хотели идти, так как там нужно было носить ужасные оранжевые футболки. Но нас взяли, и там я проработала около месяца. Было весело. Заработала деньги на Крым. 

СБыло сложно начинать свой бизнес без помощи и специального образования?

Когда все только завязывалось, я не отдавала себе отчета, на что подписываюсь. И поначалу мне, конечно же, не хватало ни энергии, ни сил, ни компетенции. И нервные срывы были. Но сейчас с каждым разом все проще — научилась не так бурно реагировать на проблемы. 

У нас принято думать, что если девушка занимается бизнесом, то она либо чья-то жена, либо любовница. Но я весь этот путь прошла сама. Какое-то время я мечтала получить MBA, но сейчас уже поздно.

Россия — такая страна: если здесь иметь достаточное количество энергии и знать, как знакомиться с правильными людьми, можно методом проб и ошибок очень многого добиться. Если брать развитую Европу и Америку, то там практически нереально что-то делать, очень большая конкуренция. А здесь все наоборот: зернышко только положишь в почву, и оно начинает расти.

СВы активно продвигаете российских дизайнеров. Как удалось сломать стереотип «отечественный — значит плохой» и обратить внимание покупателя на наши бренды?  

Мы были одними из первых, кто начал продавать российских дизайнеров. Я тогда нашла в ЖЖ бренд Hard Candy, и, судя по комментариям на их странице, было понятно, что это будет бум. Мы начали их продавать, а месяца через два-три пресса заинтересовалась и про нас стали писать. 

Большая часть нашего бизнеса крутится вокруг подиумных моделей. Вот представила Prada новую коллекцию — все захотели ее купить. Ты можешь купить это у Prada за бешеные деньги, либо что-то похожее в Zara — но потом ты увидишь это же платье на коллеге или девушке в метро. Но еще, как альтернативный вариант, ты можешь пойти к нам: у нас платье будет стоить столько же, сколько в Zara, только вещь будет эксклюзивная. Вероятность встретить человека в таком же платье очень маленькая, потому что одной модели у нас может быть максимум 20 штук. 

Часть молодых русских дизайнеров подходят под эту концепцию. С ними мы и сотрудничаем. Мы им не говорим, что надо шить — они могут сами сделать выводы, исходя из наших продаж. Главное, чтобы их модели были уникальными и были в тренде. Мы повторяем какие-то подиумные модели, но это абсолютно легально: мы меняем 30% дизайна.   

СВам удалось привезти в Россию европейский стиль. А есть ли у России свой стиль? 

В хорошем смысле, к сожалению, как такового российского стиля нет. Нам точно не хватает свободы — люди здесь очень боятся индивидуальности. Это можно увидеть сплошь и рядом. Я помню, как из Штатов привезла резиновые сапоги и поехала в них в институт — в метро на меня все пальцем показывали, а один мужчина даже подошел и спросил: «Ты что, на дачу едешь?» Но сейчас с этим уже полегче — все ходят хоть в сапогах, хоть в уггах. 

СА как обстоят дела с модой и шопингом в регионах? 

Продукцию Trends Brands мы доставляемся в любую деревню России, но сама я в регионах бываю редко. За последнее время побывала в Барнауле и Казани. Мне казалось, что там совсем все печально. Но когда в Казани я выступала с лекцией,  многие подходили и говорили, как они любят Trends Brands и как часто у нас что-то заказывают. Но Казань бабловый город, он не показателен. А вот в Барнауле, где даже Zara нет, было очень интересно. Я специально ходила по улицам и рассматривала прохожих. И, по моим подсчетам, примерно каждая 15-я девочка выглядела как модница. А это значит, что они ездят в Новосибирск, где есть большие торговые центры с разными брендами, либо заказывают все по интернету. Так что потенциал у нашей аудитории огромный. 

СБизнес не мешает личной жизни? 

Когда я только начинала вести этот бизнес, конечно же, ни о какой личной жизни и речи не шло. На нее просто не было времени. Но мужчину, с которым я живу сейчас, абсолютно не смущает мое занятие. Наоборот, он очень меня поддерживает. Он сам успешен в карьере, и поначалу, когда мы только начинали строить наши отношения, я была в шоке, что он работает больше меня. Непонятно было, что из этого может получиться. Но сейчас у нас все хорошо. 

СУ вас на сайте недавно появилась майка с портретом Навального в розовой рамочке. Политика — это сейчас модно? 

Мы всегда немножко заигрывали с политикой. Но это же не агитация — мы просто берем популярный информационный повод и преобразовываем его: все говорят про Капкова, мы придумываем про него какую-то смешную шутку и печатаем на футболке. Ему потом самому нравится. 

Сейчас мы пытаемся согласовать интервью с Юлей Навальной. На мой взгляд, она очень интересная, сильная личность. Мне бы хотелось самой с ней поговорить — раскрыть тему ее детства, показать стиль, в котором она живет, как она воспитывала детей и т. д. 

СВы оцениваете человека по тому, как он одет? Насколько вообще одежда для вас — это социальный маркер? 

Можно многое сказать по тому, как человек выглядит, так что упускать это из виду было бы странно. 

У нас есть очень забавная тенденция в компании: приходит, например, новый бухгалтер — человек, абсолютно далекий от мира моды, — а народ, который занимается закупками или маркетингом, — все суперстильные. И поэтому новички, как правило, всегда подтягиваются до их уровня. Начинают за собой следить и красиво одеваться. И в результате у нас все модно одеты и классно выглядят. Так что, когда  я беру человека на работу,  даже не сомневаюсь, что это само собой произойдет. Единственное, что бы меня смутило, если бы человек пришел на встречу с ног до головы увешанный брендами. Это значит, что он не уверен в себе и очень хочет произвести впечатление. 

СЧто в модной индустрии вас раздражает? 

Меня смущает навязывание модными журналами ложных ценностей: «Без этих лабутенов лето не прожить». И то, что определенный слой населения действительно следует этим указаниям. Хотя, если это делает кого-то счастливым, почему бы и нет.С