Ника Комарова /

Петр Кутис: Конкуренция, как война, подталкивает к развитию

Основатель портала по продажам авиабилетов OneTwoTrip уверен, что в России его компании конкурировать уже не с кем. В беседе со «Снобом» он рассказал, кто покупает авиабилеты в Лос-Анджелес за 4000 евро, нужно ли привлекать туристов в Россию и почему, по его мнению, никто не сможет отнять его онлайн-бизнес

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой
+T -
Поделиться:

О детстве в Молдавии

Я родился и вырос в Кишиневе. Самые яркие воспоминания из детства — много винограда, персиков, вокруг везде сады, деревья, холмы. Но постепенно в Молдавии начало увеличиваться давление на русскоговорящих граждан. Это особенно чувствовалось в сфере услуг: не важно, пошел ты в магазин, кинотеатр или клуб — везде ощущался какой-то напряг. В том числе и в институте. В такой ситуации оставаться в стране было сложно, так что после второго курса я решил перебраться в Москву и поступить в МИФИ.

Сейчас в Кишиневе бываю редко — примерно раз в год. И хотя давление на русских уже исчезло, люди продолжают оттуда уезжать. В стране за все это время мало что изменилось: индустрии как таковой нет, промышленности нет, найти хорошую работу — проблема. Прискорбно наблюдать, как все рушится. Сейчас я бы там жить не смог.

Об учебе в МИФИ и работе по профессии

Любой институт — это в первую очередь общение с людьми. Я очень многое почерпнул от товарищей, с которыми познакомился в МИФИ. Но ни один из моих сокурсников не остался работать в России после окончания института. Все, кто хорошо себя показывал во время учебы, разъехались. Некоторые, конечно, из принципа оставались работать здесь за небольшие деньги. Но таких очень мало.

Я заканчивал факультет кибернетики. И если посмотреть на то, чем я занимаюсь сейчас, — систематизация и обработка данных, — можно сказать, что я работаю по профессии.

После окончания МИФИ я около четырех лет проработал в Actis Systems под руководством Павла Черкашина. Потом перешел в студию Артемия Лебедева. Пообщавшись с людьми из этих двух компаний, я открыл для себя много нового в области управления и построения бизнеса. А потом подумал, что нечего бояться, нужно пробовать делать что-то свое. Перед тем как начать делать что-то свое, мы разрабатывали продукты для других компаний. А потом столкнулись с заказом по авиабилетам. В 2002-м мы запустили Avantix (первый в России сервер по online-бронированию авиабилетов). Трэвел мне очень понравился, и я решил в нем остаться.

Не могу сказать, что, став руководителем компании, я сильно изменился. Я, конечно, совершенствуюсь, но по сути я сейчас такой же, каким был 10 лет назад.

О конкуренции и выходе на международный рынок

Конкуренция, как война, всегда подталкивает к развитию. Ведь любая война провоцирует создание каких-то новых вещей и тем самым двигает индустрию.

Но в России нам конкурировать не с кем. Другие компании уже начинают нас копировать. И поэтому мы всегда должны идти на шаг впереди. Конкуренция пока слабая, но если ты увидел, что тебя копируют, нужно начинать запасаться какими-то идеями наперед. У компаний Proctor&Gamble или «Вимм-Билль-Данн» всегда заготовлены товары на годы вперед, о которых рынок не знает. И каждый месяц они выпускают новый продукт, который на самом деле был разработан давно и просто ждал своего выхода. Так же и Apple: аудитории не сразу выдается универсальный продукт со всеми «фишками», они выпускаются постепенно, несколькими сериями. И с каждым новым товаром приходит либо новая аудитория, либо старая переходит на новый продукт.

Цели сделать из нашей страны туристический центр у нас нет. Я не занимаюсь привлечением туристов в Россию или вывозом туристов из России. Мы помогаем людям приобрести определенные услуги. Когда мы изучим аудиторию за рубежом и поймем, что есть определенный человек, который, судя по его профилю, любит путешествовать, но в России ни разу не был, может быть, ему мы и предложим полететь в Россию. Мы за то, чтобы люди путешествовали, но куда им лететь, мы можем только посоветовать.

О билетах за 4000 евро

Популярность направлений меняется день ото дня. Можно даже выявить тенденцию, в какой день недели какое направление наиболее популярно. Вчера был Тель-Авив, а сегодня — Бангкок. Самый дорогой билет — Москва — Гонконг за 4483 евро за билет. Сегодня было заказано два таких билета. Но можно для сравнения посмотреть, сколько стоит Москва — Лос-Анджелес «Аэрофлотом». Там цена туда-обратно — 8 тысяч долларов бизнесом. Экономом в 1,5 раза дешевле. При этом все самолеты забиты. И «Трансаэро», хотя цены у них ниже в два раза, пока что не удается сбить эту конкуренцию, — люди почему-то покупают «Аэрофлот». «Трансаэро» нужны новые борты и улучшенный сервис. Ведь хороший сервис никогда не забывается. Людей, готовых платить больше за лучший сервис, не так уж и мало, как кажется.

Если нужно лететь далеко, то лично я, как правило, выбираю «Аэрофлот». Хотя бывает, что в праздники они выставляют запредельные цены. Не важно, сколько у тебя денег, для любого направления есть красная цена — видишь цифру и думаешь: «Ну не могу я попортить себе карму, заплатив этой авиакомпании такие бешеные бабки». Лучше потратить больше времени на пересадку. Иногда приходится разбивать перелеты: лететь до Европы «Аэрофлотом», а оттуда брать европейского перевозчика, который за меньшие деньги и с большим комфортом везет тебя в Мексику, Штаты или Латинскую Америку. Или, например, летишь ты маршрутом Москва — Нью-Йорк — Майами. Иногда дешевле взять Москва — Нью-Йорк — Москва или отдельно Нью-Йорк — Майами — Нью-Йорк и состыковать пересадку в Нью-Йорке. Еще у нас на сайте есть живая динамика цен. И ей надо пользоваться. Зачастую, сместив вылет на один день, можно серьезно сэкономить.

О политике и онлайн-бизнесе

За политикой хочешь не хочешь приходится следить. Но я на нее смотрю как на кино. Если слишком близко к себе это подпускать, может мозг взорваться. Выразить свое мнение я всегда могу. Хочу ли я этого — вопрос.    

За свой бизнес я не боюсь. У нас нет ни заводов, ни пароходов, ни предприятий, ни домов. У нас виртуальный бизнес, где единственным активом является наш мозг. Так что никто не может завтра прийти и отнять у меня бизнес. Можно унести диван или телевизор, а мы не являемся чем-то вещественным.

Еще одно преимущество онлайн-бизнеса в том, что с ним ты не привязан к пространству: твой сервис существует в паутине, а работать ты можешь откуда угодно — поехав, например, кататься на лыжах или к родственникам в деревню.С