Никас Сафронов: Детей надо избавлять от порнографии, но нельзя избавить их от Брейгеля и Босха

Венера Боттичелли, стыдливо прикрывающая наготу волосами, не опасна для развития детской личности. А вот Венере Милосской нечем прикрыться, поэтому сайты с фотографией этой скульптуры могут быть прикрыты насильно. Соответствующее предложение подготовил Роскомнадзор. Нужно ли вешать фиговый листок на спящих натурщиц, «Снобу» рассказали художник Никас Сафронов, телеведущая Елена Ханга, гендиректор Третьяковки Ирина Лебедева и другие

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Елена Ханга, телеведущая:

Я бы спросила у инициаторов этого проекта, почему они не заблокируют порносайты.

Почему, когда я пытаюсь помочь ребенку сделать домашнее задание и ищу в интернете стишок, иногда выскакивает такое, что даже взрослому человеку в страшном сне не приснится?

Почему-то за это никто не берется, а разбираться с классическими произведениями искусства у них инициативы хватает. Давайте тогда не будем детей пускать в ГМИИ имени Пушкина, потому что иначе придется завешивать скульптуры, которые стоят в Греческом зале.

Никас Сафронов, художник:

В конце сороковых мы отдавали трофейные картины в Дрезден, и перед этим была последняя выставка в музее Пушкина. Огромное внимание привлекла «Сикстинская Мадонна», и люди выстроились в очередь, чтобы на нее посмотреть. Один человек подошел к картине и сказал: «Подумаешь, ничего особенного, баба как баба». На что стоявшая рядом Фаина Раневская ответила: «Она стольких великих людей восхищала, что может сама выбирать, кому нравиться, а кому нет». Мировое искусство само выбирает своего зрителя, и нам не нужно навязывать детям, что смотреть, а что не смотреть.

Картины, испытанные временем, не могут быть вредными. Дети должны понимать, что изображение обнаженного тела — это в первую очередь высокое искусство. Есть современные изображения, которые могут негативно влиять на детей — вот насчет них пусть родители решают, показывать это детям или не показывать.

Детей надо избавлять от порнографии, но нельзя их избавить от Родена, Брейгеля, Рубенса, Кустодиева или Босха. Это перегибы, как и недавнее предложение убрать из Третьяковки картину Репина «Иван Грозный и сын его Иван». Вряд ли действительно начнут что-то блокировать. Скорее эта инициатива несет чисто европейский характер, они хотят ввести закон, в котором дается понятие эротики и порнографии, который существует в Европе. Определения эротики и порнографии есть уже во Франции, в Италии и других странах. Мы пытаемся стать демократической страной и ищем пути для этого.

Артемий Троицкий, музыкальный критик:

Еще при Горбачеве шла очень бурная дискуссия о том, что считать эротикой, а что — порнографией. Я имел отношение к журналу Playboy, поэтому наблюдал дискуссию изнутри. Никаких четких критериев отличия эротики от порнографии так и не придумали. Создавались специальные комиссии при Госкомпечати, при Госкино и других надзорных органах вплоть до ФСБ. Подвизались какие-то мошенники-искусствоведы, которые выдавали себя за больших специалистов в области эротики и порнографии. Ничего из этих многочисленных потуг не вышло. Ведь всякому понятно, что границы между эротикой и неэротикой, сексуальностью и порнографией очень размыты, субъективны и понимаются в меру испорченности конкретного человека. Заново браться за переливание из пустого в порожнее в очередной попытке обнаружить несуществующие критерии совершенно бесполезно. Это все накладывается на то, что не определены границы искусства и поделки. Эротичные и порнографичные произведения порой являются образцами мощнейшего высокого искусства. Невозможно договориться о единых критериях.

Теоретически я согласен, что надо оберегать детей от некоторой информации. Интернет действительно опасен в силу своей доступности. Но фокусироваться надо не на сексе. Секс, если не брать его экстремальные извращенные формы, — абсолютно естественная, необходимая и приятная сфера человеческой деятельности.

Табуированность всего, что связано с сексом, вызвана религиозными догмами, а не рациональными соображениями. Несравненно опаснее секса насилие, вывороченные кишки, раздробленные черепа и прочая херня, которую крутят по НТВ. Опасна пропаганда нацизма или религиозного фундаментализма. Хоть это уже и прописано в Уголовном кодексе, на секс у нас обращают гораздо больше внимания, чем на эти гнусные и опасные вещи.

Александр Кузнецов, детский психолог:

Все просто: появляется очередной рычаг борьбы с конкурентами, с конкурирующими интернет-порталами. Вот вы сейчас на сайте «Сноба» какую-нибудь картину повесите, а какая-нибудь конкурирующая организация пожалуется в Роскомнадзор! И дальше все зависит от того, кто кому больше предложит денежек.

У нас есть пробелы с определением, что есть порнография, что есть эротика. Вот этим и нужно заниматься — развивать законодательную базу, чтобы все происходило цивилизованным образом. А тут появляется дядя Вася и говорит: «Если вы не заплатите мне денежку, то мы вас всех прикроем».

Конечно, детей нужно ограждать от порнографии. Надо родителей просвещать, что существуют специальные кнопочки, например, в Windows — родительский контроль. Есть в антивирусниках родительский контроль, на любом планшете сейчас есть родительский контроль. Надо, чтобы родители занимались контентом, тем, что смотрит ребенок. У нас, когда входишь в школу, то видишь, как там одноклассники сидят рядом на диванчике и смотрят на планшете, как один человек другому вспарывает живот. Это нормально? По этой причине мои дети не ходят в школу, они самостоятельно делают уроки на домашнем обучении.

А от чего еще можно обезопасить детей? Мы можем с вами пофантазировать, но лучше не будем. Был уже случай, когда запретили усыновление американскими родителями, и тысячи детей, уже увидевшие маму, оказались без мамы в том же самом детском доме.

Ирина Лебедева, генеральный директор Государственной Третьяковской галереи:

Нужно четко понимать, что такое порнография, а что такое эротика.

В экспозициях и на сайтах очень многих музеев, в том числе и нашего, есть произведения, которые изображают обнаженную натуру, — это нельзя рассматривать как порнографию.

Что имеет в виду Роскомнадзор в этом случае, я не понимаю. Определить адекватные критерии очень сложно, в любом случае каждый будет интерпретировать по-своему. С моей точки зрения невозможно сформулировать, что можно запрещать, а что нет.

Комментировать Всего 4 комментария

Складывается такое впечатление, что инициаторы проекта ( кто все эти люди?) родились в каком-то захолустье, куда не доходил журнал Огонек, с изумительной коллекцией репродукций отечественной и европейской живописи, которыми была увешана вся стена в нашей однокомнатной квартире на Соколе. Мою маму бабушка как раз-таки водила на эту трофейную выставку в ГМИИ им. Пушкина. Жили они на метро Динамо, и что бы попасть на выставку, в 4 часа утра пошли пешком на Волхонку. Маме было 10 лет, именно на этой выставке она увидела "Сикстинскую Мадонну",  которая произвела на нее, полуголодную девочку неизгладимое впечатление. С тех пор "Сикстинская Мадонна" всегда у мамы в комнате. А запрещать надо Дом-2, Модель по-американски и прочую пошлятину.

Млада, я абсолютно согласна с тобой.

Задача воспитания - не ограждать детей от чего-бы то ни было, поскольку невозможно оградить их от любого негатива, который потенциально может встретиться на их пути, а научить давать правильные оценки. А как можно научить давать правильные оценки, не показывая образцы подлинного искусства?!??

Я вот заметил что дети вполне способны и сами разобраться с искусством.  Бывало придешь на какую-нибудь выставку  ( ну типа АРТ-Базель) ...  а там  сплошь и рядом одна порнография  висит.... ну  надеюсь все понимают и чем я говорю....  Так вот по выставке бегают дети  , пока родители там наслаждаются искусством......  находят друг друга  и какие-то укромные уголки  и просто играют....И пофиг им все это дело что там вокруг   стоит и развешано....  они сами себе хозяева. 

Эту реплику поддерживают: Вячеслав Кузнецов