Большая пресс-конференция Владимира Путина. Репортаж

В Москве прошла  ежегодная пресс-конференция Владимира Путина. В ней принимали участие более 1,3 тысяч российских и иностранных журналистов. «Сноб» вел прямую трансляцию мероприятия

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Нынешняя встреча с журналистами для Владимира Путина была девятой по счету. В 2008 году она поставила рекорд по продолжительности — около пяти часов. За это время он ответил более чем на 100 вопросов.

Ранее пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что для Владимира Путина нет неудобных вопросов, но подчеркнул, что главу государства глупые вопросы раздражают. Касаясь продолжительности встречи, Песков сказал, что побить рекорды у Владимира Путина желания нет.

За первые два президентских срока Владимир Путин провел семь подобных встреч. Первая большая пресс-конференция состоялась в июле 2001 года, накануне саммита «Большой восьмерки», она была самая короткая — всего полтора часа в присутствии 500 репортеров.

 Евгений Бабушкин:

В ожидании начала пресс-конференции попробуем предсказать композицию. Первый вопрос — острый (в прошлом году Ксения Соколова спросила про «закон Димы Яковлева»). Потом полтора часа скуки и несколько ярких персонажей («Спасибо, Вова!»). Под конец — час веселья: президенту обязательно подарят матрешку, позовут охотиться на лосей и крестить ребенка. Дмитрий Песков — сторонник надежных решений, вряд ли он поменяет удачный сценарий.

 Евгений Бабушкин:

Прошлая пресс-конференция длилась 4 часа 45 минут. Побьет ли Путин рекорд? Вот единственная, возможно, интрига этой пресс-конференции.

 Евгений Бабушкин:

Ну, поехали. Аплодисменты не сказать чтоб бурные, скорее — суетливые и испуганные. «Такое впечатление, что мы с вами не расставались, — говорит Путин. — Глазом не успели моргнуть: пробежал год. Год был трудовой, рабочий…»

 Евгений Бабушкин:

Цифры: ВВП, инфляция, индекс производства сельского хозяйства. Путин упоминает “Тружеников села” — ровно неделю назад, во время послания Федеральному собранию, это словосочетание тоже звучало несколько раз.

Антон Чугринов:

Владимир Путин: Индекс производства сельского хозяйства + 6,8%. Надо сказать, что село в целом помогло экономике. Сельское хозяйство общий ВВП вытаскивает. 

 Евгений Бабушкин:

“Дмитрий Сергеич распределит вопросики”. Первый вопрос — от журналистов кремлевского пула. “Как не порадеть родному человечку?” — смеется Путин. Уменьшительно-ласкательная у него сегодня интонация.


“Вопросики”. “Человечку”. Сегодня у президента какая-то слабость к уменьшительным суффиксам.

 Евгений Бабушкин:

Первый вопрос — от “Итогов”, второй — сразу же — от УНИАН (украинский "интерфакс"). “Вы три года душили Украину ценами на газ”. Я же говорил. Украинский журналист сегодня вместо нашей Ксении Соколовой. “Сколько вы еще готовы заплатить, чтобы окончательно отвадить официальный Киев смотреть в сторону Европы?”

 Евгений Бабушкин:

Путин спокоен, размерен и трижды повторяет словосочетание “братский народ”. Отвечает в том смысле, что эти деньгине подкуп, а великодушная помощь.

Украинский журналист: сколько вы еще готовы заплатить? Путин: а сколько вам надо?

Путин: Украина — близкая страна, и мы должны поступить как близкие родственники

 Антон Чугринов:

Путин: Мы не против ассоциации. Мы просто защищаем свою экономику. Если Украина распахнет свои ворота в сторону Евросоюза, мы будем вынуждены защищаться.

Путин: Газовый договор с Тимошенко был экономически обоснован, "никто никого не душил".

 Евгений Бабушкин:

Путин, очевидно, еще не разогрет и не готов сыпать афоризмами. А может, не хочет. Отвечает всерьез, о структуре рынка и товарных потоках. Но, разумеется, чередует экономическую риторику с фирменным просторечием: “Я вам как спортсмен-любитель скажу: нужно пошевелить мускулами, и все станет ясно”.

 Евгений Бабушкин:

Оказывается, мы вертолетные двигатели закупали только на Украине. Мир полон удивительных открытий. Зато теперь двигатели начали производить в Ленинградской области, о чем Путин говорит не без ехидства.

 Евгений Бабушкин:

Позиция Путина по евроинтеграции Украины: “Потом все будет, как в Европе, — но до этого дожить нужно!”

Что-то долго он отвечает на один вопрос. Это не пресс-конференция, а доклад какой-то.

 Евгений Бабушкин:

Путин — кот Леопольд: “Это никак не связано ни с Майданом, ни с переговорами Украины. Мы просто видим, что Украина в сложном положении и ее нужно поддержать”.

 

Долгосрочная совместная работа — это в смысле перевыборы Януковича?

 Евгений Бабушкин:

Журналист "Интерфакса" задает вопрос про отзывы банковских лицензий. “Хотелось бы знать, почему произошла такая одномоментная чистка?”

Журналист "Интерфакса": Почему именно сейчас? Справится ли АСВ?

 Евгений Бабушкин:

“У Агентства страхования вкладов 250 миллиардов рублей, а выплачено 110 миллиардов” — Путин таким образом убеждает, что деньги вкладчиков не сгорят, а если и сгорят, то не страшно: застрахованы.

 

20 человек задержанных около ЦМТ, где проходит пресс-конференция, доставлены в ОВД Пресненское. Среди задержанных журналист Евгений Левкович.

 Евгений Бабушкин:

Путин: “Приятно с вами сегодня работать. Задаете вопросы и сами же на них отвечаете”.

 Евгений Бабушкин:

Ответ долгий, но суть в одном предложении: “Переманить профессионалов — непростое дело”.

Александр Колесниченко, из "Аргументов и фактов", это тот самый журналист, который в прошлом году, задавая вопрос про усыновление, произнес:”Я сам усыновитель, вне зависимости от внешнеполитического контекста я считаю поправки, которые приняла вчера Госдума, и запредельными, и неадекватными, и, извините, людоедскими». Сейчас он спрашивает про чиновников: “Зарплата чиновникам в 450 тысяч рублей — это не слишком ли много?”.

Накануне жена этого журналиста Юлия Колесниченко написала колонку: “О чем мой муж не спросит президента”. О том, почему бессмысленно спрашивать президента о детях-сиротах. И он не спросил.

На вопрос про банки он не ответил, почему именно сейчас, что именно случилось — выскользнул.

 Евгений Бабушкин:

Пока скучновато, но так и было задумано. Уверяем, впереди много интересного. В прошлом году, например, астраханские журналисты позвали Путина на подледную рыбалку, а грузинские предложили налить: тут же, на месте, не закидывая удочек.

Вопрос Первого канала про "Искандеры" в Калининграде.

 Евгений Бабушкин:

Журналист Первого канала может внукам хвастаться: Путин с ним на ты. “Все сказал?” — спросил президент. Но в ответ не получил: “Спасибо, Вова”.

 Антон Чугринов:

Путин: ПРО создает угрозу для нашей страны. В качестве ответной меры мы рассматриваем размещение "Искандеров" в Калининграде. Ничего нового здесь нет. Но мы не приняли пока такого решения. Защищать никого не нужно.

 Евгений Бабушкин:

Внезапно: человек с табличкой “Амур 2013”, журналист телекомпании “Губерния”. Вопрос про паводок: “Непонятно, что это было? Природная аномалия или кто-то не вовремя открыл задвижки?”. Путин любит вопросы про Дальний Восток.

А теперь региональные вопросы. Хабаровск. Вопрос про паводок. Прошло больше ста дней с тех пор, как отошла вода. А мы не понимаем, что это было? Природная аномалия или кто-то не вовремя открыл задвижку. Если перевести на русский язык, то вопрос о том, кто виноват в наводнении на Дальнем Востоке.

 Евгений Бабушкин:

Александр Гамов, "Комсомолка": “Я вам ответы в отличие от коллег не буду подсказывать!”. И вопрос у него хороший: вы политик номер один, а кто политик номер два. И есть ли у Путина преемник.

Ответ Путина: “Зюганов Геннадий Андреевич, и ничего смешного здесь нет!”.

Дальше в порядке убывания: Жириновский, Миронов, Медведев. “Рейтинги рисуют грамотные люди, но реальная жизнь сложней рисования рейтингов”. 

 

ОТЛИЧНЫЙ ВОПРОС. Это вопрос про одиночество Путина. Вы политик номер один, а кого вы считаете политиком номер два. И тут начинается сермяжная правда. Путин называет Зюганова, Жириновского. Что это? Путин называет Медведева четвертым, после Миронова.

 

Путин: Рейтинги РИСУЮТ грамотные люди, специалисты. Но реальная жизнь сложнее, чем рисование. Оппозиционно настроенные люди стараются куснуть главного. Ни Зюганов, ни Жириновский главного не кусают.

 Евгений Бабушкин:

Путин про недоброжелателей: “Без порток можно оказаться! Это хорошо, если есть на что посмотреть, а так ведь и конфуз может случиться — конец карьере”.

А преемника у Путина нет.

 Евгений Бабушкин:

Все так увлеченно слушали ответ про преемника, что вопрос “Российской газеты” как-то мимо ушей прошел. Осталось лишь ощущение, что журналистка безбожно акает. Но Путин снова говорит про Украину и “большой уровень кооперации”. Это значит, что благополучие российской промышленности зависит от украинской, и наоборот. Но примеров Путин не приводит.

 

Слушая ответ на вопрос о политике номер два, испытываешь неловкость. Невыносимую неловкость.

 Евгений Бабушкин:

Наверно, читатели “Сноба” ждут вопросов про геев и ответов про сжигание их сердец. Но Путин суров: дефицит, профицит и т.д.

 Евгений Бабушкин:

CNN: “Большое внимание стали уделять религии и нравственным ценностям. Хотела бы узнать, почему вам это стало так важно? И почему вам так важно критиковать западные ценности?”

Путин: “Для меня важно не критиковать. Для меня важно защитить от квазиценностей, которые плохо воспринимаются нашими гражданами. Нас надо ограничить от агрессивного поведения некоторых социальных групп, которые не только живут, как им хочется, но и навязывают свою позицию другим людям”. Оп-па, это и есть сердца геев. Грубо говоря.

Журналистку зовут Джил Догерти, она возглавляла российское бюро CNN. 15 лет назад у нее диагностировали рак груди. И она приняла решение рассказывать о том, как проходит курс лечения, и сделала серию репортажей о том, как рак изменил ее жизнь.

 Евгений Бабушкин:

Путин: “Кодекс строителя коммунизма — жалкое подобие Библии: не убей, не укради, не возжелай жены ближнего. Кодекс почил в бозе, и на смену ему могут прийти только традиционные ценности. Без этих ценностей общество деградирует”.

 Евгений Бабушкин:

Путин: “Это консервативный подход, но тот, что не мешает движению вперед и вверх, а препятствует движению назад и вниз”. Второй раз за неделю цитирует Бердяева. Интересно, а если бы ему Ролана Барта на письменный стол подложили, что бы случилось?

 Евгений Бабушкин:

Ну хорошо, хватит философии. Вопрос — встречался ли Путин со Сноуденом. Ответ: “Не скрою, этот человек мне небезынтересен. Благодаря господину Сноудену многое в голове у людей повернулось. Как он решился? Он же молодой человек — че у него есть? Ниче у него нету. Где он собирается жить? Благородно. Но сложно. Любопытный человек, интересный. Но у него свои дела, а у меня свои (смеется)”. Душевный ответ.

 Евгений Бабушкин:

Болтливая журналистка с “Авторадио” рискнула прорекламировать их студию в Олимпийском парке. А вопрос — про мотивацию олимпийских спортсменов.

Путин: “Миссия номер один — развитие олимпизма”. Хорошее, богатое, полузабытое слово. А про мотивацию так и не ответил.

"Самое главное — проявить мастерство и характер. А победит сильнейший".

 Евгений Бабушкин:

Грешно смеяться над коллегами, но что-то они сегодня жгут. Екатеринбург, четвертый канал: “Вы заявили о необходимости реформирования муниципальной реформы…”  Кстати, Путин — за выборы мэров и вновь это подтвердил.

 Евгений Бабушкин:

Путин: “Я боюсь высказывать свое мнение: оно будет считаться окончательным”. Золотые слова.

 Антон Чугринов:

Путин: "Я принципиально не стал предлагать решений и обратился к объединениями, чтобы они сами пришли к пониманию этого вопроса".

 Евгений Бабушкин:

RTVi, Нью-Йорк: “Узнав о том, что ее прослушивают, Ангела Меркель испыала шок…”

Путин: “Она себя хорошо чувствует, не беспокойтесь”.

В общем, вопрос про российско-американские отношения.

 

Звучит вопрос про Барака Обаму, но никто не спрашивает о том, что Обама не приедет на Олимпиаду.

 Евгений Бабушкин:

Ответ Путина: “Я Обаме завидую. Потому что он может это сделать — и ему ничего за это не будет. Шпионаж — одна из древнейших профессий наряду с некоторыми другими (пауза). Не будем их перечислять (пауза). Их не так много (пауза)”. Слишком пытается дожать шутку.

“Я не собираюсь никого оправдывать, но все это ради борьбы с терроризмом”.

Шпионаж одна из древнейших профессий, наряду с другими. Не будем их перечислять. Любимая тема президента, околоказарменные шутки. И сам улыбается. А потом глаз покрывается ностальгической поволокой.

Первый внятный вопрос про "Болотное дело". Напомню, активисты, которые сделали попытку передать президенту подписи в поддержку узников Болотной, задержаны и находятся в УВД Пресненское.

 Евгений Бабушкин

Путин долго рассказывает анекдот (точнее, логическую задачку) про двух негров в Бологом. Тем самым обвиняя задавшую вопрос журналистку в нарушении логики. “Признавать, есть нарушения или нет, с какой стороны они сделаны и кем конкретно, может только суд”. Мастерски уходит от ответа, в общем. 

Путаный анекдот о том, как три негра столкнулись в Бологом в ответ. И традиционное — все решит суд. "Молотить либеральную интеллигенцию".

 Евгений Бабушкин

Путин: “В других странах — не будем всуе поминать — стоит поднять руку на полицейского, там сразу “пум” в лоб. Сразу стреляют и в женщин, и в детей”. Браво, новый путинский мем “пум в лоб”.

Пум в лоб. А страна, где стоит только поднять руку на полицейского, и сразу стреляют — это США.

 Антон Чугринов:

Дмитрий Песков отметил, что пресс-конференция продолжается уже больше часа.

 Евгений Бабушкин

Путин намекает на деятельность “Гринпис”: экологи якобы занимаются шантажом и пытаются помешать России разрабатывать шельф. “Не хочу примеры приводить. А факты назвать не смогу. Не потому, что их у меня нет”. Очень убедительно.

 Евгений Бабушкин:  

“Все это очень плохо. Надеемся, это не повторится. Что касается того, что они могут попасть под амнистию — мы не для них это делаем”.

 

Путин: Хорошо отношусь к экологам, но плохо к тем, кто пиарится на экологии и использует ее для шантажа и обогащения.

 Евгений Бабушкин

“Кубанские новости” задают вопрос про казачество: “Казачество — это архаика или реальная сила?” Ответ: “Это часть культуры. Часть культуры. Очень яркая часть культуры. Я имею в виду не песни и танцы казаков, а их традиционный патриотизм. Сегодняшний патриотизм важен для продвижения идей государственности в сознание нашего народа”. Да, Путин почувствовал вкус к философии. Пусть к философии второразрядной, уваровской, архаической — но он, тем не менее, мудрствует и вещает. А раньше только шутил.

 Антон Чугринов:

Сергей Брилев, ВГТРК: Почему другие органы власти не пользуются своими полномочиями?

 Антон Чугринов:

Путин: Может сложиться впечатление, что все, что у нас происходит — происходит в режиме ручного управления. Это не так. Правительство выполняет колоссальный объем работы, в том числе его председатель.

Председатель правительства — самая «гнусная» работа, по мнению Путина.

 Антон Чугринов:

Журналистка «Рустави2»: Что Россия готова сделать, чтобы нормализовать отношения с Грузией?

Путин: У меня изменилось отношение к действующему грузинскому руководству. А отношение к грузинскому народу у меня всегда было добрым.

Вспоминает доброе отношение грузин к российским военным во время конфликта августа 2008.

 

 Антон Чугринов:

Вопрос о ВТО журналистки из Рязани.

Путин: Вступление в ВТО дает ряд преимуществ, в первую очередь, по защите своих рынков. Но мы пока не полностью используем все эти возможности.

 Евгений Бабушкин

Так уж устроен человек, что любит слушать про новейшие ракеты и пропаганду каких-нибудь ценностей (в том числе при помощи новейших ракет). А про свинину и сельхозпроизводителей — не очень любит. Сейчас Путин как раз говорит про свинину.

 Евгений Бабушкин

"Лайфньюс": “Вы оцениваете деятельность правительства удовлетворительно, то есть на троечку…”

Путин: “У нас нет троек, пятерок, семерок. У нас есть удовлетворительно — и неудовлетворительно”

"Лайфньюс": “Ну хорошо, так у Медведева вообще нет шансов?”

Путин: “Вы от какого издания? Провокационные вопросы задаете. В духе вашего издания”.

Уверен, корреспондента "Лайфньюс" наградят. А у Путина лучше всего получаются не ответы — лучше всего у него получаются перепалки. Он мастер, конечно. 

 Антон Чугринов:

Вопрос от «Дождя» про майдан: Как вы будете реагировать, если подобное случится в Москве?

Ответ опять уклончив. Путин говорит о свободе собраний, о том, что правоохранительные органы и протестующие не должны нарушать закон.

«Обязательство органов власти — наводить порядок, иначе будет хаос», — говорит президент.

 Антон Чугринов:

Продолжая разговор об Украине Путин жалуется, что никто не читает проект соглашения об ассоциации Украины с ЕС, а протестуют: «Никто нифига не читает».

 Антон Чугринов:

Первое приглашение — на празднование 300-летия города Омск. Через три года говорят приезжать.

А вопрос про западную Сибирь.

 Евгений Бабушкин

Журналист из Омска: “Несколько лет назад нам обещали метро.”

Путин: “Кто обещал?”

Журналист: “Вы вот говорили про рейтинг политиков… Вот он среди них был”.

Песков: “Давайте уважать коллег и задавать вопросы четко”

 Евгений Бабушкин

“Когда я говорю “мы” , я имею в виду не себя — “мы, Николаи Вторые" — а нашу команду”. Путин постоянно и, кажется, искренне пытается показаться менее авторитарным, чем он есть.

 Евгений Бабушкин

Ура, наконец-то! Журналисту РЕН-ТВ не дают задать вопрос, потому что Путин заинтересовался “девушкой с мишкой”.

 Евгений Бабушкин

“Это не мишка, это снежный человек, йети, туристический талисман Кузбасса”. Дальше журналистка пытается подарить плюшевого йети Путину, но охрана, кажется, против. А вопрос про цены на уголь. Каждый пытается привлечь внимание президента, как может.

 Евгений Бабушкин

Мысли вслух: Путин, конечно, народен, но не как царь-батюшка, а как Якубович — ему тоже тащат всякую дрянь и просят передать привет родным и близким.

 Евгений Бабушкин

Путин: “Горняки — это особая каста”. А теперь все-таки дают задать вопрос РЕН-ТВ про московские выборы. Может ли президент вмешиваться в выборы мэра и представляет ли Навальный угрозу для власти?

 Евгений Бабушкин

“Если бы Навальный представлял угрозу — на выборы бы его не пустили” (смех в зале).

 Антон Чугринов:

Путин: Все, кто имеет шансы бороться за пост мэра, должны это сделать, и им нужно помочь.

 Евгений Бабушкин:

“Караул, держи вора”, как правило, кричат люди, которые сами чего-то сперли. А что кандидат предлагает реально кроме того, что ругается на нынешнюю власть?..”

 Евгений Бабушкин:

Путин очень любит девушек с мишками. На этот раз в руках у журналистки действительно медведь. Восторженная девочка из газеты “Собеседник” расказывает историю про смерть Андропова и жалуется, что трудно найти деньги на корпоративы. “А это, кстати, я с вами на обложке. У меня после майской встречи с вами наладились личная жизнь... Я замуж вышла… Ну не за вас. А за своего мужа. Я вас люблю платонически… Ой, ужас…” Да, девочка, ты права. Это ужас.

 Евгений Бабушкин:

Барышню несет. Кажется, она пытается выпросить деньги на развитие газеты. С другой стороны — спасибо ей. На пресс-конференции, которая длится уже третий час, не хватает чистого наивняка.

 Антон Чугринов:

Самое яркое за прошедшие два с половиной часа – журналистка из "Собеседника".

 Евгений Бабушкин:

Путин: “Поздравляю с бракосочетанием! А дети есть? А вопросы по материнском капиталу? Я без всяких шуток желаю вам успеха. И интервью дам”.

Песков, умеренно недовольный: “Можно продолжать?”

Путин: “Да, пожалуйста” 

 

Пресс-секретарь Дмитрия Медведева, Наталья Тимакова, в своем фейсбуке так прокомментировала происходящее:

Полная потеря профессии…

 Евгений Бабушкин:

В соцсетях агрессивно реагируют и на реплики президента, и на поведение журналистов, задающих угодливые и лакейские вопросы. Успокойтесь, это не платоновская академия, а КВН. Тут не философствуют, а прикалываются, и главный шоумен соревнуется в остроумии сам с собой. А свинарники и добыча угля действительно кого-то волнуют.

 Евгений Бабушкин:

Ура! Барабанная дробь! На сцене — Мария Соловьенко (“садитесь, Маша”).

 Евгений Бабушкин:

“Девушка с мишкой поздравила вас, а я хочу напомнить любимого писателя — “Чук и Гек”, желаю всем счастья, вот что он написал”.

 Евгений Бабушкин:

Дальше “спасибо, Маша” цитирует Гайдара — великий писатель, кстати. Ее тоже несет, как и девушку с мишкой, но несет ее совершенно иначе. Я даже не знаю, как за ней записывать. Она в одну минуту успевает рассказать и про Фукусиму, и про “Синеглазого пресс-секретаря”.

 Евгений Бабушкин:

Путин: “Кто руководит пресс-конференцией — вы или я?”

Мария Соловьенко: “Мне все равно, лишь бы польза была”.

 Евгений Бабушкин:

На самом деле она просит деньги на томограф. С которыми на Дальнем Востоке и правда беда. И параллельно призывает к национализации добывающей промышленности. “Вы боитесь? А вы не бойтесь. Вас тогда каждый мальчиш-кибальчиш защитит. Вас тогда вся страна полюбит и скажет: будьте вы пожизненно, Владимир Владимирович”. Аплодисменты.

 Евгений Бабушкин:

Ответ Путина можно не слушать. Конечно, никакой национализации не будет. Он говорит про добытые кубометры газа, прозрачность компаний и мировой финансовый рынок. Соловьенко важно кивает.

 Евгений Бабушкин

Корреспондент Reuters, будто услышав стенания фейсбука, задает вопрос про Pussy Riot. Путин: “Мне их жалко. Они начали эпатаж, унижающий достоинства женщин, чтобы пропиариться”.

 Антон Чугринов: 

Корреспондент Reuters пытается продолжить, но его прерывает Песков.

 Евгений Бабушкин:

Песков: Было бы непростительно не обратить внимание на газету “Шесть соток”.

В самом деле, шестисоточный главред в седьмой раз говорит с президентом: “Вам не обидно, когда ваши поручения не исполняются?” Впрочем, он не рискует назвать фамилии министров, которые “не исполняют поручений”.

 Евгений Бабушкин:

Главред газеты “Мое побережье” (Хабаровский край) жалуется, что заплатила две пенсии, чтобы добраться до Москвы. Вот что в них удивительно: они жалуются, умоляют, тоскуют, выпрашивают. Но никто не требует. Не сердится. Не обвиняет (кроме Соловьенко, конечно, но она общепризнанная чудачка). Совсем другой спектр эмоций. “Полная потеря профессии”, — пишет про них Наталья Тимакова. Верно. Но кто довел профессию до такого состояния?

 Евгений Бабушкин:

Татьяна Седых из “Моего побережья”: служба безопасности забрала у нее костыли.

 Евгений Бабушкин:

Татьяна Седых — очень интересный персонаж. Она и учредитель, и редактор, и единственный журналист своего издания. На нее покушались, поджигали дом и автомобиль. Кажется, Путин знает эту историю. Поэтому и разрешает ей продолжить — хотя она говорит уже минут пять.

 Антон Чугринов:

Путин: У нас есть программа развития Дальневосточного региона, заложено много денег. Надо следить, чтобы деньги были потрачены целевым образом. Что касается сложной ситуации с рабочими местами и с бизнесом — это во многом вина местных властей. Мы не можем относиться к своему хозяйству так, что если оно развалено — то заниматься этим я не буду. Надо обязательно сказать губернатору, что зиму не переживете. Он у вас хороший человек, хозяйственник.

 Антон Чугринов:

Песков напоминает, что пресс-конференция продолжается уже три часа.

 Евгений Бабушкин:

Путин: “Мы с вами не будем ставить рекордов — а то некоторые не успеют на Рождество”.

 Евгений Бабушкин:

Что ж, Путин готовится совершить маленькое рождественское чудо: кажется, Татьяне Седых подарят дом.

 Евгений Бабушкин:

Журналистка из Всеволожска блистательно задает вопросы: “Глава нашего города очень хороший… А вы сказали, что районная власть выхолощена. Вот он хотел узнать, что вы имели в виду”.

 Евгений Бабушкин:

Вся страна узнала бесценную информацию, что местного чиновника “закрыли”, а потом он “организовал на себя покушение”.

Путин: “Санта-Барбара там у вас!”

 Евгений Бабушкин:

Путин: “Всеволожский район — один из красивейших районов Ленобласти”.

Владимир Владимирович, как ленинградец ленинградцу: Всеволожский район — страшная дыра, которую потихоньку застраивают многоэтажками. Вот Приозерский — другое дело.

 Евгений Бабушкин:

— Владимир Владимирович, что бы вы сделали, если бы на ваших глазах омоновец бил девушку….

— Я такого представить себе не могу (жидкие аплодисменты). У них свои семьи. Жены, сестры и матери. Они такие здоровые ребята — им бить девушку незачем. Но если какая-то девушка говорит, что хочет выколоть глаз омоновцу, тогда, конечно, он хотя бы так вот должен сделать (изображает блок предплечьем).

 Антон Чугринов:

Это один из вопросов, о которых сегодня писал Евгений Левкович.

 Евгений Бабушкин:

Путин отвечает китайской журналистке на вопрос о взаимодействии двух держав: “Я день рождения свой впервые отметил с главой другого государства, главой КНР… Думаю, это не случайно”.

 Евгений Бабушкин:

Путин: “Вас много, а Иран один”. Иранская журналистка задает вопрос про ядерную программу. Мишки при ней нет.

 Евгений Бабушкин:

Путина хвалят за “безукоризненные диалоги с Анкарой и Каиром”. 3 часа 10 минут. В зале 1300 журналистов. До ветру, кажется, не пускают. Держитесь, коллеги.

 Евгений Бабушкин:

Пора уже выпускать на арену почетных дояров и заслуженных рыболовов. Путин явно не будет говорить четыре с половиной часа, как в прошлый раз.

 Евгений Бабушкин:

Курган: “У наших добрых соседей зарплаты гораздо выше: я имею в виду Екатеринбург и Челябинск. Это правильно или нет?”

 Евгений Бабушкин:

Очередной вопрос от либерального пула: “Что вы думаете о третьем деле ЮКОСА и реформе РАН?”

Путин справедливо просит не сваливать все в кучу и говорит, что “старается не вникать”.

 Евгений Бабушкин:

В Мордовии уровень журналистики неплох, во всяком случае, журналисты изъясняются в сказовой манере: “У нас в Мордовии недр нет. Да одними недрами сыт и не будешь”. Дальше пожилая журналистка минут пять рассказывает про мордовский технопарк, ее пытаюся заглушить аплодисментами, а она жалуется на “дискриминацию регионов” и на то, что “федералам все можно”.

 Евгений Бабушкин:

Блистательный обмен репликами. Журналист из Лос-Анджелеса, начав говорить по-украински, извиняется: “Простите, я только из Киева, воздух свободы еще не выветрился”.

Путин: “Домашняя заготовка удалась, продолжайте”. Вопрос — про ввод российских войск в Украину.

 Евгений Бабушкин:

Вопрос из Новосибирска: “Охарактеризуйте, пожалуйста, в трех понятиях свой стиль управления страной”.

— Никогда не уклоняться от ответственности;

— не принимать волюнтаристских решений, слушать других;

— чувствовать, чем живут люди, и все время думать, как решить эти вопросы.

 Евгений Бабушкин:

“Вот вы, с майкой “Сочи”, давайте, пожалуйста. А, это “СМИ”? Ну, давайте СМИ”.  Путин устал — почти четыре часа. Вопрос, впрочем, не про СМИ и не про Сочи, а про проблемы села. Курганские журналисты, кажется, третий раз уже выступают.

 Евгений Бабушкин:

Я говорил, что будет чудо? Вот вам чудо. “В Ванино направлена группа центрального аппарата МВД”. Это в тот населенный пункт, откуда журналистка с костылями.

 Евгений Бабушкин:

“Мой вопрос немного странный”. Журналистов, которые так начинают вопросы, надо отправлять на общественные работы. Вопрос не странный, а самый банальный: про памятники на Лубянке.

Путин: “Чем отличается Кромвель от Сталина? Коварный был мужик. А памятник стоит, никто не сносит. Надо относиться бережно к каждому периоду истории, ничего не будоражить и не взрывать наш мозг”.

 Евгений Бабушкин:

Офигеть: “Привет, привет, старая корова” — приветствует Путин эстонского журналиста.

“Тэрэ, тэрэ, вана керэ” — так это звучит по-эстонски. Неужели он думает, что тут никто эстонского не знает?

 Евгений Бабушкин:

Еше раз про “старую корову”: вряд ли Путин хотел специально обидеть журналиста. Он, наверно, произнес единственную фразу по эстонски, которую  знает. Это оказалась школьная дразнилка. А следующий вопрос про реформу дорожной полиции. Ее не будет.

 Антон Чугринов:

Песков напоминает, что вышли за четыре часа. Путин соглашается на последний вопрос. 

 Антон Чугринов:

Агентство Bloomberg спрашивает о деофшоризации, имидже России и о Законе Димы Яковлева. "Человек, возглавивший новое агентство, которое будет заниматься пропагандой, вызывает на Украине негативную реакцию", – добавляет корреспондент.

 Евгений Бабушкин:

Путин: “Государственные информационные ресурсы должны возглавляться патриотчиными людьми. Потому что это государственные ресурсы!”. 

Четыре часа десять минут. Путин все-таки идет на рекорд. Я успел чаю с морошковым вареньем выпить, а он даже в туалет ни разу не сходил. Железный человек в некоторых отношениях. Но устал, это видно: чем он более усталый, тем агрессивней.

Трансляция завершена. Спасибо, что были с нами.

Комментировать Всего 4 комментария

хочу в студию, задать каверзный вопрос про убиение нац экономики ...

но кто ж меня пустит...

опять будут одни и теже "оппозиционные" вопросы , которые всех уже достали...

+ парочка юмористических ответов, чтобы развеселить публику...

Уф. Это было жёстко. Всем спасибо за внимание. 

Эту реплику поддерживают: Лика Кремер

Евгений, Вы очень некорректно и снисходительно написали о Татьяне Седых. Она каждый день рискует жизнью, говоря правду. Таких честных и искренних журналистов в России, увы, не так много осталось. А в регионах говорить правду о местных властях и местной мафии многократно опаснее и страшнее, чем здесь, в Москве. Мне кажется, Вам стоит извиниться.

Евгений, конечно, вы проделали огромную работу, комфортно, в "морошковых условиях" сидя и комментируя чужой труд своих коллег. Надеюсь, вы хоть в какой-то степени - журналист. И вероятные ваши заслуги немного могут оправдать одиозное поведение.

Но, думаю, нет у вас права столь фривольно, с ерничеством высказываться публично, от СМИ... Или Тимченко говорила и про вас? Или наоборот, может, это вы - "интересный персонаж" на второй группе инвалидности, превозмогая дикую боль, на костылях - через всю страну? Да, за свой счет. И Татьяна Седых на это НЕ ЖАЛОВАЛАСЬ, если вы коряво услышали. ...Так может, продолжая, это также вы посмели сесть в первом ряду, ругаясь с гэбэшниками, которые забрали костыли, переживая, что "машины" не успеют ее остановить, если вдруг замахнется на президента? Наверное, это вы после еще умудрились собраться, добиться слова и с надрывом рассказать ему о... Вроде, следили - о чем.

И Путин слышал те истории впервые. И молча, долго слушал, т.к. в тот момент происходил еще один огромный журналистский поступок Татьяны Седых - лауреата премии и Боровика, и Сахарова. И сразу после эфира президент подошел к ней, пожал руку и еще раз извинился за своих за своих "церберов". ...А завтра Татьяне Седых лететь обратно в пгт Ванино, где одни ее ненавидят, а другие - преклоняются за самоотверженный ТРУД во благо земляков. (в каких "сражениях" в этот момент будете вы?) Она - герой нашего времени. А вы - если не мразь, если есть какое-то воспитание, теплится нравственность, если хватит смелости, то здесь же извинитесь перед Татьяной Александровной и остальными ЖУРНАЛИСТАМИ.

Если нет, то Бог, Совесть и Читатель вам - в судьи и в наказание. При любом вашем (или ДР) ответе реагировать, вступать в полемику не намерен. Все сказал.

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак, Алина Сахненко