Коты совершенного характера

Сын Ольги Алексеевой пишет уже вторую книгу. Первая находится в издательстве и скоро выйдет в свет. Здесь — самое начало его истории

Иллюстрация: Dаnielle Сannuli
Иллюстрация: Dаnielle Сannuli
+T -
Поделиться:

Два миллиарда лет назад на планете Нортон в системе Боер в созвездии Водолея жил на свете Меморт Урт-Медведь. Несмотря на «звериное» имя, Меморт был человеком — с курносым носом, круглым лицом и большой выпуклой родинкой в центре правой щеки. Стройный, ростом выше двух метров, он нисколько не походил на свою «мохнатую» фамилию.  

К началу нашей истории Меморт уже был сложившимся человеком. Он жил в двухэтажном коттедже, увенчанном стеклянным куполом. Коттедж находился в лесу на поляне и занимал все пространство между рекой и лесом. В свои 123 года Меморт уже сколотил изрядный капитал, был банкиром, благотворителем. Однако что-то мучило его по ночам. Странное чувство, что что-то вот-вот должно было с ним произойти. Что — он пока еще не знал и сам.

Ранним весенним утром в конце 123-го года жизни Меморт Урт-Медведь стоял посреди комнаты в центре второго этажа своего желтого коттеджа и задумчиво глядел в открытый платяной шкаф. Одетый в синюю рубашку с желтыми пуговицами и темно-синие штаны, он медленно оглядывал ряды вешалок, прикидывая, какой свитер подойдет к его уже довольно пестрому наряду. На Нортоне пестрые расцветки в одежде как раз были в моде, и Меморту хотелось выделиться на вечеринке, куда он неторопливо собирался. Меморт еще раз пощупал рукой пару свитеров, вздохнул и хотел было уже закрыть дверцу шкафа, как внезапно рука его замерла в воздухе. Странное чувство, вдруг охватившее его, не было похоже ни на что, испытанное прежде. Меморт сжал кулак, снова разжал его, провел рукой по вешалкам с одеждой и вдруг, как будто не видя перед собой рядов рубашек и свитеров, поднял правую руку в воздух и начал выводить перед лицом пассы, то ли отгоняя муху, то ли жестикулируя невидимому собеседнику. Вторая рука самопроизвольно поднялась в воздух и тоже начала делать круговые движения. В комнате на белых обоях были нарисованы красные розы; в углу стоял коричневый книжный шкаф с четырьмя полками, на них книги в синих обложках. Узкая, будто походная, кровать была накрыта синим одеялом. Ничто не предвещало странного ощущения, захватившего Меморта. Но руки не останавливались, и Меморт полностью отдался невероятному чувству, охватившему теперь все его тело.

Меморт Урт-Медведь стоял вот так, наверное, уже полчаса... Вдруг он снова взмахнул рукой, затряс головой, как будто очнулся и повернулся лицом к кровати. «Я волшебник! — внезапно, с неизвестно откуда взявшейся убежденностью произнес Меморт. — Я послан в этот мир, чтобы принести новое знание и создать новый народ». Побледневший, но как-то вдруг словно вытянувшийся, выпрямившийся, Меморт подошел к кровати и, пасуя руками, произнес: «Бориссио». На кровати появилась простая коричневая деревянная палочка. 123-летний банкир притронулся к волшебной палочке, зажмурил глаза и медленно произнес: «Еще!» На кровати появились запасные волшебные палочки. Урт-Медведь снова начал пасовать руками и бормотать: «Бориссио». Однако в этот раз кровать оказалась пуста. Все еще не веря своим глазам, потирая веки, будто пытаясь проснуться, Меморт взял первую волшебную палочку, находившуюся слева, и снова произнес «Бориссио». Затем он поднял с кровати третью волшебную палочку и сказал уже иное слово: «Мольтоус». На кровати, поверх палочек, возникла толстая, как словарь Ожегова, книга. Она начиналась коричневым титульным листом и называлась просто — «Волшебство».

За последовавший за этими событиями вечер Урт-Медведь прочитал книгу «Волшебство» от корки до корки. Он перебирал в руках волшебные палочки, перелистывал страницы и запоминал.

На следующее утро Меморт Урт-Медведь снова зашел в комнату, где он понял, что он волшебник. Потерев виски и снова взглянув в коричневую книгу, которую он принес с собой, Меморт встал посреди комнаты, набрал в легкие побольше воздуха и, взмахнув волшебной палочкой, произнес: «Кларцессимус». На кровати появилось овальное черное существо. Ростом примерно с крупную собаку, существо между тем имело вертикальный вид, маленькие глазки располагались высоко на овальной же голове, а внизу от живота кольцом расходились восемь маленьких ножек. Существо напоминало бы осьминога, если бы не две почти вполне человеческие руки и осмысленный взгляд темно-карих глубоких глаз. На темени у существа находились участки тела, выглядевшие, как острия штакетника.

«Это  безволосое существо я назову мемортанин, а его верхние треугольники — живоострами», — сказал себе вслух Меморт Урт-Медведь. А потом добавил, вглядываясь в широко раскрытые внимательные глаза первого мемортанина: «Это будут существа, для которых послушание создателю важнее всего, даже жизни, чести и любви».

Отведя еще не очень уверенный взгляд от лица мемортанина, Меморт собрал волю в кулак и скомандовал: «Встать!» Мемортанин без колебаний встал. «Примкнуть к шкафу!» — скомандовал Меморт. Мемортанин примкнул к шкафу. Маленькие черные ножки его раскрылись, как щупальца медузы, и прилепились, словно присосками, к стенкам шкафа.

Удовлетворенно и одновременно восхищенно хмыкнув, Урт-Медведь снова взял волшебную палочку и проговорил: «Кларцессимус». На кровати появился второй мемортанин с голубыми глазами и без живоостров. Меморт спросил мемортанина: «Вы женщина?» «Да», — ответила мемортанка. «Одевайтесь, Кладм», — скомандовал Меморт. «Мужчину я назову Кладм, а женщину — Тина», — произнес Урт-Медведь. «Я приготовил вам костюмы, которые вы будете носить всегда. Не задавайте вопросов и следуйте за мной. Вы  первые мемортане великого народа».

Урт-Медведю в этот день исполнилось 124 года. Мемортан он создал вечером, когда ушли гости.