Антон Сазонов /

Кино на «Снобе»: братские сердца и темные страницы советской истории в драме «Февраль»

Спецпроект, посвященный лучшим молодым фильмам, продолжает картина Руслана Магомадова — очень личный и пронзительный взгляд на одну из трагедий ХХ века — насильственную депортацию чеченцев и ингушей в феврале 1944 года

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
+T -
Поделиться:

Руслану Магомадову 31 год. Он родился в Свердловске, где много работал на местной киностудии, а потом переехал в Москву, где поступил на Высшие курсы сценаристов и режиссеров, в мастерскую режиссуры игрового кино Ираклия Квирикадзе и Андрея Добровольского. «Еще до учебы на курсах я участвовал в съемках игровых картин в Екатеринбурге в разных должностях, поэтому, поступая на ВКСР, я думал, что про создание кино знаю практически все. Каково же было мое удивление, когда после первых двух-трех лекций я понял, что мои знания, мягко говоря, довольно поверхностны. Я благодарен своим мастерам, которые помогли мне намного глубже понять предназначение художественного кино, важность понимания зрительского восприятия, замысел картины и его связь с драматической ситуацией автора». Мы показываем последнюю на сегодня работу Руслана, с успехом побывавшую на многих отечественных и зарубежных фестивалях. Вот далеко не полный список: Х Казанский международный фестиваль мусульманского кино («Лучший короткометражный игровой фильм», 2014), Thessaloniki International Short Film Festival (Греция; «Особое упоминание», 2014), 5th CinemAvvenire Film Festival (Италия; «Приз жюри за самый необычный и оригинальный фильм», 2014), LET’S CEE Film Festival (Австрия), Sedicicorto International Film Festival Forlì (Италия), Panorama Internacional Coisa de Cinema (Бразилия). В ближайшем будущем «Февраль» будет участвовать в конкурсной программе международных кинофестивалей в Польше, Австрии и Италии. Онлайн-премьера — у нас.

Военное детство. Что привело меня в кино? Сложный вопрос. Наверное, я захотел стать режиссером, чтобы что-то показать зрителю, чтобы как-то поменять сегодняшнюю действительность, критично посмотреть на самого себя. Скорее всего, под впечатлением от войны в Грозном — первой чеченской войны, которую я пережил, будучи ребенком. Мне тогда было десять лет. Мы с семьей всю войну просидели в подвале дома под обстрелами. На Свердловской киностудии и Кинокомпании «СНЕГА» я перепробовал практически все профессии в кино, начиная от помощника режиссера и заканчивая режиссером-постановщиком. Попал же в кино я очень просто — после первого курса института пришел на практику на Свердловскую киностудию.

Дома разрушенные и спасительные. У меня есть три короткометражных фильма и несколько сценариев. В настоящий момент я заканчиваю работу над первым полнометражным фильмом. Впервые в качестве режиссера-постановщика я выступил на фильме «Пыль для матроса», снятом по заказу Министерства культуры РФ в 2010 году. Этот фильм рассказывает о самоотверженном труде строителей БАМа, в лучших традициях советского кино. На этом проекте я приобрел огромный опыт общения с продюсерами и работы в съемочной группе. Потом был короткометражный фильм «Дом Цiа». Это мой первый самостоятельный фильм, который я снял без участия кинокомпаний. И в нем мне удалось, я считаю, на все сто процентов реализовать свой режиссерский замысел без оглядки на продюсеров. Это история о человеке, который остался один в разрушенном, терзаемом войной городе. Он никому не нужен, ему некуда бежать. Все, что у него осталось, — его дом. Фильм основан на реальных событиях и в первую очередь показывает мои ощущения войны. Фильм имел большой успех на международных кинофестивалях, собрав десятки наград. Сейчас я заканчиваю производство своего первого полнометражного фильма под рабочим названием «Рождество в детском доме», который снимался в Казахстане по заказу Министерства культуры Казахстана. Зритель увидит трогательную историю заключенного, который сбегает из-под стражи в незнакомой ему стране и по воле случая прячется в детском доме, где он постепенно меняется, становясь другим человеком.    

Дорога к «Февралю». Я всегда хотел снимать фильмы, которые бы представляли, показывали Чеченскую Республику, нашу культуру, традиции, проблемы и устремления народа. Ведь только поддерживая культуру, мы можем сохранить свою идентичность. К сожалению, после военных действий понятия «чеченский кинематограф» как такового больше не существует, и поэтому я хочу всячески развивать национальное кино. Так и возник «Февраль». Если сказать честно, то разработкой фильма «Февраль» я занимаюсь уже несколько лет. Еще будучи студентом Высших курсов сценаристов и режиссеров в Москве, я написал сценарий картины и пытался организовать съемки, но это был очень сложный проект, и один я бы не справился. Поэтому первым делом, в позапрошлом году, я обратился за поддержкой в Министерство культуры Чеченской Республики, но получил отказ без объяснения причин. После еще нескольких неудачных попыток найти финансовую и административную поддержку о проекте пришлось забыть на некоторое время.

Настоящие мужчины. В этом фильме я не работал с актерами, все исполнители главных ролей никогда раньше не снимались в кино и не играли в театре. Дело в том, что специфика сценария требовала использовать только непрофессионалов и неузнаваемые лица. Я очень доволен той самоотдачей и трудолюбием, которое продемонстрировали исполнители, мне было очень приятно, что в сложнейших условиях съемки — холода, слякоти, напряженного рабочего дня — исполнители держались до конца, проявляя истинные черты характера настоящего мужчины. А чтобы найти исполнителей главных ролей, нам пришлось изрядно потрудиться: мы объездили множество школ, училищ, институтов Чеченской Республики в поиске нужных, тех самых, единственных и неповторимых. Могу сказать, что исполнитель роли младшего брата был найден всего за несколько недель до съемок.

Простое сложное название. Еще до начала съемок у этой истории было совершенно другое название. Но после съемок, во время монтажа, я понял, что наиболее правильным будет назвать фильм именно «Февраль», так как это название полнее отражает авторский замысел. Этому есть две причины, самую главную я назвать не могу, так как она напрямую связана с замыслом фильма, а замысел должен понять каждый зритель сам. А вторая причина — одно из важных событий картины — депортация чеченцев, которая происходила в феврале 1944 года.

Шрамы кино. Большую часть фильма мы снимали в Чеченской Республике, недалеко от Ведено. Также съемки проходили в Республике Дагестан и Республике Ингушетия. Я не ориентировался на какие-то конкретные фильмы или других режиссеров, по крайней мере сознательно. Однако я старался создать впечатление, что зритель смотрит не современное кино, а некую документальную ленту, снятую давно. Поэтому, учитывая зрительское восприятие, я ориентировался на старое советское кино. Мы это учитывали и в манере съемок, и во время цветокоррекции, накладывая сканированную восьмимиллиметровую пленку на изображение, тем самым ухудшая его. В звуковую дорожку добавляли брак — потрескивание, чтобы у зрителя создалось впечатление просмотра фильма в советском кинотеатре.

Автор выражает благодарность. Очень редко получается создать художественный фильм, не пройдя через трудности. И «Февраль» не исключение. В процессе съемок появлялись препятствия разнообразного характера. Из-за нехватки финансирования мы были вынуждены снимать с раннего утра до поздней ночи, и некоторым участникам съемочной группы было очень сложно справиться со столь напряженным графиком. Возникали технические сложности с транспортом и кинооборудованием, из-за интенсивности съемочного процесса и сложных мест съемок нам приходилось спешно перемещать съемки и заново, практически с нуля, собирать всю массовку и технику. Но нельзя сказать, что нам никто не помог. Хотелось бы выразить благодарность администрации и кадию Веденского района ЧР за их содействие в организации съемки сложной сцены депортации, также большое спасибо музею МВД ЧР и лично министру внутренних дел за историческое оружие для съемок. Большое спасибо также известному режиссеру Ильясу Татаеву за информационную и моральную поддержку. Отдельная благодарность Сагидгусену Магомедову за неоценимый вклад в съемки фильма в Республике Дагестан. Хочу поблагодарить простых людей, жителей Чеченской Республики и Республики Дагестан, которые оказывали нам огромную помощь и поддержку.   

Трусишка серенький волчок. Один из самых запоминающихся персонажей фильма, который много раз «отличился» на съемках, — это волк. В фильме зритель видит грозного зверя, который задрал овцу, испугал младшего брата. На самом же деле этот волк по кличке Пашка был очень трусливым. На наших съемках он в первый раз оказался в лесу, и, похоже, овцу он тоже увидел в первый раз именно у нас на площадке. Мы пытались его натравить на овцу, чтобы снять эффектный кадр, где-то через час-другой мы добились только того, чтобы волк подошел к ней на расстояние двух-трех метров. Но овца оказалась не из робких, она начала бить копытом по камням, и волка это так испугало, что он больше к ней вообще не подходил, хотя по размеру превосходил овцу в два раза. Или другой случай. Мы хотели снять, как раненый волк уходит в лес и умирает, для этого пригласили ветеринара, который в лесу вколол ему снотворное. Волк начал терять силы и лег на землю, но как только мы его отпустили, он со всей дури ринулся в лес и исчез. Ветеринар кричит, что нужно его срочно найти, иначе через полчаса он заснет, не придет в себя несколько часов и может замерзнуть. Местный охотник предрек еще более печальную участь сбежавшему волку, что если мы его не найдем, то ночью его задерут дикие собратья. Пришлось практически всей съемочной группе ринуться в лес, а было это на границе с Дагестаном, начинало темнеть, а военные вдруг начали какую-то спецоперацию, подняв над лесом кучу вертолетов. В общем, нам тогда было не до смеха, потому что боялись, что нас примут за других, да и волка было жалко... Все остались живы, волка нашли.     

Отвечает режиссер. Вся прелесть короткого метра в том, что практически никто не ограничивает вас в реализации авторского замысла. Сейчас, работая над полнометражной картиной с большим бюджетом, я часто вспоминаю то время, когда мог снимать фильм без оглядки на продюсера. Поэтому начинающие кинематографисты должны пользоваться тем временем, пока они студенты, пока в их фильмы не вложены огромные средства и есть возможность полностью самовыразиться. Но при всем при этом я считаю, что любой человек, а особенно режиссер, должен четко понимать и осознавать свою ответственность за дальнейшие действия и события, которые может вызвать его публичная деятельность, будь то интервью, книга или фильм. А вдруг кто-то после выхода картины решит выместить свою обиду и злобу, истолковав увиденное как руководство к действию?

Человеческий фактор. В основе этой истории лежат как реальные, так и вымышленные события. Это оригинальный сценарий, который я написал, еще будучи студентом Высших курсов сценаристов и режиссеров в Москве, и мои мастера — Ираклий Квирикадзе и Андрей Добровольский — поддерживали меня в этом начинании. Так как фильм показывает период депортации чеченцев, я, конечно, обращался к историческим документам, воспоминаниям очевидцев тех событий и моих родственников, прошедших через депортацию. Но главное в фильме — совсем не депортация, а взаимоотношения двух братьев. Для меня задача этого фильма, как и любого художественного кино, — изучение и понимание человека, главного героя, и доведение до зрителя через драматическую ситуацию героя (не путать с личной жизненной драмой) своего авторского замысла. Кстати, замысел фильма, если таковой есть, всегда связан с драматической ситуацией автора фильма. Именно поэтому говорят, автор доходит до зрителя быстрее, чем его фильм.

Деньги и обещания. Я обращался во многие министерства, к чиновникам, крупным организациям и предпринимателям Чеченской Республики. К сожалению, кроме обещаний, никакой финансовой поддержки мне не было оказано. Именно поэтому пришлось сократить фильм с полнометражного до короткометражного. Но, даже сократив расходы, я не смог добиться хоть какого-то результата. Бюджет фильма составил около 45 тысяч долларов, и съемки фильма стали возможны благодаря некоторым бизнесменам из Екатеринбурга, которым понравился мой предыдущий фильм «Дом Цiа», а также благодаря моей семье. Небольшое количество средств мы собрали за счет создания публичной группы в одной из известных социальных сетей, где любой мог оказать посильную помощь. Хочу сказать спасибо всем, кто помог.

Диалоги с продюсерами. Как я уже говорил, финансирование фильма было частным, поэтому как такового продюсера у нас не было. С одной стороны, я смог в полной мере реализовать свой творческий замысел, не ища взаимных уступок с продюсером. С другой стороны, поиск финансирования потребовал от меня очень больших временных и моральных затрат. Теперь я с уверенностью могу сказать, что каждый должен заниматься тем, что он лучше всего умеет. На других же проектах с продюсерами у меня сложились дружеские отношения, однако это не мешало нам вести споры и высказывать свои точки зрения, часто противоположные, о видении будущего фильма.  

Съемки завтрашнего дня. Помимо фильма «Рождество в детском доме», о котором я говорил выше, я также пишу сценарий нового художественного фильма, съемки которого запланированы на середину лета 2015 года. К сожалению, по договоренности с заказчиком, подробностей нового полнометражного фильма я не могу рассказать. Могу только сказать, что съемки планируем в Чеченской Республике и Екатеринбурге. Также через пару месяцев мы начнем кастинг и поиск локаций.

Другие фильмы проекта:

Если вы хотите стать участником проекта, присылайте информацию о себе и своей работе по адресу koroche@snob.ru.