/ Гонконг

Северная Корея. Деноминация как способ ограбить нищих

В начале этой недели в Северной Корее началась очередная деноминация: мудрый руководитель Ким Чен Ир волевым решением решил зачеркнуть два нуля на национальной валюте

Фрагмент северокорейской банкноты
Фрагмент северокорейской банкноты
+T -
Поделиться:

Разумеется, сделано все это было в лучших северокорейских традициях — тайно от населения, внезапно и с максимальным уроном для местных жителей.

О денежной реформе до сих пор не пишут в газетах, в то время как, по словам одного из лучших специалистов по Корее Андрея Ланькова, «вся страна уже стоит на ушах». Подробнее о таинствах монетарной политики Пхеньяна можно смотреть у него в блоге — лучше него о том, что происходит внутри КНДР, пожалуй, не осведомлен никто.

Но можно посмотреть на эту историю и с другого угла. Вернее, берега реки. 

Так случилось, что примерно за два месяца до этого я побывал на границе между Китаем и КНДР — через город Даньдун в провинции Ляонин проходит около половины всего товарооборота между двумя странами. Вся внешняя торговля между ними идет через мост, соединяющий два берега пересыхающей реки Ялу. Вообще-то мост железнодорожный, одноколейный, но утром по нему идут машины из Даньдуна в Синичжу (пограничный город со стороны КНДР), а вечером поток разворачивается в обратную сторону.

Когда же по мосту идет поезд, автомобильное движение вообще невозможно. К счастью, поезд тут ходит всего раз в день.

В тот приезд я познакомился с несколькими китайскими бизнесменами, ведущими бизнес в КНДР. Разумеется, я не мог не позвонить им и не выразить соболезнования.

Первый из них к соболезнованиям готов не был. «Слушай, — сказал он мне, — я закупаю орехи в КНДР, теперь они станут еще дешевле!» Никаких сбережений в вонах у него, разумеется, не было, а реформа уже взвинтила курс северокорейской валюты к юаню.

И так-то недорогой северокорейский труд сможет стать просто невероятно дешевым. Орехи падают в цене, а об остальном он предпочитает не думать.

Вдохновленный этим разговором, я позвонил поздравить своего другого знакомого и опять попал впросак. Этот бизнесмен владеет магазином в Пхеньяне и был явно не в духе.

Во-первых, его магазин временно приостановил работу. Во-вторых, когда он возобновит работу, у его потенциальных покупателей явно на руках будет меньше вон, чем было, а значит, объемы торговли снизятся. Ну и китайские товары станут намного дороже для местных жителей.

Иными словами, реформа может иметь неожиданные последствия для внешнеторгового баланса КНДР, который сверстывается со значительным дефицитом. Достаточно сказать, что профицит Китая в торговле с КНДР достиг в 2008 году 1,3 миллиарда долларов США, а на эту страну приходится более 60% всего внешнеторгового оборота Северной Кореи.

Если в КНДР будут везти и продавать меньше китайских товаров, эта цифра должна уменьшиться, да и есть шанс, что подешевевшие орехи пойдут на ура у китайских орехоманов, так же как и другие сельскохозяйственные товары и подземные ископаемые.

Увы, ничего больше Северная Корея предложить своим соседям пока не может.  

А уж как это отразится на жизни простых корейцев — уже совершенно другая история, которая северокорейские власти волнует в последнюю очередь.