Начать блог на снобе
Все новости

Общество

Редакционный материал

«Прямая акция репрессий против гражданского общества». Реакция на арест Ильи Азара и задержания на Петровке

28 мая журналистов Сергея Смирнова, Татьяну Фельгенгауэр, Александра Плющева, Михаила Фишмана, Илью Васюнина, Анастасию Лотареву, фотографа Викторию Ивлеву и писательницу Алису Ганиеву задержали за одиночные пикеты в поддержку спецкора «Новой газеты» Ильи Азара. Накануне Азар также вышел с одиночным пикетом в поддержку «Омбудсмена полиции», за что его арестовали на 15 суток. Глава российского представительства правозащитной организации Amnesty International Наталья Звягина назвала Азара «узником совести». «Сноб» собрал реакцию на эти события

28 мая 2020 20:50

TASS_39959863.jpg Татьяна Фельгенгауэр во время серии одиночных пикетов в поддержку Ильи Азара
Фото: Владимир Гердо/ТАСС

1-100-px.jpg

Алексей Глухов, руководитель юридической службы «Апология протеста»

Перед тем, как устраивать одиночный пикет, Илья написал пост, в котором упомянул «что нам пора возвращать наше право на протесты в Москве». Несомненно, это подействовало на московскую полицию и власти как красная тряпка на быка. За последние два месяца они значительно расслабились, так как уличных протестов не было. Единичные случаи — и не более. А тут появился человек, который заявляет, что надо начать протестовать: время пришло! Этим можно объяснить наказание в виде административного ареста.

Формально в указе мэра все массовые и публичные мероприятия запрещены. Если руководствоваться логикой всех этих указов, цель ограничений — снизить риск распространения вирусной инфекции. Но как одиночный пикетчик, который соблюдает социальную дистанцию, по закону обязанный находиться не менее, чем за пятьдесят метров от других пикетчиков, может представлять какую-либо угрозу распространения инфекции? Максимум, в чем можно было бы обвинить одиночных пикетчиков, и то по завершению акции, — нарушение самоизоляционных норм, установленных КоАПом Москвы. Но в отношении Ильи Азара и Виктора Немытова, которого арестовали вчера, впервые применили сочетание статьи 20.2 и карантинной нормы КоАПа. Во всей стране таких случаев — полно: одиночных пикетирующих также задерживают, но оформляют протоколы за нарушение КоАПа о нарушении режима самоизоляции. Мы считаем, что такой запрет на одиночные пикеты в принципе не может распространяться. Одиночное пикетирование — это особая форма публичных мероприятий.

Более того, одиночные пикеты не могут быть запрещены и в силу Федерального закона. Закон о ЧС, который предполагает режим повышенной готовности и действует сейчас по всей стране, четко указывает, что в рамках режима повышенной готовности органы исполнительной власти и субъектов Российской федерации не вправе принимать ограничения, которые нарушают права и свободы граждан. Право на свободу выражения — это конституционное право. Более того, это фундаментальное право, гарантированное Европейской конвенцией. Распространение ограничения на запрет одиночных пикетов явно противоречит Конституции Российской Федерации и Европейской конвенции.

Будут ли арестовывать пикетчиков или нет — зависит от квалификации преступления. У Ильи Азара — повторное нарушение законодательства о митингах, часть 8, которая предусматривает административный арест. В отношении Максима Кондратьева, ведущего паблика «Автозак LIVE» и Татьяны Усмановой, координатора «Открытой России», составлены протоколы по части 5, которая не предусматривает административного ареста. В отношении них нет вступившего в законную силу решение суда о виновности по статье 20.2 КоАП для того, чтобы квалифицировать их действие как повторное.

Лев-Пономарев-100-px.jpg

Лев Пономарев, председатель фонда «В защиту прав заключенных», исполнительный директор ООД «За права человека»

Это грубейшее нарушение закона и проявление волюнтаризма со стороны московских властей. Они должны были учесть, что самоизоляция не должна противоречить основным положениям Конституции. Да, пандемия — это непредвиденная ситуация. Может быть, нельзя было предусмотреть все, но здравый смысл всегда должен подсказывать, что можно не регламентировать законом. Люди соблюдают закон, если он не противоречит здравому смыслу. Когда возникают такого рода волюнтаристские решения, граждане возмущаются.

Но очевидно, во-первых, что одиночные пикеты не нужно согласовывать с властью. Во-вторых, в условиях пандемии одиночное пикетирование с теми ограничениями, которые существуют, не противоречит решениям по самоизоляции, какими бы они не были: справедливыми или нет. Поэтому формальное следование правилам самоизоляции — это издевательство и над здравым смыслом, и прямая акция репрессий против гражданского общества, против политически активных людей.

В данном случае, статья не должна применяться к тем людям, которые выходят сейчас с одиночным пикетированием и, фактически, не противоречат условиям самоизоляции. Думаю, что, может быть, власть одумается.

Я высказываюсь в пользу абсолютно законного проведения одиночного пикетирования. Более того, я считаю, что одиночные пикеты будут проводиться в виде очереди, если люди будут сохранять дистанцию и находиться в перчатках. С одной стороны, следуя этим правилам, они не будут нарушать режим самоизоляции. С другой, они выполняют свой гражданский долг так, как они считают нужным, не противореча Конституции РФ и Законодательству. И дело здесь не только в «Омбудсмене полиции».

2-100-px.jpg

Аркадий Дубнов, журналист, политолог

«15 суток, что получил сегодня в Тверском суде журналист и муниципальный депутат Илья Азар за одиночный пикет, а следом за этим задержания известных журналистов, Таня Фельгенгауэр, Александр Плющев и Сергей Смирнов — очередная глупость московских властей.

Она вполне может обернуться бумерангом нового московского протестного лета-2020, ведь надо понимать уже известное и не раз сказанное — запреты московской власти на проведение публичных мероприятий не могут считаться законными, поскольку они не подтверждены федеральным законодательством.

"Уважайте Советскую Конституцию" — это было главным лозунгом первой демонстрации протеста в Москве на Пушкинской площади 5 декабря 1965 года, требовавшей открытого суда над писателями Андреем Синявским и Юлием Даниэлем.

Тот день считается началом диссидентского и правозащитного движения в СССР.

До кончины Союза оставалось ровно полвека… <...>

Синявский, у которого были исключительно "стилистические расхождения" с советской властью, сильно бы сегодня посмеялся, узнав, что стиль нынешней, в том числе и московской власти мало изменился — та же неизбывная страсть к разнообразным пропускам и запретам. А в качестве собянинского бонуса на счастье — прогулки и занятия спортом без пропусков! Они там, на Тверской, даже не понимают, до чего барачно-лагерной выглядит их риторика. Одним словом, время — назад! <...>»

(Оригинал)

3-Борис-Вишневский-100-px.jpg

Борис Вишневский, руководитель фракции «Яблоко» в Законодательном собрании Санкт-Петербурга

«Вчера задержали и посадили на 15 суток Илью Азара за одиночный пикет, не требующий согласований. Сегодня — за одиночные пикеты в его защиту одного за другим задерживают журналистов. Одиночные пикеты не требуют согласований. Полный запрет на проведение публичных акций законом разрешается только при введении чрезвычайного положения. Никакими "указами мэра" в отсутствие ЧП запретить одиночные пикеты нельзя. Оборзевший московский прокуратор и его опричники плевать хотели на нормы закона? Азара — на свободу, Собянина — на его место!»

(Оригинал)

4-100-px.jpg

Геннадий Гудков, депутат Государственной думы РФ III—VI созывов

Совершенно очевидно, что сейчас режим полностью расписался в своей неспособности справиться с экономикой и кризисом. И все, что им остается — это показать, что они могут справиться с любыми формами протеста, любыми лицами, которые сейчас выходят на улицу.

Им не важно, какие законы, не важно, что одиночные пикеты — это не массовое мероприятие. Никакого нарушения карантина тоже нет. Если у людей есть пропуск — они ходят на работу. Придумываются любые предлоги и поводы, чтобы показать обществу, что любой уличный протест, критика, действие, направленное против режима и захвата власти, который будет узаконен до тридцать шестого года, будет подавлен жесточайшим образом.

Илья Азар получил пятнадцать суток — это максимальное наказание, которое полагается по административному праву. Пятнадцать суток давали страшным хулиганам, которые практически совершили уголовное преступление. Им давали пятнадцать суток как последнее административное китайское предупреждение, просто чтобы не сажать их к уголовникам. Если человек совершит повторно тоже деяние, то его сажают уже по уголовной статье.

Какое деяние совершили Азар, Плющев, Ганиева? Они посмели усомниться в незыблемости власти Путина, они возразили против действий его репрессивного аппарата, жандармов и полицаев. Это не сотрудники полиции. Это полицаи.

Это последняя попытка власти удержать народ от массовых уличных акций протеста. Это — последний барьер, который отделяет страну от массовых уличных протестов. Власти пытаются в корне их подавить, но я думаю, что у них ничего не выйдет.

Подготовили: Елизавета Слива, Мария Хохлова, Ксения Праведная

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Журналиста Илью Азара арестовали на 15 суток за проведение одиночного пикета. «Сноб» связался с адвокатом журналиста Леонидом Соловьевым, чтобы узнать подробности о ходе заседания
Редакция проекта «Сноб» поучаствовала в эксперименте под кодовым названием «Фотосъемка в зуме». На самом деле снимались мы и через FaceTime, и через WhatsApp, и через пресловутый Zoom. Пятеро добровольцев удаленно встретились с фотографом Валерием Латыповым, пофотографировались и рассказали ему свои истории
Первый сезон «Слышь, вирус, а корона не жмет?» должен был завершиться на десятом выпуске, но мы решили записать бонусный эпизод о смерти. Сколько людей гибнет от коронавируса в России, как изменилась отечественная похоронная индустрия из-за COVID-19 и можно ли спланировать собственное погребение? На эти вопросы Ксении Чудиновой и Никите Павлюку-Павлюченко ответил владелец сети похоронных домов «Журавли» Илья Болтунов. Этот подкаст создан при технической поддержке компании Sennheiser