Все новости

big.jpg

Катерина Мурашова

Три истории и одна загадка

Предлагаем читателям примерить на себя роль психолога и придумать единое решение для трех разных семейных проблем
11 декабря 2017 10:20

История первая:

— Моя Полечка — чудесная трехлетняя девочка. Умница, красавица, добрая, ласковая, мы все ее обожаем. Но вот каждый день, как дело к вечеру, так у всей семьи начинает портиться настроение. Потому что мы все знаем, что будет дальше. Поля ну вот совсем не может сама заснуть! Два часа уговоров, просьб, препирательств, скандалов — кому такое понравится? Десять раз попить, пописать, дай ручку — это все еще ничего. Но потом начинается форменное безобразие — крики, сопли: ма-а-а-ама! Нет, мама, уйди, папа со мной будет! Не хочу спать! Простынка мешает!

И так два часа кряду. Ребенок весь красный, мокрый, злой, мы тоже все раздраженные, усталые.

Однажды, хотите верьте, хотите нет, дошло до «уберите Луну!». Тут уж у всей семьи, сами понимаете, нервный смех.

Потом она наорется, заснет в конце концов, а у нас у всех еще час руки трясутся. А что делать-то?

Ходили к неврологу, она послала на обследование, там говорят: все с вашим ребенком нормально, попейте вот гомеопатию. Не помогает ей гомеопатия, увы.

Пытались ее вообще не укладывать. Те же вечерние скандалы фактически, только позже по времени, да  еще и утренние добавляются, потому что утром она в садик встать, конечно, не может — не высыпается.

Может быть, мы чего-то просто не понимаем?

История вторая:

Девочка-восьмиклассница. Тихая, невысокая, с прыщами, с косой. С ней — пожилой уже папа.

— Понимаете, Анфисе все неловко. И одновременно все ее якобы обижают. Я учителей спрашивал и даже подружку ее, из одноклассников — да не обижает ее никто. Просто она так остро все воспринимает. Напридумывает сама себе: тот сказал, этот подумал, они имели в виду, а потом сама же и переживает. Вон все лицо себе на нервной почве расковыряла, а потом жалуется: я некрасивая! А кто же, спрашивается, будет красивый с такой привычкой? Я ей говорю: не бери в голову, никто о тебе ничего вообще не думает! Люди по большей части друг к другу совершенно равнодушны, сейчас весь мир просто из штанов выпрыгивает, чтобы, наоборот, внимание привлечь: к себе, к своему товару, к творчеству, к услугам, еще к чему-то. Из каждого утюга информация льется. Вот этому избыточному миру только тебя и обсуждать.

А она все это жует и жует свои переживания, а недавно нам с мамой вообще заявила: лучше мне и не жить, чем так. Тут уж, сами понимаете, мы испугались и сразу к врачам побежали записываться.

Как ни странно, Анфиса с отцом совершенно согласна:

— Да я понимаю, что папа прав. И Лиза, подруга, мне то же самое говорит: не придумывай, не бери в голову. Но ничего не могу с собой поделать. Мне то и дело кажется, что надо мной все смеются, все, даже учителя, считают глупой и страшной. И как вот я сегодня один раз так подумала, так оно в голове целый день и крутится, и я уже никак не могу это оттуда выгнать. И прямо слезы на глазах, ладони мокрые, и я уже ничего не соображаю, и хочется просто пойти и удавиться. Только вот прыщи ковырять немного помогает, но от этого я же еще страшнее делаюсь. Мы к врачу ходили. Она сказала, что это обсессивно-компульсивный невроз, и выписала таблетки. Я их пила — и правда меньше думала и ковыряла. Но я от них совсем ватная делаюсь и соображаю медленно. А я и так не очень-то хорошо учусь, мне трудно дается, если пропущу, потом сложно нагонять. Мы с мамой посоветовались и решили, что таблетки не надо, я постараюсь так справиться, и еще мы вот к вам пришли.

История третья:

— Я сама в детском доме воспитывалась. Но муж-то мой — в обычной семье. И у меня родители погибли просто, мне все в детдоме говорили: ты нормальная, ты не сгинешь, ты пробьешься, главное — учись поприлежней. Я и училась. У нас в детдоме хорошие условия были, и люди были хорошие. Мне все помогали. Я потом специальность получила, работа у меня, и квартира от родителей есть, замуж вышла, детей родила… Но вот вы мне подскажите: может, это все-таки потому, что я детдомовская?

— Да что подсказать-то?

— Мы с мужем уже шесть лет живем, и вроде неплохо. Двое ребятишек у нас, но мне кажется, что это все не по-настоящему. И в любой момент может деться куда-нибудь, развеяться как дым, понимаете? Может, это потому, что у меня родители погибли? Раз — и нету? Вот и здесь так же. Мы с мужем оба работаем, поэтому, сами понимаете, у нас все бегом и по очереди: этого ребенка туда, этого сюда, один в магазин, другой в поликлинику, ты укладываешь, ты ужин готовишь, ох, все, упали-заснули, наутро все то же самое. Мы пытаемся в выходные, как положено, всей семьей в музеи сходить или там на аттракционы. Но все равно… Я мужа спросила, он сначала отнекивался, а потом все-таки признался: да, он тоже это чувствует и боится — вроде как договор какой-то кончится и развеется все, или кирпич на голову, или еще что. Неустойчивость какая-то. А откуда? Чего мы еще не сделали?

На первый взгляд, эти истории совершенно непохожи одна на другую и для каждой нужно свое решение. Однако все они разрешаются одним и тем же способом, с помощью одного и того же психологического феномена. Разумеется, в каждом случае он будет применен немного иначе. Попробуйте угадать, что это за способ, и напишите в комментариях. В следующий понедельник будет опубликована разгадка и описание метода.

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Катерина Мурашова
Зачем нужны страшные сказки и стоит ли оберегать ребенка от стресса
Катерина Мурашова
Иногда метафора точнее прямого высказывания и помогает найти ключ к трудному подростку
Катерина Мурашова
Взрослые часто объявляют свои неудачи следствием психологических травм, полученных в детстве. Катерина Мурашова размышляет о ценности детского опыта и ответственности взрослых за свою жизнь и приглашает к дискуссии