GettyImages-128379723.jpg

Анна Алексеева

«Я обучала стажера, которому платили больше, чем мне». О трудовой дискриминации женщин в России

Редакционный материал

Глава китайского бюро BBC Кэрри Грейси уволилась после 30 лет работы, узнав, что получает вдвое меньше мужчин, занимающих аналогичные позиции в компании. Однако такие истории случаются и в России, которая занимает 53-е место по уровню зарплатного неравенства: россиянки получают на 30% меньше своих коллег-мужчин. Жертвы дискриминации рассказали «Снобу» о разнице в зарплатах и о том, как эта разница объясняется начальством

16 Январь 2018 11:10

Забрать себе

«В МВД предпочтение отдается мужчинам, а иногда даются негласные указания не брать на работу женщин»

Вероника, 34 года, Тверь:

Когда мне было 24 года, я служила в милиции инспектором штабного подразделения. Нам периодически поручали подготовку приказов на премии (тогда еще платили квартальные и тринадцатые зарплаты), за данными мы обращались в бухгалтерию. Тогда и выяснилось, что получаю я меньше сослуживца-мужчины: у него был средний оклад, у меня — минимальный. Надбавка за сложность/напряженность у него была выше, хотя должности были идентичны. На мне еще висела материальная ответственность. Ему платили 18 тысяч, а мне 15 тысяч рублей. 

Коллеги были на моей стороне и считали, что это несправедливо и что как сотрудник он вообще не имеет ценности, но на ситуацию это никак не влияло. Мои попытки выяснить причины такой разницы в зарплате разбивались о неприязненное отношение вышестоящего руководителя. Он считал девушек недостойными офицерских должностей и званий, а также нормальных зарплат. «Женщинам достаточно сержантских должностей. Дослужиться до прапорщика — и хватит! Девушкам деньги не нужны», — вот его слова.Через некоторое время я ушла в другое подразделение: судиться в нашей структуре не имеет смысла, потому что работать потом попросту не дадут.

Мужчин повышают охотнее. Моей сестре девять раз отказывали в переводе на вышестоящую должность, несмотря на два высших образования и поощрения в личном деле

После реформы МВД эти вопросы отчасти урегулировали более жесткой тарифной сеткой и новой системой начисления зарплат. Но женщинам по-прежнему намного труднее сделать карьеру: при приеме на работу предпочтение отдается сотрудникам мужского пола; зачастую даются негласные указания не брать на работу женщин. Мужчин повышают охотнее. Моей сестре девять раз отказывали в переводе на вышестоящую должность (из них в пользу других женщин только два раза), несмотря на два высших образования, включая профильное, и поощрения в личном деле. Мотивировали отказ просто: «Как девочка может справиться с цифрами?» или «Ну вы же в декрет уйдете» (она так и не ушла). 

«Коллеге платили на 8000 больше, потому что ему еще жену содержать» 

Виктория, 30 лет, Лесосибирск:

С 2010 по 2012 годы я работала в школе учителем английского с нагрузкой в 27 часов в неделю, больше не брала, так как одновременно получала второе высшее. Со мной работал парень, мой ровесник, с нагрузкой в 24 часа. О том, что он получает гораздо больше меня при меньшей нагрузке, я узнала, когда завуч одной кучкой раздала зарплатные квитки, приговаривая: «Только у других не смотрите зарплату». Естественно, мы посмотрели. Я выяснила, что мой коллега получал 24 тысячи рублей, в то время как я — чуть меньше 16 тысяч. Ответ руководства на мои расспросы был таков: «Ему жену молодую надо содержать. Если хочешь получать больше, то бери что-то помимо уроков (конкурсы, олимпиады)». 

По итогу конкурса коллеге-мужчине начислили вдвое больше баллов. При этом он даже ни разу не появился на репетиции — его жена не пускала

Я участвовала в групповом конкурсе с другими молодыми учителями — четырьмя девушками и тем самым парнем. По итогу мне и всем девчонкам прибавили 5 баллов к зарплате, а ему — 10 баллов (1 балл равен 120 рублям) за то, что он был руководителем нашей группы. При этом он даже ни разу не появился на репетиции — его жена не пускала. 

Мы возмущались, но дальше этого не шло, все боялись школьной администрации. Любой конфликт с завучем (а она была нашим табельщиком) кончался нервотрепкой и слезами. Я знала, что отучусь и уйду, никуда не обращалась, хотя в той школе было много нарушений. Я принципиально не брала на себя ничего нового, а после окончания университета нашла другую работу.

«Руководство говорило, что девушки — невыгодные сотрудники»

Анна, 26 лет, Москва:

Шесть лет назад я работала официанткой в кофейне. При трудоустройстве обещали 35 тысяч рублей плюс переработки, а получала я 26 тысяч. Потом я увидела в ведомости, что у парней оклад больше. Чаевые, которые складывались в «общак», тоже делились не поровну: девушкам доставалось меньше. 

Когда я возмутилась, мне прямо сказали: «Девушки — невыгодные сотрудники. Вы можете внезапно забеременеть, а некоторые часто берут отпуск по болезни ребенка. Вы все равно уйдете, а мужчин надо удерживать, вот и приходится чем-то жертвовать».

При этом мужчинам у нас охотнее давали отпуск и больничный, ссылаясь на то, что им нужнее, они больше устают. На женщин сыпали большим количеством неоплачиваемых переработок, выходов в выходной, потому что «Андрюша опять в запое, ему подлечиться нужно». Девушкам никакие запои не мешали распределить свое время так, чтобы к рабочему дню быть свежей, иначе бы их сразу уволили.

Мужчин все устраивало, а девушки сидели смирно, говоря «спасибо, что хоть что-то достается»

Мужчин все устраивало, а девушки сидели смирно, говоря «спасибо, что хоть что-то достается». Особенно молчаливыми были дамы с детьми. Начальство говорило: «Что-то не нравится? Досвидос! Незаменимых нет!»

Бывшие сотрудницы грозились пожаловаться в трудовую инспекцию. Иной раз действительно приходили проверки и начинался ад, потому что большинство сотрудников были трудоустроены неофициально. Как-то во время проверки мою сменщицу спрятали в подсобку, а потом вывели тайком, сказав: «Будь неподалеку, как уйдут — позвоним». Так она и гуляла до вечера. За этот день ей не заплатили.

Меня такое неравенство и дискриминация не устраивали, и я уволилась. Не хотелось причинять неудобства коллегам, поэтому в инспекцию я не пожаловалась.

«Зарплата мужчины, на чье место я пришла, была в два раза больше моей»

Анастасия, 25 лет, Казань:

Я устроилась интернет-маркетологом в одну компанию. Мне обещали оклад в 25 тысяч рублей и такую же премию — всего 50 тысяч. Руководитель заверил, что получение премии зависит от работы всей компании, а не конкретного специалиста, и каждый месяц все планы по продажам выполняются. Меня это немного смутило, но я устроилась на работу и сразу же стала выведывать информацию у других сотрудников. Первые несколько недель на вопросы о зарплате они уходили от прямого ответа, либо как-то очень тихо и смущенно говорили, что премии бывают регулярно. После первого месяца работы мне заплатили только 25 тысяч, заверив, что со следующего месяца будут давать и премиальные, так как испытательный срок закончился и все моей работой довольны — я перевыполнила план в полтора раза.

В это же время директор поссорился с одним из сотрудников и решил его уволить. В последний день перед увольнением он рассказал, что до меня в компании работал молодой мужчина с небольшим опытом работы, но очень амбициозный, и его оклад был в два раза больше моего. Получал он эти деньги стабильно и с первого же месяца, без испытательного срока. Я была в шоке!

Помощник руководителя сказал, что парню машина нужна, квартира, все это денег стоит, а мне и так все муж купит

В тот же вечер я сообщила начальству, что готова даже перевыполнять план, лишь бы оклад был 50 тысяч рублей. Помощник руководителя ответил, что это же был парень, ему машина нужна, квартира, все это денег стоит, а мне и так все муж купит, можно и не напрягаться. К слову, я была не замужем, снимала квартиру, машины у меня не было. Директор, выслушав мои доводы, спорить не стал, но заявил, что может предложить только 35 тысяч оклада и 15 тысяч премии. Я уволилась в тот же день. 

Уже потом выяснилось, что я была первым сотрудником, которому начальство пошло навстречу в вопросах зарплаты: им действительно позарез нужен был интернет-маркетолог, а я хорошо работала. Все сотрудницы сидят на окладе в 25 тысяч рублей, а большая часть мужчин получает 35–50 тысяч. После моего ухода у некоторых сотрудников произошла переоценка ценностей, ведь я была первая, кто из-за дискриминации уволился, а не смирился. Меня поддержал коммерческий директор, который в первые несколько месяцев помогал найти надежных клиентов для фриланса. 

Судиться с работодателем я не стала: во-первых, у компании хорошие юристы, а во-вторых, я не успела официально устроиться на работу, потому что хотела точно знать систему начисления зарплаты и удерживала документы. Да и проще полюбовно расстаться и получить на карточку расчет без удержаний. 

«Мужчин надо поддерживать, иначе разбегутся на подработки» 

Елена, 32 года, Тюмень:

Несколько лет назад я работала на одном госпредприятии специалистом по закупкам. Зарплата была очень небольшой, а на мои предложения взять на себя дополнительные обязанности или любую сдельную подработку руководство неизменно отвечало отказом. Вскоре я уволилась, но продолжала общаться с коллегами.

Примерно через год они пригласили меня на профильное мероприятие. Там я познакомилась с сотрудником, который пришел на мое место практически сразу после моего увольнения. Он был очень удивлен, узнав, что мне пришлось искать новую работу из-за слишком маленькой зарплаты. Оказалось, что ему платят ровно вдвое больше, причем регулярно обращаются с просьбами выполнить мелкую халтуру за деньги. Оставшимся на своих местах сотрудницам платят как раньше.

Директор по личной инициативе повысил премии только работникам-мужчинам, потому что «они же — кормильцы семей»

На днях бывшие коллеги поделились новостью: директор по личной инициативе повысил премии только работникам-мужчинам, потому что «они же — кормильцы семей, надо поддерживать, а то на заработки разбегутся». Он сказал это перед коллективом, женская часть которого практически полностью состоит из матерей-одиночек и одиноких пенсионерок. 

«Мне нужно было обучить стажера за две трети его оклада» 

Дарья, 27 лет, Краснодар: 

Сразу после окончания института я переехала в Краснодар и устроилась менеджером по продажам в одну фирму. Во время испытательного срока мне платили 10 тысяч рублей, затем — 12 тысяч — сумму, даже по меркам 2011 года довольно скромную. Однако я искренне считала, что без опыта работы претендовать на большее сложно. Так я проработала полгода. Из-за текучки кадров и дурного характера директора я осталась единственным менеджером по продажам в отделе. Ситуация сложилась комическая: один работник на пять начальников, поэтому мне стали срочно искать стажера.

Коллега-мужчина ходил к начальству жаловаться, что я получаю больше него: «Не может девчонка больше мужика зарабатывать»

Вскоре нашелся паренек моего возраста, такой же вчерашний студент, без опыта и практических умений. Представьте, как сильно я удивилась, узнав, что ему с ходу предложили зарплату в 18 тысяч рублей. Даже без испытательных сроков. То есть мне нужно было его всему научить, контролировать и проверять работу в первые месяцы, нести ответственность за ошибки, как старшей, а получала бы я при этом всего две трети его оклада. На мой вопрос «как это так?!» руководитель отдела кадров, женщина, ответила: «Ну, он же мужчина, а ни один мужчина за такие деньги работать не будет». Я написала заявление по собственному желанию, но никто так и не понял, на что я обиделась. Кстати, стажер этот отходил на работу три дня и слился. 

На следующей работе я тоже столкнулась с дискриминацией, но в другом варианте. Коллега-мужчина ходил к начальству жаловаться, что я получаю больше него: «Не может девчонка больше мужика зарабатывать». Причем коэффициент расчета премии у нас с ним был одинаковый, все зависело от личных продаж: были месяцы, когда больше получал он, были и такие, когда — я. Но второй вариант коллега искренне считал возмутительным и недопустимым.

«Коллеги ставили под сомнение мою квалификацию, потому что я девушка» 

Олеся, 25 лет, Хельсинки:

Я работала научным сотрудником в одном из технических университетов Финляндии. Хотела писать диссертацию после российской магистратуры, искала какое-то место, близкое мне по теме исследований, но у нас все хорошие места были заняты. В Финляндии образование было бесплатным и рабочий вид на жительство давал много льгот. Одна лаборатория была готова взять меня на зарплату, приличную для России, но не самую крутую для Финляндии — около тысячи евро. Я до этого никогда не жила за границей, но слышала, что аспиранты везде получают мало. Кроме того, в этой лаборатории работало несколько моих знакомых, а заведующий лабораторией был русским. Я решила, что это облегчит работу, и согласилась на переезд. 

Со мной заключили трехмесячный контракт на полставки: заведующий лабораторией объяснил, что это сделано, чтобы избежать бюрократии, и что через несколько месяцев ставку повысят. Университет выделил мне комнату в общежитии, которая стоила в два раза дешевле съемной квартиры, поэтому на жизнь мне хватало, но впритык.

Я была единственной девушкой в группе. Отношение было такое: ты — девушка в технологиях, а значит, априори хуже. В моей рабочей группе были люди, которые ставили под сомнение мою квалификацию, потому что я девушка. Мне приходилось тратить дополнительные усилия, чтобы убедить их в своей правоте. Мою работу постоянно перепроверяли, хотя я ни разу не была замечена в неточностях. Иногда меня хвалили, но звучало это как: «Ты — исключение, но вообще бабы не могут». Слышала я такое в основном от русских, изредка от арабов и мужчин других национальностей, для которых женщина — низший класс. Некоторые говорили, что заявки на гранты надо подавать от моего имени, а потом эти гранты делить, потому что сейчас девушкам охотнее выделяют деньги, хотя это глупая политика, вам и так легче, вас везде ценят. 

Бывшие коллеги сказали, что я девушка, то есть более мягкая и сама виновата, что мне не подняли зарплату

Время шло, зарплату мне не повышали, но работать просили наравне со всеми, по необходимости — в выходные или вечерами (при этом по контракту мое рабочее время было строго нормировано). После окончания контракта мне предложили заключить следующий, на ту же сумму: конец года, все получают примерно одинаково, пока нет возможности поднять зарплату всем в рабочей группе, а поднимать только кому-то одному нечестно. 

Правда вскрылась абсолютно случайно: для оформления документов моему коллеге надо было взять в бухгалтерии справку о доходах, а сам он не успевал это сделать и договорился, что справку отдадут мне. Там меня попросили проверить, что все данные верны, и я увидела, что он работает на полную ставку с зарплатой в два раза выше моей. Университет не делает липовых справок, в Финляндии с этим строго, поэтому стало понятно, что меня обманывают. Обсуждать размер зарплаты там не принято, поэтому я стала расспрашивать о вещах, не связанных с ней напрямую (например, стоимости аренды квартиры), и поняла, что всей моей группе платят больше. При этом не одна я работала там первый год. Когда я напрямую спросила у руководства, в чем причина, мне ответили: ты изначально согласилась на такую зарплату, если что-то не устраивает, пиши диссертацию в другом месте.

Оказалась, что я была не первой девушкой, попавшей в такую ситуацию. Уйти со скандалом — не вариант: специалистов в нашей области не очень много, все друг друга знают, будут последствия. Идти в суд — не факт, что докажу дискриминацию. В итоге мне пришлось уйти в другой университет на немного другую специальность. Бывшие коллеги сказали, что я девушка, то есть более мягкая и сама виновата, что мне не подняли зарплату. Я сделала выводы и лично удостоверилась, что гендерная дискриминация вовсе не сказки.

Справка «Сноба»: 

По данным Международной организации труда, в России, Бразилии и Европе женщины лучше образованы, более опытны и справляются с обязанностями эффективнее коллег-мужчин, получая при этом меньшую зарплату. 

Согласно докладу «Глобальный гендерный разрыв 2015» Всемирного экономического форума, Россия занимает 53-е место по уровню зарплатного неравенства: российским женщинам платят на 30% меньше, чем мужчинам. Эту же цифру в прошлом году назвала глава комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике и трудовым отношениям Наталья Починок. По словам вице-премьера Ольги Голодец, разрыв чуть меньше — 26%

Средняя зарплата на высоких позициях у женщин-ученых в России на четверть ниже, чем у мужчин. Зарплату в диапазоне от 50 до 100 тысяч рублей получают 15,8% женщин-исследователей и 28,4% мужчин, а зарплаты более 100 тысяч рублей имеет 1,5% женщин и 6,8% мужчин.

Россиянкам с несовершеннолетними детьми платят в среднем на 4% меньше, чем их бездетным коллегам.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Жертвы харассмента рассказали «Снобу», через что им пришлось пройти
Российские сварщицы рассказали «Снобу», как варят титановые трубы и атомные подводные лодки, теряют зрение и выходят на пенсию в 45 лет

Новости партнеров

Хитрый, вредный, грязный, пьющий — стереотипы про сантехников далеко не всегда соответствуют действительности. Начиная с того, что далеко не всегда сантехник — мужчина. Российские сантехницы рассказали, почему пришли в эту профессию, как в ней выросли и за что любят свою работу
Новая бедность бьет по женщинам: они и так получают значительно меньше мужчин, а работают больше. Они рассказали «Снобу», каково это — работать на нескольких работах
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться