Фото: Анатолий Семехин/ТАСС

TASS_6658139.jpg

Фото: Анатолий Семехин/ТАСС

Сергей Чапнин:Неудобная правда об останках

Редакционный материал

В ночь на 17 июля 1918 года была расстреляна царская семья. Почти 30 лет назад их останки были найдены, но Русская православная церковь до сих пор этого не признает. По просьбе «Сноба» бывший главный редактор «Журнала Московской патриархии» Сергей Чапнин объясняет, когда это может произойти

17 Июль 2018 10:03

Забрать себе

Следственный комитет России 16 июня вынес вердикт: найденные под Екатеринбургом останки действительно принадлежат Николаю II, членам его семьи и лицам из их окружения. Церковь между тем признавать подлинность этих останков не спешит. Ослабляя тем самым свои позиции как в обществе, так и в диалоге с Кремлем.

Интрига «Царских дней» в Екатеринбурге в этом году была лишь одна: признает Церковь подлинность царских останков или нет? И патриарх Кирилл на этих ожиданиях сыграл красиво: впервые в истории РПЦ он созвал очередное заседание Священного Синода в Екатеринбурге. В прошлую субботу оно состоялось, но… напряженное ожидание кончилось в буквальном смысле слова ничем. Синодалы об останках не говорили, никаких решений не приняли. И более того, выяснилось, что Церковь не собиралась признавать останки ни в этом году, ни в следующем.

Это был в чистом виде театральный жест. Красивый, но совершенно пустой. Синод принял ряд кадровых и технических решений, которые с масштабом даты — 100-летием со дня расстрела царской семьи — никак не сопоставимы.

В последние годы российское общество нечасто интересуется тем, что происходит в Церкви. Вопрос с царскими останками — редкое исключение. И как минимум странно, что патриарх Кирилл решил полностью проигнорировать этот общественный интерес. Он сам ни слова не сказал об останках. Его позицию — останки будут признавать Архиерейский или Поместный собор Церкви — озвучил пресс-секретарь отец Александр Волков.

Отрицание подлинности останков приводит к культивированию в церковной среде различных мифов и прежде всего мифа о ритуальном убийстве

Но почему так важен оказался этот вопрос? Для Церкви и лично для патриарха Кирилла это была последняя возможность с достоинством выйти из того тупика, в который они себя загнали 20 лет назад, отказавшись эти останки признавать без каких-либо веских оснований.

Это был вопрос политики и одновременно исторической правды. За последние 20 лет никакой альтернативной версии исчезновения или уничтожения останков членов царской семьи не возникло. Отрицание подлинности приводит к культивированию в церковной среде различных мифов и прежде всего мифа о ритуальном убийстве.

А рядом стоит и самая настоящая ересь (существенное искажение православного вероучения), получившая название «царебожия», когда последний российский император почитается как «соискупитель» России. Открыто эту ересь сегодня не исповедуют, но прикровенно о ней продолжают говорить.

Еще один стойкий миф связан с жаждой чуда и сопровождающей ее дешевой мистикой. Эти настроения очень удачно сформулировал митрополит Викентий (Морарь), некоторое время прослуживший на Екатеринбургской кафедре. Он утверждает, что не надо искать мощи или исследовать найденные останки. Господь в нужный момент сам откроет, есть ли они где-то или они уничтожены. Все человеческие усилия, в том числе и усилия Следственного комитета, судмедэкспертов и генетиков — это суета. Негоже Церкви к этой суете относиться серьезно. Надо просто смириться и ждать чуда. Когда-нибудь оно случится. И эта позиция очень популярна среди православных фундаменталистов, которые с нескрываемым презрением относятся к науке и научному знанию.

Пресс-секретарь патриарха признал, что Кирилл не разобрался в проблеме и ему нужно еще некоторое время. По срокам это будет не скоро: решение о признании останков Синод передал вышестоящему органу церковного управления — Архиерейскому собору, и последний соберется не раньше, чем через два года. Фактически это означает, что патриарху Кириллу оказалось мало 20 лет, чтобы разобраться в проблеме идентификации останков. Что нового он хочет узнать в ближайшие два года, если все экспертизы, которые возможно было провести, уже давно проведены и их можно только еще раз повторить?

В прошлую субботу после заседания Синода патриарх Кирилл и его помощники выглядели вполне уверенно. Они не сомневались: ситуация полностью под контролем и неожиданностей быть не должно.

Однако уже в понедельник в сюжете с останками возник неожиданный довольно опасный для патриарха поворот: Следственный комитет РФ сделал ясное заявление, что в подлинности останков нет никаких сомнений.

Иначе как прямым ударом по позиции патриарха Кирилла это заявление назвать нельзя. По всей видимости, явное затягивание с принятием решения начинает всерьез раздражать Кремль.

Захочет ли патриарх пободаться с Кремлем и продолжит ли он тянуть с принятием решения? Или пойдет на компромисс и даст команду быстро признать останки? Вопрос открытый.

Но уже очевидно, что патриарх Кирилл утратил инициативу и оказался в слабой позиции. Это тот редкий случай, когда нежелание признать правду может стоить Русской православной церкви очень дорого.

Новости партнеров

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.

1 комментарий
Сергей Кравчук

Сергей Кравчук

Хорошо, что в Японии царская кровь считается священной и поэтому в японском музее города Оцу до сих пор хранится платок, которым вытирали кровь Николая 2, тельняшка, диван, на котором он сидел, и сабля, которой его ударили.

И ДНК этой крови не совпадает с ДНК останков Николая 2, которых принуждают признать РПЦ и которым принуждают поклонятся россиян.

 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться