Все новости

Редакционный материал

Василий Ряженов: Ни в одной стране мира нет достаточных средств на бесплатное или льготное лекарственное обеспечение всего населения

Российский Минздрав разрабатывает проект единого регистра получателей льготных препаратов. Глава ведомства Вероника Скворцова считает, что его внедрение — первый шаг, необходимый для запуска госсистемы лекарственного страхования, которая позволит россиянам, подключенным к системе ОМС, получать в аптеках лекарства бесплатно или финансовую помощь при покупке дорогостоящих препаратов. О принципах работы системы лекарственного страхования «Снобу» на Ежегодном международном форуме «БИОТЕХМЕД» рассказал один из ее разработчиков, заведующий кафедрой регуляторных отношений в области обращения лекарственных средств и медицинских изделий МГМУ имени Сеченова Василий Ряженов

30 Сентябрь 2019 17:00

Фото: Личный архив Василия Ряженова


Ɔ. В чем отличие нынешней системы получения льготных лекарств от лекарственного страхования?

Сегодня граждане России могут рассчитывать на бесплатные лекарства, только попав в стационар — затраты на покупку препаратов в этом случае покрывает система ОМС. При лечении амбулаторно льготные лекарства получает не больше 20 процентов населения, или около 30 миллионов человек: люди с инвалидностью, ветераны и дети до трех лет. Система лекарственного страхования необходима, чтобы «покрыть» остальные 80 процентов россиян, не имеющих права на бесплатные лекарства. Им будет предложена «базовая лекарственная помощь». Изначально, когда вводилось ОМС, подразумевалось, что следующим шагом станет внедрение системы «всеобщего лекарственного обеспечения» — так лекарственное страхование называют в Минздраве.


Ɔ. Работодатель перечисляет в федеральный фонд ОМС около 5% от зарплаты сотрудника. После внедрения лекарственного страхования размер этих отчислений вырастет?

Да, потребуются дополнительные перечисления в страховые компании. Их размер не превысит 2–3% от заработной платы.


Ɔ. Попадут ли под «лекарственное страхование» ИП и самозанятые?

Речь идет о всеобщем лекарственном обеспечении. Участниками программы станут все работающие и неработающие граждане страны.


Ɔ. Как технически будет выглядеть схема получения лекарства пациентом?

Врач будет выписывать рецепт в электронном виде. По этому рецепту человек сможет получить лекарства в ближайшей государственной или частной аптеке, которая потом выставит счет страховой компании. Это очень простая и прозрачная процедура, которая, правда, требует создания «сквозной» информационной системы: поставщик лекарств — врач — пациент — аптека — страховая компания.


Ɔ. Какие препараты включает «базовая лекарственная помощь»?
 

Это будут лекарства, входящие в перечень ЖНВЛП (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты. — Прим. ред.), цены на них регулируются государством. Сегодня в этом списке больше 3000 наименований. Вероятнее всего, это будут только отечественные препараты, в том числе российские дженерики.


Ɔ. Замена оригинальных лекарств дженериками настораживает.
 

В рамках системы лекарственного страхования у человека не будет обязательства использовать именно дженерик. Если он захочет купить оригинальный препарат, который, как правило, существенно дороже, государство компенсирует часть затрат, например, в размере стоимости дженерика. Оставшуюся часть пациент должен будет оплатить сам. В мировой практике это называется «соплатеж». Пилотные проекты по всеобщему лекарственному обеспечению еще не завершены, и точных параметров системы пока нет.


Ɔ. Все ли дженерики одобрены Всемирной организацией здравоохранения и считаются безопасными за рубежом?

Любое продаваемое в России лекарство можно считать безопасным и клинически эффективным. Если препарат легально обращается на российском фармрынке, значит, он прошел регистрацию в Минздраве. При этом, конечно, клиническая эффективность оригинального лекарства и дженерика может отличаться.

Ни в одной стране мира в настоящее время нет достаточных средств на бесплатное или льготное лекарственное обеспечение всего населения. Не стоит забывать, что стоимость оригинальных препаратов зачастую очень высока. Эксперты ВОЗ для снижения стоимости фармакотерапии рекомендуют политику замены оригинальных препаратов дженериками.


Ɔ. Вы говорите, что у дженериков подтверждена только безопасность, но не эффективность. Не получится ли так, что врачи будут вынуждены выбирать неоптимальное лечение и жертвовать эффективностью ради того, чтобы пациент получил лекарство бесплатно?

Если мы говорим о дженериках производства крупных известных компаний, то клиническая эффективность будет сопоставима.


Ɔ. Некоторые ваши коллеги считают, что лекарств из списка ЖНВЛП может быть недостаточно, что этот список раздут и большинство препаратов из него не востребованы. Вы учитываете этот фактор при разработке системы?
 

Действительно, некоторые препараты из списка ЖНВЛП очень давно обращаются на российском фармацевтическом рынке и могут быть неактуальны. Но это единичные случаи. Я не считаю перечень «раздутым». У врача должен быть широкий выбор альтернатив, и текущий перечень предоставляет такую возможность.


Ɔ. В список ЖНВЛП входит много препаратов, не имеющих доказанной эффективности. Зачем государство тратит на них деньги, если это не снижает бремя нагрузки на систему здравоохранения?

Не стоит недооценивать российских лечащих врачей и организаторов здравоохранения. Никто не будет закупать и использовать неэффективные лекарства. Так что никакой излишней нагрузки на бюджет здравоохранения я тут не вижу.

В России действует программа «Двенадцати нозологий», по которой бесплатно получают лекарства в том числе и больные рассеянным склерозом. Это очень дорогие препараты, стоимость одного из них превышает миллион рублей. Внедрение лекарственного страхования как-то коснется таких пациентов? Им тоже будут лишь «софинансировать» покупку лекарств?

Россияне, получающие лекарственную помощь по этой программе, относятся к категории льготников, это как раз те 20 процентов граждан, о которых я говорил выше. Это государственная помощь, которая не изменится после внедрения системы всеобщего лекарственного обеспечения. Эти люди продолжат получать дорогостоящие препараты на безвозмездной основе.


Ɔ. В чем выгода государства во внедрении лекарственного страхования? Первая мысль, которая приходит в голову: оно не справляется и хочет переложить часть своих обязанностей на граждан.

Конечно, бюджеты на закупку лекарств сильно ограничены. Это проблема всех стран, не только России. То, что 80 процентов населения не охвачено льготным лекарственным обеспечением на амбулаторном этапе, негативно влияет на все: от показателей смертности и рождаемости до эффективности труда.

Сегодня не все россияне после выхода из больницы или посещения поликлиники продолжают назначенное лечение. Они просто не покупают лекарства в аптеке, не хотят платить из своего кармана. Лекарственное страхование эту ситуацию должно исправить. Благодаря ему система здравоохранения сможет отслеживать эффективность лечения пациента.


Ɔ. Пилотный проект лекарственного страхования сейчас действует в Кировской области. Там участникам эксперимента, страдающим от гипертонии, выдавали препараты для нормализации давления. Какие результаты?
 

Это проект лекарственного обеспечения пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, не входящих в льготные категории граждан. В данном случае использовалась модель «соплатежа», о которой мы говорили раньше. Предварительные результаты показывают снижение как общей смертности, так и смертности в трудоспособном возрасте.


Ɔ. Какой размер должен быть у фонда лекарственного страхования? Сколько россияне тратят на лекарства?

В Минздраве считают, что потенциальные затраты фонда составят более 555 миллиардов рублей. Сам фармацевтический рынок в России в прошлом году оценили почти в 2 триллиона рублей.


Ɔ. О скором запуске системы лекарственного страхования в Минздраве говорят уже несколько лет. Ранее ее хотели внедрить уже в 2020 году. Сейчас понятно, что это произойдет гораздо позже. Есть какая-то определенность в этом вопросе?

Говорить о сроках сложно, но на полноценный запуск программы потребуется не менее двух-трех лет.

Беседовал Никита Павлюк-Павлюченко

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Американский хирург-трансплантолог Джошуа Мезрич написал книгу «Когда смерть становится жизнью. Будни врача-трансплантолога», в которой рассказал, как и когда стала возможна пересадка человеческих органов, по какому принципу распределялись органы среди тех, кому они были необходимы, и какому риску подвергается здоровый человек, решивший стать донором. «Сноб» публикует одну из глав
Если у вас есть дети, вы наверняка сталкивались с одной из очень частых ситуаций, которые описаны ниже. Решения, принятые врачами в этих ситуациях, с точки зрения современной медицины как минимум некорректны. Педиатр Федор Катасонов объясняет, почему, несмотря на обилие современной доказательной информации, врачи продолжают их принимать

Новости партнеров

Врач-пульмонолог и реаниматолог Даниэла Ламас написала книгу «Жизнь взаймы: Рассказы врача-реаниматолога о людях, получивших второй шанс», которая выходит в издательстве «Альпина Паблишер». В ней автор рассказывает, что пережили ее пациенты и с чем может столкнуться каждый из нас. Как принять тот факт, что твоя жизнь зависит от аппарата в груди, что чувствует человек, ставший реципиентом чужого органа, как найти в себе силы бороться с болезнью? «Сноб» публикует одну из глав