Все новости

Редакционный материал

Баранья кровь, гранаты с навозом и синяки. Как московский Союз журналистов и Минобороны готовят военных журналистов на курсах «Бастион»

Редактор РИА «Новости» Свят Павлов обратился в Следственный комитет с жалобой на побои и издевательства со стороны организаторов курсов для подготовки журналистов к работе в горячих точках «Бастион». Павлов досрочно покинул тренинг из-за полученных травм. Организацией тренинга занимается московский Союз журналистов, Минобороны и другие силовые ведомства. «Сноб» выяснил, чему учат журналистов в «Бастионе» и как подобные курсы проходят за рубежом

3 Октябрь 2019 16:55

Фото: Национальный антитеррористический комитет

Курсы «Бастион»

Учебно-практические курсы «Бастион» проводятся ежегодно с 2006 года. За это время их прошли более 700 журналистов. Раньше участие в таких тренингах было добровольным: по закону журналист мог отправиться в горячую точку и без специальной подготовки. С 1 сентября 2019 года вступили в силу поправки к закону «О СМИ», и обучение стало обязательным условием для отправки в командировку в зону военных действий.

Каждый учебный поток курсов «Бастион» прибывает на полигон, где моделируется обстановка, максимально приближенная к боевой. «Главная задача — предоставить журналистам возможность приобрести практические навыки работы в экстремальных условиях. На занятиях обсуждаются особенности работы журналистов в ходе ведения боевых действий, массовых беспорядков, стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций», — так программу тренинга описывают ее организаторы. Продолжительность курса — семь дней.

Что случилось с Павловым

С 15 сентября Свят Павлов проходил курсы «Бастион» в Крыму. Всех журналистов поселили в казарме военной части, хотя Союз журналистов Москвы обещал, что участники тренинга будут жить в комфортабельных номерах. Журналистов заставляли ходить по военной части строем. Покидать территорию было запрещено. 

На лекции председателя Союза писателей России Николая Иванова организаторы инсценировали нападение террористов — их роли исполняли морские пехотинцы. Павлов выпрыгнул в окно и побежал по территории воинской части, после чего был пойман одним из морпехов. 

«Метров через пятьдесят он меня догнал, уложил в асфальт и потащил в зал к остальным. Дальше нам всем надели на голову холщовые мешки и связали руки. Все это сопровождалось побоями, оскорблениями и стрельбой над головой. Лично меня таскали за волосы и душили мешком, — рассказывает Святослав Павлов. — Затем всех в мешках на голове погрузили в автобусы и повезли на полигон, где издевательства и унижения продолжились. Там нас заставляли ползать на коленях по острым камням и колючкам, причем с тем же мешком на голове. С меня сняли мешок, лишь когда я начал задыхаться и терять сознание. В этом смысле мне повезло, потому что над остальными измывались еще где-то полчаса. Кульминацией стал обильный полив избитых журналистов бараньей кровью». 

Всего в спецподготовке журналистов участвовало 30 человек, среди них были девушки. По словам Павлова, одну из них увезли на скорой с истерическим припадком в больницу, другой порвали ухо, вырвав сережку. Должной медицинской помощи никто не получил.

«Никакой скорой не было — это раз. Что касается моего уха, я недавно сделала пирсинг, во время учений его задели (не солдат, свой же), естественно, рана закровоточила. Так даже в этот момент меня увели медики и обработали мою царапину», — прокомментировала ситуацию якобы пострадавшая Александра Карнович. Поведение же самого Павлова на курсах она назвала «деструктивным и вызывающим». Жалоб от других участников тренинга также не поступало.  

Реакция организаторов 

Военные-«террористы» опровергают информацию о том, что журналистов обливали бараньей кровью. Представитель бригады морской пехоты Черноморского флота утверждает, что для имитации крови использовалась краска. Но тот факт, что у участников курса были ссадины и синяки, военные отрицать не стали. 

«Ну, если оказался сопляк, мальчик с недоразвитой психикой, ему не надо было идти на эти курсы и вообще ездить в места, где есть боевые действия», — так ситуацию прокомментировал председатель Союза журналистов Москвы Павел Гусев. По его словам, Свята Павлова отчислили с тренинга за прогул и его никто не избивал. Председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев, напротив, считает, что жалобу Павлова нужно расследовать. В связи с жалобой Павлова РИА «Новости» проводят внутреннее расследование.

Виктория Савицкая, корреспондент еженедельника «Собеседник»:

Я проходила подготовку на курсах «Бастион» в июне 2017 года в Коврове Владимирской области. На моем потоке было 32 человека, из них 5 девочек. Причем среди них были и опытные ребята, которые уже не раз бывали в горячих точках. И из 32 человек у нас не было ни одного, кто пожаловался бы на что-то, кто был бы чем-то недоволен. 729 журналистов закончили эти курсы, а пожаловался только один. 

Нас брали в плен, связывали руки, гоняли ‌с‌ ‌мешками‌ ‌на‌ ‌голове‌ ‌по‌ ‌лесу, учили правильно падать на землю в случае, если рядом взрыв. Гранаты вокруг нас летали постоянно. На экзамене несколько гранат были начинены навозом. Так вышло, что одна из них упала недалеко от одной из участниц, и содержимое гранаты оказалось у нее на лице. Но специально нас никто не бил.

После курсов легкие повреждения были у всех: я тоже приехала домой вся в синяках, и ничего страшного. Что касается серьезных повреждений, их ни у кого не было. Вообще, руководители тренингов следили за нашим здоровьем, спрашивали, хотим ли мы сойти с дистанции. Но никто не захотел.

Леонид Рагозин, журналист:

«Обычно подобные курсы проводятся частными компаниями, где работают бывшие военные. Они подписывают большое количество соглашений и берут на себя существенные юридические обязательства. Жалобы от участников курсов на то, что их физическому или психологическому здоровью был причинен серьезный вред, ставят такие курсы под угрозу закрытия. Поэтому на тренингах, организованных частными компаниями, не бывает жутких унижений и серьезных травм. 

Кроме того, с функциональной точки зрения, для того чтобы подготовить журналиста для работы в горячих точках, такие издевательства ни к чему. Ничего хорошего из такого опыта человек вынести не может. На курсах подготовки для военных корреспондентов человек должен получить представление о том, что его ждет, и представить, как он мог бы пережить такие испытания, а не испытать это на себе в прямом смысле.

Я был на курсах подготовки к работе в горячих точках. Там были ситуации, когда нам давали почувствовать, что такое сидеть с мешком на голове, что такое, когда тебя пинают, подгоняют, на тебя кричат, пытаются подавить твою волю. Была даже имитация расстрела. Но грань между реальностью и «театром» была проведена очень четко. Вообще, процентов семьдесят программы были посвящены оказанию первой помощи: как определить тип раны, как спасти жизнь человеку, как спасти собственную жизнь, если вы ранены и находитесь один, как обращаться с бинтами, с лекарствами. Было много тренингов по коммуникации на блокпостах. Для военного журналиста это рутина. С этим сталкиваешься куда чаще, чем с захватом в плен».

Подготовили Алена Лобанова, Ксения Праведная

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В российский прокат 7 марта вышел байопик «Частная война», рассказывающий о судьбе военной журналистки Мэри Колвин, погибшей в 2012 году в Сирии. Лауреат Пулитцеровской премии Сергей Пономарев посмотрел фильм и поговорил со «Снобом» о том, насколько правдив фильм, о страхе, который влияет на работу корреспондента в горячей точке, и о том, как надо готовиться к поездке на линию фронта
«Сноб» поинтересовался у коллег погибшей в Африке съемочной группы, был ли у нее шанс на спасение, если бы ей была обеспечена вооруженная охрана и поддержка официальных властей

Новости партнеров

Что стало известно о гибели Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко